Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Путь еврейского самовоспитания.

Как превратить дурные качества в яркий свет маяка

Достаточно часто человек считает два явления несовместимыми только потому, что не понимает их глубинной сути, а ограничивается поверхностным взглядом. А стоит ему проникнуть в истинное существо явления, в его душу, как противоречие снимается. Тогда и вопросов не возникает, и ответы на них не нужны — две противоположные вещи на самом деле оказываются просто разными проявлениями одного принципа. Вот и сейчас, когда ты изучил наши слова, у тебя возник трудный вопрос. «Здесь какое-то противоречие! — говоришь ты себе. — Сначала мне обещали, что я стану лучше и вырасту в одного из великих евреев, даже если не ощущаю в себе ни величия, ни каких-то особенных способностей — просто потому, что в моей душе скрыто Б-жественное сокровище. Высшая святость, — сказали мне, — скрытая во мне и таящаяся даже от меня самого, должна проявиться в труде моего тела и усилиться в труде моей души. А потом вдруг оказывается, что автор считает, что моя душа полна дурными качествами, и объясняет, как от них избавляться. Я еще могу примириться с тем, что не вижу заключенной во мне святости. Но почему, вдруг, я должен чувствовать себя плохим и узнавать о том, от каких болезней страдает моя душа? Откуда вообще могут взяться эти дурные качества, которые укоренены в моей душе, как прирожденная часть ее, если я на самом деле — сокровище святости?».

Мы уже сказали, противоречие здесь кажущееся, и возникает оно лишь тогда, когда ты видишь лишь внешнюю сторону явлений. Но мы не можем всегда ограничиваться одной видимостью и надеяться при этом понять все до конца! Например, говоря о дурных качествах, мы смотрели на них только с одной стороны. Мы задавали только один вопрос: как удержаться от их проявлений, как обуздать их и как добиться того, чтобы с их помощью человек не разрушил ни самого себя, ни других? Но для достижения нашей цели этого совершенно не достаточно. Мы должны сами эти дурные качества превратить в ярко светящий маяк, в пылающий Небесным огнем костер, должны сами эти качеств научиться использовать для служения Творцу. Все свойства нашей души должны стать свойствами святого народа, «народа-сокровища и народа священников». Именно этого хотел от нас Б-г, и именно этого Он от нас потребовал.

Действительно, человеческий разум только скользит по поверхности явлений, и ему наши качества представляются дурными. Поэтому Б-г послал нам Баал Шем Това, святого человека Б-жьего, а вслед за ним — его учеников, даровавших Израилю свет. И они открыли нам, что все качества еврейской души святы, все имеют свою основу на Небесах, и только внизу, одеваясь в оболочку этого мира, они изменяют вид и начинают казаться дурными, покуда мы не знаем, как с ними обращаться. Как если налить чистую воду в грязную тарелку: вода тоже будет казаться грязной, потому что тарелка будет просвечивать сквозь нее.

