Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Сказал рабби Аси: цдака важна как все заповеди, вместе взятые.»Талмуд, трактат «Бава батра», 9а
Я не могу сказать вам, как вы должны поступить, но я могу заверить на все 100 процентов, что того, кто пойдет путем Всевышнего, Он поддержит и поможет преодолеть любые трудности.

Когда я в первый раз вошла в дом рава Ицхака, меня встретила открытая и приветливая улыбка его дочери, Хавы. Это придало мне немного храбрости, и я , представившись, села на краешек стула, напротив рава. Не зная с чего начать, задумалась и посмотрела в глаза рава Ицхака. Там я, к своему удивлению, обнаружила бесконечное терпение и искреннее желание помочь, еще неизвестно чем, но от всего сердца.

Помню, я сказала:

- Извините, рав Ицхак, у меня так много проблем, что не знаю, с какой начать...

А он ответил мне так:

- Даже если у вас их сто, то начнем с первой и так до тех пор, пока не решим все сто.

Это было сказано настолько искренне и настолько просто, что чувство неловкости и неудобства пропало и появилось ощущение, что я пришла за советом и помощью к своему отцу, который теперь уже не успокоится, пока не поможет дочери разобраться во всех волнующих ее вопросах, поможет решить ее проблемы.

Ощущение, что единственное его желание в данный момент, чтобы я была счастлива и он сделает для этого все, что в его силах, поразило меня.

С тех пор ощущение отцовской заботы с его стороны сопровождало меня повсюду.

И даже теперь, когда его нет с нами, я чувствую эту близость и заботу.

В тот самый первый раз я пришла к раву в состоянии душевного смятения. Уже больше года я посещала уроки, где все больше и больше узнавала о том, как устроен мир и что такое еврейский дом и как все это взаимосвязано.

Я и моя семья начали следить за кашрутом, я зажигала свечи, делала кидуш и старалась, как могла, соблюдать шабат. Но одна проблема оказалась для меня не разрешимой.

Мой муж не был евреем. Пришел день, когда мои иллюзии и надежды на то, что он пройдет гиюр, полностью рассеялись. Я поняла, что должна принять решение. Пришло время делать выбор, нелегкий выбор.

Мы прожили с мужем вместе много лет и прежде были очень дружны. На протяжении долгих лет мы практически не расставались не только дома, но и на работе , т. к у нас был общий бизнес, который занимал большую часть нашего времени.

В наших отношениях уже давно было все не просто, но об этом в двух словах не расскажешь ...

В связи с обстоятельствами личного характера можно понять, в каком состоянии я пришла к раву Ицхаку. Изложив ему все как на духу, я застыла в ожидании. Рав помолчал немного, затем вдруг сказал:

- Послушайте, я вспомнил интересную историю!

И стал рассказывать мне историю женщины, которая оказалась в похожей ситуации, о том, какой выбор она сделала и чем все закончилось.

Затем он рассказал еще несколько разных семейных историй с похожей ситуацией, но разным исходом.

Потом он добавил:

- Я не могу сказать вам, как вы должны поступить, но я могу заверить на все 100 процентов, что того, кто пойдет путем Всевышнего, Он поддержит и поможет преодолеть любые трудности.

Это были его единственные, крайне дорогие для меня слова, но для меня их было достаточно, я уже сделала свой выбор.

Я ушла, а на следующий день мне позвонил ученик рава Ицхака, Хаим Шаулов, и сказал: "Рав Ицхак поручил мне помочь вам. Если вы этого хотите, я найду для вас квартиру и помогу переехать" Я ответила, что я готова и буду рада принять помощь.

И вот через пару дней за мной прислали машину, и я , собрав детей , самые необходимые вещи и клетку с хомяком, поехала навстречу неизвестному будущему.

Весь путь от Холона до Бейтара (куда я переезжала), я повторяла про себя как заклинание слова рава - "того, кто выберет путь Всевышнего, Он поддержит, не даст пропасть".

После этого, еще не раз, я приходила за советом и поддержкой к раву Ицхаку. Иногда он поражал меня своими пророческими высказываниями.

Расскажу небольшую историю. Переехала я в Бейтар в конце августа, положение мое было довольно сложным, развод еще не был оформлен, естественно, никаких пособий, том числе от Битуах Леуми, я не получала. Только на уборках квартир и держалась, и иногда казалось, что это напряжение не исчезнет никогда.

Пришла я к раву Ицхаку "поплакать в жилетку", попросить совета. Он выслушал меня внимательно, улыбнулся и говорит:

- Ну, что вы хотите? Ведь ваша мама уже вот-вот приедет, на Хануку будет здесь, вот и станет сразу легче.

Я подумала про себя: "Что это он такое говорит? Я ведь только что жаловалась, что квартира в Одессе не продается, мама документы оформлять даже не начинала, а он мне говорит, что она через месяц будет здесь, в Израиле. Наверное, он что-то напутал, не понял меня".

