Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Материалы рассылки за 5766 год.

 

Как известно из предыдущей главы, Билам посоветовал Балаку повредить евреям в глазах Всевышнего, соблазнив их дочерьми Моава. Замысел удался, Всевышний наказал евреев эпидемией, которая унесла двадцать четыре тысячи жизней. Эпидемия прекратилась благодаря вмешательству Пинхаса. Пинхас заколол копьем Зимри, предводителя одного из домов колена Шимона, и девушку Козби, дочь мидьянского правителя Цура, в момент совокупления.

Нынешняя недельная глава начинается стихом: «И говорил Г‑сподь Моше: Пинхас… отвратил ярость Мою от сынов Израиля, вступившись за Меня среди них…»(Бемидбар, 26:10-11). Всевышний вознаграждает Пинхаса и готовит наказание мидьянитам, которые вместе с Моавом чинили козни Израилю. Он приказывает евреям вступить с Мидьяном в войну и разгромить его.

Перед войной евреи по приказу Всевышнего должны заново пересчитать народ, чтобы выяснить, сколько людей уцелело после мора.

Всевышний предупреждает Моше о его скорой смерти и назначает Иеошуа бин Нуна преемником Моше.

Завершается глава изложением заповедей об обязательных общественных жертвоприношениях.

ПОСТУПОК И МОТИВ

Начиная главу словами «Пинхас… отвратил ярость Мою…», Тора уточняет: «Пинхас, сын Элазара, сына Аарона-священнослужителя». Зачем понадобилось это уточнение? Отвечая на этот вопрос, Раши приводит Гемару: кое-кто возмущался тем, что какой-то внук идолопоклонника (со стороны матери Пинхас был внуком Итро, который действительно в свое время, до того, как пришел в пустыню к своему зятю Моше-рабейну, поклонялся идолам) посмел убить предводителя из колена Шимона. Поэтому Тора указывает на его происхождение со стороны отца.

Но разве это неправда, что Пинхас — внук идолопоклонника? Правда. И такая же правда, что он — внук первосвященника Аарона. Спорить тут как будто не о чем. В чем же дело?

Дело в том, что для того, чтобы оценить поступок Пинхаса, надо понять, какая из «сторон» взяла верх в его душе, когда он поднимал копье.

В Талмуде, в трактате Йома, рассматривается трагическая история. Привожу ее здесь без должных объяснений, только ради одного нужного нам в этом разговоре аспекта.

Коэна (священнослужителя) в Храме ударили ножом, причем ножом, предназначенным для жертвоприношений. Отец раненого, присутствовавший при этом, подошел к поверженному сыну, взглянул на него и сказал: «Мой сын еще жив! Нож чист». (Нож, находившийся в мертвом теле, становится нечистым и не годится для дальнейшей работы. Если вынуть нож из тела, пока человек жив, им можно пользоваться.)

Чудовищная сцена: и само убийство, и реакция на него! Однако Талмуд считает, что этот эпизод не однозначен. Он спрашивает: кто перед нами? Высокий праведник, который и в такой горький момент способен думать о чистоте и святости предметов Храма? Или низменное существо, для которого кровь, смерть человека значат много меньше, чем материальные ценности? Таким образом, Талмуд указывает: смысл и значение поступка зависят от его мотивов. Иногда мотивация настолько меняет смысл поступка, что одно и то же действие в одном случае является высоким подвигом, а в другом — оказывается низким преступлением. Одно и то же действие. Не говоря уже о том, что побуждение может повысить, а может снизить духовную ценность поступка, когда, скажем, кто-то спасает человека из чистого сострадания, а кто-то — из корысти.

В подтексте разговора о происхождении Пинхаса кроется вопрос: Пинхасу как потомку идолопоклонников легко пролить человеческую кровь, или он как потомок Аарона не может смириться с осквернением Имени Всевышнего и гибелью евреев от эпидемии? Указывая, что Пинхас — потомок Аарона, Тора отвечает: гнев Пинхаса праведен. Его побудили к действию высокие мотивы.

В завершение — простая житейская история. Один из воспитанников ешивы «Слободка» стал впоследствии коммерсантом. Некто задолжал ему деньги, и он вызвал должника на дин Тора (религиозный суд). Должник поклялся перед судом, что денег не брал, и истец был вне себя от возмущения. Он кричал: «Ладно! Хватит о деньгах! Но как тебе не стыдно клясться во лжи!».

Прошло время. Случилось так, что истец присутствовал при подобной ситуации, когда уже другой человек дал ложную клятву по другому поводу. Он почему-то отнесся к этому много спокойнее. Тут он понял, что истинной причиной его прежнего возмущения была потеря денег.

Мотивы наших поступков не всегда ясны нам самим. Но мы вполне в состоянии сделать их ясными, довести до собственного сознания. И тогда мы точнее оценим свои действия и избежим самообмана.


Пророк Моше, незадолго до своей смерти, обращается к народу Израиля с напутственной речью. Эта речь продолжалась месяц и неделю — с первого Швата по седьмое Адара — и составила пятую книгу Пятикнижия, книгу Дварим («Речи»).

Начиная с этой недельной главы, Моше вспоминает ключевые события Исхода и 40-летних странствий, напоминает евреям о важности соблюдения заповедей и союза со Всевышним, дает еврейскому народу напутствие на будущие.

Читать дальше