«Если ты не знаешь, то хотя бы слышал», что на Небесах есть такие особые качества — их называют сфирот, — в которые облекается Б-жественный свет и Б-жественная святость. И через них Б-г проявляется и действует в сотворенных Им мирах. Может быть, ты еще не знаешь точно, что такое на самом деле эти сфирот, потому что ты пока не дорос до того, чтобы изучать кабалистические книги. Но ведь в молитве ты перечисляешь их, когда говоришь: «Ты велик, Б-же, и Тебе принадлежат Гвура, Тиферет, Нецах, Од…» — а это и есть сфирот! А, исполнив заповедь счета Омера, ты просишь об исправлении того, что было нарушено в различных сфирот, таких, как хесед внутри хеседа, хесед внутри гвуры и так далее. И через них, через эти сфирот, Б-г одаряет светом и нас, «народ, близкий к Нему». Другими словами, как в Небесах существуют особые качества, сфирот, так же существуют они и в нашем мире, проявляясь как наши душевные качества. И созданы они были для того, чтобы облечь в них Его волю и проявить через них Его святость. Например, в высших мирах существует сфира, называемая хесед, благодеяние — и в наших душах тоже живет качество благодеяния, непосредственно происходящее от любви Б-га к народу Израиля и любви ангелов к своему служению. (Это ведь про ангелов мы говорим в благословении перед Шма: «И предоставляют в любви право друг другу…»). Это наше свойство должно появляться только ради святых и возвышенных целей: ради любви к Б-гу, к Его святой Торе и к народу Израиля. А сфира под названием гвура, мощь, преобразуется в наших душах в истинный трепет перед Б-гом. Причем мы говорим не о той дремлющей любви и не о том скрытом трепете, которые заключены в каждой еврейской душе по самой ее природе: они ведь по большей части не видны и не заставляют душу дрожать в трепете! Каждый еврей должен хотя бы время от времени сосредотачиваться на том, чтобы пробуждать в себе любовь к Б-гу, страсть и томительное стремление к Нему, и молиться: «Б-же! Приблизь меня к Себе! Зачем Ты скрыл от меня Свой лик, и почему я так далек от Твоей святости?». Чувствовать себя он при этом должен так, как чувствует сын, надолго разлученный с любимым отцом: он весь проникается тоской и влечением, и сердце его испытывает настоящую боль. И то же самое — трепет перед Б-гом. Еврею совершенно не достаточно того трепета, который от рождения заключен в его сердце, трепета, который в его душе никак не проявляется, не сдавливает, не пробуждает ее. Нужно выделять время специально для того, чтобы пробуждать в себе трепет, заметный и истинный, подобный трепету простого человека при встрече с великим царем. Ведь тогда нельзя не заметить, как человек трепещет перед его великолепием и славой, перед величием, столь явно открывшимся его глазам!

Смотри, что говорит Рамбам, а затем повторяет Шульхан арух (Орах Хаим 1): «Когда человек утвердит в своем сердце мысль о том, что великий Царь, Всевышний, заполняющий всю землю Своим великолепием, стоит перед ним и наблюдает за его поступками (а ведь именно об этом говорит стих: “Разве спрячется человек в теснине так, чтобы Я не увидел его?!”), тут же снизойдет на него трепет и смирение из-за страха перед Б-гом благословенным, и он будет всегда тушеваться перед Ним». В этом и состоит принцип, о котором мы говорим: важен не дремлющий трепет, какой вызывает имя далекого царя, когда человек только умом представляет себе, что где-то там, далеко-далеко, есть какой-то царь, и перед ним, как говорят, нужно трепетать, потому что он может наказать, а может и наградить. Совсем нет! Это должен быть трепет, смирение и страх перед Б-гом, Который прямо здесь и сейчас стоит перед тобой и видит все, что ты делаешь. Такой трепет ощущает все тело, кости стучат друг о друга и человек осознает себя полным ничтожеством рядом с Тем, Кто стоит перед ним. Такое чувство будет постоянным и сильным, и никакие телесные желания и страсти его не пересилят. И даже в те моменты, в которые присутствие Б-га не настолько очевидно, тебе достаточно будет просто вспомнить, как ты трепетал перед Ним час или два назад, — и ты со всех ног побежишь от малейшего греха, от любого плотского желания, хоть в чем-то нарушающего Его волю! И если в этот момент ты заглянешь внутрь себя и заметишь, что сделал, сказал или даже подумал что-то неправильное, или если поймаешь себя на безделье, в котором — корень всякого преступления, сразу рассердишься на самого себя и закричишь: «Караул! Как же я мог так повести себя, как будто я вовсе и не еврей, Б-же упаси! Г-споди, прости меня, прими меня снова к Себе, потому что стремлюсь я к Тебе всем своим сердцем!».