Из вежливости я не стала просить разъяснений, и ушла, озадаченная его ответом.

Каково же было мое удивление, когда за день до Хануки моя мама стояла на пороге нашей квартиры в Бейтаре! По ее собственным словам, ее выкинуло из Одессы "как пробку из бутылки". В течение нескольких недель она продала квартиру, оформила документы, получила разрешение на выезд

( кто этим вопросом когда-нибудь занимался, знает, что это дело не простое дело и очень долгое), собрала вещи и успела записаться на последний осенний пароход, перевозивший олим в Израиль.

Рав Ицхак был удивительный человек. Иногда я приходила к нему во время обеда, к нему стояла очередь людей, а завтрак, оставленный дочерью вместе с лекарствами, которые рав должен был принимать, оставались не тронуты на кухонном столе.

Я просила рава сделать перерыв и поесть, убеждая его, что мы все можем подождать, но он отвечал мне:

- Я не могу заставить людей ждать, поем тогда, когда поговорю со всеми, кто пришел ко мне за помощью. Раз люди пришли, значит у них что-то срочное, они волнуются, ожидают помощи и не должны ждать ни одной лишней минуты.

Рав Ицхак был человек, который искал мицвот. Делать мицвот для него было наивысшим счастьем.

Однажды он сказал мне: "Вы знаете, скажу вам по секрету, я завидую вам! Ведь вам довелось сделать мицву, которую я сделать никогда не смогу." (Он имел ввиду, что я рассталась с мужем-неевреем ради приобретения возможности соблюдать законы Торы).

Иногда я приходила к нему в состоянии такого смятения, что, казалось, мир всей тяжестью своего притяжения рушился на мои плечи. Побыв немного около него, поговорив с равом Зильбером, я начинала недоумевать, что за ерунда пришла мне в голову, ведь мое положение не так уж и плохо и мир намного прекраснее, чем казался час назад. И становилось даже как-то неудобно, что я пришла к раву с такой чепухой.

Выходя от него, я чувствовала себя гораздо уверенней и спокойней. Как будто какой-то целебный эликсир перетекал из его глаз прямо к вам в душу. Наполнял силой и энергией, желанием жить и делать добрые дела.

У меня с равом Ицхаком сложились совершенно особенные отношения. Это был необыкновенный, до мистики, духовный контакт.

Рав Ицхак был моим наставником, отцом, учителем и просто ангелом -хранителем. Он мог позвонить мне в совершенно неожиданные моменты, без всякой договоренности о звонке или просьбы с моей стороны, но всегда невероятно вовремя!

В период моей жизни в Бейтаре, случилась с моей семьей неприятная история. После приезда мамы квартира с двумя маленькими спаленками и салоном оказалась для нас очень мала. Я заранее предупредила хозяина о том, что буду съезжать с квартиры, будучи уверена, что успею найти и снять другую, более подходящую. Однако так сложились обстоятельства, что квартиру вовремя мне найти не удалось, а наш хозяин уже успел найти новых жильцов. В общем нам пришлось съезжать в никуда.

На наше везение, сосед по лесничной клетке работал с семьей за границей. Наш общий знакомый созвонился с ним, и мы получили согласие на то, чтобы внести наши вещи временно в его квартиру, что мы и сделали. Сами же мы перебивались у знакомых. Ночевали по нескольку дней в разных городах и было нам очень не просто.

В сложившейся ситуации я больше не могла работать даже на никаёне (уборках квартир), т.к. для этого нужно было находиться, как минимум, в том городе, где предлагают работу. Я делала все возможное, чтобы поскорее найти и снять подходящую квартиру, но мне не очень везло.

Как-то вечером я решила поехать к Стене Плача, помолиться, попросить помощи Всевышнего. Я была просто в отчаянии, слезы сами катились по моим щекам, и я умоляла Всевышнего о милосердии и поддержке. Когда я закончила молиться, я сказала мысленно:

"Господи! Если ты принял мою молитву и согласен помочь мне, то дай, пожалуйста, знак, который поможет мне понять, что Ты со мной, что у меня все будет хорошо". После этого я пошла к выходу и, завидев подходящий автобус, поспешила к нему, т.к. уже совсем стемнело и нужно было возвращаться к детям.

Не успела за мной закрыться дверь автобуса, как раздался звонок моего пелефона.

"Говорит Зильбер! - услышала я у своего уха знакомый голос. - Как у вас дела? ..

Я что-то пробормотала от неожиданности, а он продолжал: "У вас все будет хорошо! Желаю вам, чтобы вы быстрее переехали и дети смогли пойти спокойно учиться."

