Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Материалы рассылки за 5766 год.

Б-г снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. Фараон продолжает упорствовать. Начинаются египетские казни…

ПРОДОЛЖАЕМ РАЗГОВОР О БЛАГОДАРНОСТИ

Первым из уроков — казней, по воле Всевышнего поразивших Египет, — было превращение в кровь вод Нила, которому египтяне поклонялись как божеству, потому что он орошал их поля. Чтобы казнь осуществилась, Моше должен был ударить посохом по воде. Но с согласия Всевышнего сделал это Аарон, так что река не пострадала от руки Моше и не была поражена через него ни кровью, ни (в дальнейшем) жабами. Почему? Потому что Моше не хотел поднять руку на воды, которые когда-то уберегли его от египтян, разыскивавших и уничтожавших новорожденных мальчиков-евреев (мать Моше спрятала корзину с младенцем-сыном в речных камышах). Как видим, долг благодарности распространяется и на неодушевленную природу.

Тем более очевидно, что мы не можем не быть благодарны человеку, сделавшему нам добро, независимо от того, еврей он или нееврей. Так, например, Тора говорит: «Не отдаляй египтянина [совершенно] (не входя в детали — речь идет о браках между египтянами после гиюра и евреями), ибо пришельцем был ты в его стране» (Дварим, 23:8), т.е. потому, что в трудную минуту египтяне нас приютили.

Теперь представим себе ситуацию, когда чьи-то действия оказались «добрыми» для нас, хотя человек, который их совершил, нас конкретно не имел в виду, а сделал нам добро, так сказать, косвенно.

Об этом аспекте темы не раз говорил рав Хаим Шмулевич, благословенна память праведника, и заключал, что и в этом случае мы должны быть благодарны человеку. Именно так рав Шмулевич и поступал. Так, например, по окончании какой-либо «сеудат-мицва» (заповеданной трапезы) рав всегда благодарил работников кухни. Однажды, когда он, поблагодарив кухню, уходил с трапезы шева брахот, кто-то из учеников спросил рава:

— За что рав благодарит? Люди работают за плату. Без денег они бы стакана чая не принесли.

– Да, — отвечал рав, — но какое это имеет отношение ко мне?

Рав продолжил разговор на эту тему в ешиве и привел в доказательство мидраш.

Мидраш рассказывает о том, как братья хотели убить Иосефа, считая его действия и цели преступными, и о том, как Реувен заступился за него и спас от смерти, и объясняет мотивы поступка Реувена так. После смерти Рахели, любимой жены, Яаков перешел жить не в шатер Леи, а в шатер служанки Рахели. Реувен, сын Леи, был оскорблен этим и перенес кровать отца в шатер Леи. Он понимал, что нарушил этим закон Торы, который предписывает относиться к родителям с безоговорочным уважением, и боялся, что из-за этого не войдет в число колен Израиля. Когда Иосеф рассказал братьям свой сон о том, как ему поклонятся одиннадцать звезд, Реувен утешился. Одиннадцать — значит, он не отторгнут! В благодарность за это Реувен и спас жизнь Иосефу. Он числит меня среди сыновей Яакова, думал Реувен, и я его не спасу?!

Но ведь Иосеф отнюдь не имел намерения утешить Реувена? Он увидел сон, прямо скажем, приятный сон, льстящий самолюбию, и на радостях пересказал его. Только и всего. Но Реувен не забыл о том, какое душевное облегчение принес ему рассказ Иосефа.