Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тора запрещает и одалживать под проценты, и брать под проценты, то есть и ростовщик, и его клиент нарушают запрет Торы

Пишет Рамбам в книге «Яд Хазака» в законах «дающего в долг и одалживающего»: «Тора запрещает и одалживать под проценты, и брать под проценты, то есть и ростовщик, и его клиент нарушают запрет Торы». (перек 4).

Давайте выясним суть закона, запрещающего еврею давать ссуду под проценты. Сначала разберем небольшой отрывок из Гемары «Баба Меция» (стр.61):

Сказал Рова: Почему Тора

— отдельно запретила рибис [ссуду под проценты — где это написано в Торе, мы упомянули в начале нашей статьи],

— отдельно запретила грабеж

В главе «Кдошим» (19;13) сказано: «Не задерживай оплату рабочему [даже если он не бедный], не грабь, не задерживай до утра оплату рабочему, которого нанял работать поденно».

— и отдельно запретила обман в торговле

В главе «Беар» (25;14) сказано: «Когда будете заниматься продажей или покупкой в народе своем, не обманывайте один другого?»

Смысл этого вопроса объясняет Раши. По его словам, суть у этих запретов одна, а именно, Тора запрещает наносить ущерб имуществу человека. В основе вопроса Рова лежит один из важнейших принципов изучения Торы. Известно, что в Торе нет ни одного лишнего слова и, если мы докажем, что, например, запрет воровства вытекает из запрета ссуды под проценты или из запрета обмана в торговле — это обязывает нас понять, для чего Тора отдельно запретила воровство.

Отвечает Гемара: «Все три запрета необходимо было написать».

1)Если бы было написано в Торе только: «Нельзя давать в долг под проценты», мы не могли бы выучить из этого, что запрещены также грабеж и обман. Т.к. можно было бы сказать, что ссуда под проценты запрещена не из-за того, что один наносит ущерб имуществу другого, а это особое постановление. Ведь мы нашли, что такую ссуду не только нельзя давать, ее также запрещено брать. То есть эта заповедь Торы запрещает операцию с ссудой под процент не только для ростовщика, но и для его потенциального клиента. Хотя последний, как и любой хозяин, может делать со своим имуществом все, что хочет.

2)Если бы было написано только «нельзя грабить» — тогда бы мы могли подумать, что запрет относится лишь к ситуации, когда ограбленный был принужден. А когда он сам соглашается [расстаться со своим имуществом], как в случае с ссудой под проценты или, если он недостаточно внимательно отнесся к сделке и дал себя обмануть, как в случае торговли с обманом, Тора не запретила.

3)Наконец, если бы было написано в Торе только «нельзя обманывать в торговле», мы бы сказали, что этой заповедью Тора запрещает обман и ложь, и этот запрет не относится к ссуде и грабежу. В случае ссуды имеется обоюдное согласие сторон, и никто никого не обманывает, все открыто. В случае грабежа нет согласия сторон, однако нет и обмана, все открыто.

Таким образом, из каждого запрета в отдельности мы бы не смогли выучить два остальных запрета. Все же спрашивает Гемара: «Может быть, если бы в Торе было написано только два запрета, из них мы могли бы выучить и третий?»

1)Если бы Тора запретила грабеж и обман — могли бы мы из этого выучить, что нельзя давать в долг под проценты? Нет, невозможно, так как в случае ссуды «ограбленный» идет на убыток сознательно, тогда как в случае грабежа он, естественно, не согласен, а в случае обмана потерпевший и не знает об этом.

2)Если бы Тора запретила ссуду под проценты и грабеж — можно было бы выучить из этих двух запретов, что нельзя также обманывать в торговле? Нет, так как и проценты, и грабеж не имеют места в честной торговле, а то, что происходит при обмане, иногда присутствует. Ведь случается, что человеку срочно необходима какая-то вещь, и он готов за нее заплатить во много раз дороже, чем она стоит.