Он сказал еще несколько каких -то пожеланий, я почти не слышала его слов из-за шума в автобусе, но мне было ясно одно, что полоса невезения закончилась. Если Всевышний, ответив на мою молитву, решил выполнить мою просьбу таким образом и послать мне "шалиаха", то трудно было бы найти посланника лучшего, чем рав Ицхак!

Когда я вернулась домой, то прямо на пороге меня встретила сияющая дочь. Она сказала, что примерно час назад позвонил человек, хозяин квартиры, по описанию и цене вполне подходящей для нас, и что завтра утром мы сможем посмотреть ее.

У меня просто не было слов, я смотрела на детей, которые радовались тому, что, возможно, уже завтра закончатся наши скитания по чужим домам, вспоминала звонок рава Ицхака и благодарила Всевышнего за то, что Он принял мою молитву, причем настолько буквально, что ... просто мурашки но коже!

И еще я благодарила Всевышнего за то, что есть на нашей земле такой человек, как рав Ицхак, и то, что я удостоилась чести повстречать его на своем жизненном пути, что уже само по себе большое благословение.

Около полутора лет назад, когда рав Ицхак был еще жив, мне приснился сон.

За большим круглым столом сидит много детей, все они мальчики – подростки .

Перед каждым поставлена тарелка. Во главе стола рав Ицхак, а я сижу по левую руку от него. Рав Ицхак обращается ко мне и говорит: «Ваша задача следить, чтобы у них у всех был хлеб, позаботьтесь об этом, пожалуйста!»

Я встаю, и, обходя по очереди всех мальчиков, кладу им в тарелки еду и хлеб.

Рав Ицхак следит за тем, как я это делаю, и добавляет:

- Пожалуйста, смотрите за тем, чтобы никто не остался голодным, это очень важно!

Интересно, что еда в моем сне не стоит на столе, она каким-то чудесным образом появляется у меня в руках и затем я кладу ее в тарелки детям.

Что было дальше, не помню, но проснулась я с сознанием того, что мне поручено важное дело и я должна искать путь, как осуществить его. Вскоре после этого сна мне позвонили и предложили работу в школе «Шуву».

Я очень обрадовалась, т.к. увидела в этом предложении возможность осуществить порученное (как я думаю, свыше) благородное дело,

Накормить голодные детские души той пищей, которую не купишь за деньги ни в одном продовольственном магазине.

Я согласилась и с тех пор и до настоящего времени занимаюсь этой не простой задачей.

Прошло время. Мне опять приснился сон о раве.

Снится мне, что я пришла домой к раву Ицхаку, захожу в салон его квартиры и вижу такую картину:

Самого рава Ицхака в комнате нет, только на диване, который стоит в салоне (на нем рав иногда отдыхал днем) лежит его одеяло. Я вижу, как знакомые и незнакомые мне люди входят и выходят из комнат его квартиры, и вдруг я остро осознаю, что рава Ицхака там нет и что он больше не вернется в свой дом.

От этой мысли мне становится очень грустно. Я сажусь на диван и заворачиваюсь полностью в одеяло рава. Мне становится легче, у меня сразу появляется чувство защищенности и душевного покоя. Мне тепло и хорошо.

Никто не обращает на меня внимания , а я рассматриваю комнату и постепенно замечаю, как изменилась обстановка, как появилось ощущение пустоты, как будто исчезло что-то очень важное, что наполняло невидимое глазу пространство этого дома.

Только одеяло, которое создавало вокруг меня невидимую защиту, словно преграду между мной и внешним – материальным - миром, еще сохраняло дух, которым был прежде наполнен дом рава Ицхака.

Затем я проснулась ...

Первой моей мыслью было срочно ехать к раву, узнать как он себя чувствует, увидеться с ним. Так я и сделала.

Рав Ицхак был дома. Когда я постучала, он сразу открыл, будто ждал меня у двери. Мы поговорили с ним о разных важных вещах, и я спросила рава, можно ли купить его новую книгу «Чтобы ты остался евреем».

Рав Ицхак ответил, что хочет подарить ее мне. Он позвал дочь Хаву, попросил принести для меня экземпляр книги и, подписав «на добрую память», вручил мне свой, поистине бесценный подарок.

Все время встречи я не могла отделаться от ощущения, что вижу рава в последний раз. Более того, мне казалось, что и он знает об этом.

То, как он подарил мне книгу, как он говорил со мной, как смотрел, как прощался – все говорило о том, что он чувствует то же, что чувствую я. Такие вещи не объяснить словами, это ощущаешь, просто знаешь и все, без логики, без каких-либо доказательств.

Я никак не могла уйти, все время искала причины, чтобы задержаться еще хоть несколько минут. Но все же момент расставания наступил, я ушла.

Это была действительно моя последняя встреча с равом Ицхаком. Так он и остался в моей памяти, улыбающимся, немного грустным, но с таким теплым и глубоким выражением глаз.

Наш дорогой рав Ицхак, светлая память его имени и его делам!


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.