Так вот, наши душевные качества — это те самые сфирот, в том виде, в котором они проявляются в нашем мире. И как тяжко подобало бы нам переживать за эти дворцы святости, которые мы разрушили, за маяки, которые погасили! Как ужасно, что ту самую любовь, которую Б-г взял с самых вершин святости и вложил в нас, чтобы мы любили Его, служили Ему и уподобились бы Его ангелам, мы тратим на то, чтобы тянуться душой к глупостям! А ту самую мощь, которая нужна нам, чтобы трепетать перед Б-гом, как трепещут ангелы, мы тратим на бессмысленные страхи, на гнев и беспричинную ненависть!

Любимый сын Творца! Мы уже не раз и не два говорили тебе, что главный твой воспитатель — это ты сам, и никто другой. Если ты сам не возьмешь в свои руки штурвал, чтобы самому управлять своим кораблем, если ты не станешь самому себе штурманом и капитаном, твое судно может разбиться и утонуть в бушующем море материального мира с его страстями и человеческими желаниями. Тогда уже никакие учителя и раввины не смогут помочь тебе, Б-же упаси! Поэтому мы чувствуем необходимость непременно объяснить тебе это важное правило, причем так доходчиво, чтобы пониманию не помешали ни недостаток знаний, ни молодость. Знай и запомни, что даже те душевные качества, которые ты считаешь дурными, на самом деле излучают путеводный свет, освещающий тебя изнутри, что они — те же самые сфирот из верхних миров, которые прошли цимцум и спустились к тебе. Поняв это, ты с легкостью сможешь исправить их, возвратив к их прежней святости. Ведь начало всякого лечения состоит в том, чтобы понять истоки болезни, узнать, от чего она происходит и где таится.

В чем разница между тем, как проявляются качества характера и другие свойства человека, такие, как мудрость или сила? Свою силу человек может проявить и без всякого внешнего стимула: просто напрячь мускулы, сжать кулаки и сказать себе: «Если бы тут сейчас появился мой враг, я бы его на кусочки разорвал!» В этот момент он чувствует прилив сил, хотя никаких врагов здесь и не было, и хотя он о них вначале даже не думал. Более того, особенно сильные люди время от времени просто обязаны подраться, причем не из ненависти и не для того, чтобы показать свою доблесть, а потому, что избыток накопившейся в них силы требует выхода. Другими словами, их сила проявляется не потому, что они получают вызов на бой от другого силача — наоборот, внутренняя сила заставляет человека проявить себя богатырем и заставляет его бороться, как всем известно.

И то же самое можно сказать о мудрости. Иногда человек вдруг начинает с искренним интересом обдумывать какую-то сложную задачу вовсе не из-за того, что эту задачу кто-то поставил перед ним и теперь ее необходимо разрешить. Наоборот, мудрость, долго копящаяся у него в мозгу без использования, требует найти для себя какую-то область применения. Именно поэтому мудрецам не свойственно безделье: сама их мудрость требует от них изучать проблемы и углубляться в них, поскольку желает выразиться.