3)Осталась последняя возможность: если бы Тора содержала запрет ссуды под проценты и запрет обмана в торговле, то можно ли было бы выучить из них, что нельзя грабить? Отвечает Гемара: «Да, можно!» Обман доказывает, что ссуда запрещена не по особым причинам ссуды, а ссуда доказывает, что обман запрещен не по особым причинам обмана. Они имеют «общий знаменатель» — один человек грабит другого. Способы разные, а суть одна.

Если так, то зачем же Тора дополнительно запретила воровство?

Далее Гемара ищет ответ на этот вопрос, но для нас уже стало ясно, что запрет воровать и грабить мы учим из запретов Торы давать в долг под проценты и обманывать.

В этой Гемаре мы видим следующее:

1)Тот факт, что Тора запретила не только давать в долг под проценты, но и брать ссуду, не является причиной для того, чтобы сделать вывод, что это особое постановление. В основе этого запрета, так же как и запрета обманывать, лежит запрет наносить ущерб имуществу другого человека.

2)Из запретов грабежа и обмана мы бы не выучили, что нельзя ссужать под проценты, т.к. в случае ссуды клиент знает и согласен, чтобы его «ограбили». Но из запретов ссуды под проценты и обмана мы можем выучить запрет грабить. А это значит, что ссуда под проценты является грабежом. Вот как говорит Гемара (там же ):

«Общий знаменатель ссуды под проценты и обмана — это грабеж».

Но это не обычный грабеж, а грабеж с согласия ограбляемого, то есть как бы «узаконенный». И это ясно из приведенного выше объяснения различия между ссудой и сдачей внаем: в случае ссуды «плоды», добываемые посредством денег, не имеют никакого отношения к ростовщику, поэтому, взяв за эти «плоды» плату, ростовщик просто грабит клиента, несмотря на то, что клиент согласен.

Тот факт, что ростовщик отказался от пользования своими деньгами в пользу клиента, не является предметом купли-продажи. И это имеет в виду Гемара, сказав, что из запретов ссуды под проценты и грабежа нельзя выучить запрет обмана, поскольку в обмане есть ситуация, разрешаемая законом, а именно, тот случай, когда покупатель готов заплатить за вещь, которая ему очень нужна, дороже ее стоимости. А в сдаче внаем оплачивается пользование предметом — пользователь получает «плоды», а взамен дает деньги. Тот факт, что хозяин предмета отстранился на время от пользования им и мог бы сам иметь эти «плоды», не является причиной дополнительной оплаты.

В вышесказанном мы хотели отразить только суть запрета, но не имели в виду, что ссуда под проценты — это абсолютный грабеж, и в ее отношении работают все законы Торы, которые связаны с грабежом. Поскольку клиент согласен и идет на сделку сознательно — это выходит из рамок обычного грабежа, так как в принципе по закону Торы человек — абсолютный хозяин своего имущества и может делать с ним все, что хочет: как увеличивать, так и уменьшать. Если ему захочется, может сжечь все свои миллионы, а если он попросил вас ему в этом помочь — это его право. И еще, мы ведь знаем, что воровать нельзя как у еврея, так и у нееврея, а ссуду под проценты можно давать нееврею (и, соответственно, брать у него). Тогда почему Гемара называет это грабежом?

Напомним еще одну деталь: запрет ссуды под проценты распространяется и на самого клиента — «ограбляемого по собственному желанию», и на гаранта, и на свидетелей, и даже на секретаря, составляющего соответствующий документ, чего нет в обычном грабеже. Таким образом, этот запрет относится к обществу в целом. Тора запретила евреям основывать взаимоотношения на грабеже и, несмотря на то, что все участники согласны со сделкой и довольны, такая сделка противоречит принципам любви и единения, на которых евреи обязаны строить отношения.

Мир Торы


Почему люди среднего достатка нередко оказываются более щедрыми спонсорам религиозных учреждений, чем миллионеры? Притча о королевской армии, которую приводит Хафец-Хаим, полностью отвечает на этот вопрос. Читать дальше