С душевными же качествами все обстоит не так. Они никогда не начинают действовать сами, пока не случится что-то, что потребует их проявления. Гнев и страх возникают всегда по каким-то внешним причинам. Не будь причины, не стал бы человек сам по себе ни гневаться, ни бояться. Если человек испытывает страх без причины — это признак известной душевной болезни. То же самое и любовь: она возникает, только когда появляется какой-то предмет, который человек может любить, а вовсе не сама по себе. Сам по себе человек может только лишь быть в какие-то моменты более склонным к проявлению гнева, а не любви, а в какие-то — наоборот. Бывает также, что один человек вообще более склонен к проявлениям любви, а другой — к проявлениям гнева. Однако и у того, и у другого эти чувства реально возникают только при встрече с предметами, пробуждающими их к жизни. Не бывает, как в случае с мудростью или силой, чтобы гнев вдруг пробудился сам по себе и заставил человека искать кого-то, на кого можно разозлиться. И не может быть, чтобы любовь вдруг возникла и заставила человека искать, кого бы полюбить1. В этом, в частности, можно усмотреть причину того, что качества, попав в душу человека, облекаются нечистой оболочкой. Когда человек ощущает одно из своих качеств как душевное движение, он видит его не в его первоначальной святости, не как святой трепет или святую любовь. Также не в его власти ощутить «просто трепет» или «просто любовь», а затем самому выбрать, направить ли их к святости или к чему-то другому. Он с самого момента их проявления ощущает их как дурные свойства своей души: любовь к пустым вещам, гнев или ненависть к тем, кто их не заслуживает. Он не может ощутить их так, как ощущают силу или мудрость: как «просто силу» или «просто мудрость», которые присутствуют в нем постоянно, а он направляет их, когда хочет и на что хочет. Ведь сила и мудрость проявляются и пробуждаются к жизни сами по себе, поэтому человек и в состоянии ощутить их как нейтральные, ни на что не направленные. А душевные качества становятся видимыми лишь при соприкосновении с чем-то внешним, а этим внешним для ребенка с самого рождения служат всевозможные проявления материального мира, так как он пока еще погружен в него целиком. Поэтому он привыкает сознавать свои качества в этих сложившихся формах, то есть как материальные. А когда ребенка начинают воспитывать и приучать реагировать на вещи, облеченные святостью, эти формы начинает сменяться более возвышенными, и сам человек начинает воспринимать свои душевные качества уже как изначально хорошие. Любовь для него теперь — это любовь к Б-гу, к Торе и к народу Израиля, страх — это трепет перед Ним, благословенным, а гнев направлен лишь на преступающих Его волю, и в первую очередь — на себя, в те моменты, когда человек замечает в себе нечто неподобающее.

И еще нужно помнить, что такое воспитание и приучение к правильному использованию собственных душевных качеств не заканчивается в детстве, а длится всю жизнь. Чем чаще человек станет использовать свои душевные качества для дурных дел и дурных чувств, тем плотнее будет становиться отвратительная корка, которой покрыты эти искры святости, зароненные в его душу свыше, и тем более отвратительными станут представляться ему сами эти качества. И как же ему теперь сделать себя святым для Б-га, где найти форму для Б-жественного света, который должен поселиться в его душе?

Но человек может обратить свои усилия и на исправление своих качеств, освящение их. Чтобы начать эту работу, он должен решить, что ему больше нельзя удовлетворяться тем, что его душевные движения перестали вредить. Если он научился только ограничивать свои дурные проявления, их теперь можно сравнить со злобным быком, которого связали и стреножили: сам по себе этот бык остается буйным, просто сейчас по внешним причинам он не в состоянии вредить. А вот если человек не остановится на этом, он не только обретет качества, добрые и достойные в их материальном проявлении — он сможет с легкостью достичь самых вершин морального совершенствования. Спустившиеся к нему из верхних миров сфирот станут ясно видны, и он сможет использовать их для того, чтобы служить Тому, Кто обитает в этих мирах. Тогда его освященные душевные качества вплетутся в Его одеяние, и Он поселится в его душе, зальет ее светом, и упокоится душа в Его объятиях.

1 В наших святых книгах раскрывается, что причиной сотворения мира явилась природа добра, которое само по себе желает творить добро. Поэтому благословенный Б-г без всякой внешней причины решил создать мир, чтобы делать добро Своим творениям. Однако это может относиться только к Б-гу, у Которого, действительно, все чувства имеют причину в Нем Самом, а не вовне, так как Он неразделен и неизменен, представляя собой чистое единство. И это тебе надлежит обдумать.

Печатается с разрешения издательства «Швут Ами»


Заповедь об очищении пеплом красной (или, в другом переводе, рыжей) коровы является примером законов, истинный смысл которых недоступен для понимания человеку. В данной теме освещаются символика и большинство практических аспектов этой заповеди по мнению великого мудреца и общественного деятеля прошлого, раввина дона Ицхака Абарбанеля. Читать дальше