Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Материалы рассылки за 5767 год.

«И говорил Г-сподь Моше на горе» о законах владения землей и рабами в Эрец-Исраэль.

Продажу и покупку земли в Эрец-Исраэль Тора оговаривает законами, которые делают невозможным полное отчуждение земельных участков от их первоначальных владельцев, — в конце концов участки к ним возвращаются.

Что касается обработки земли, то Тора предписывает делать каждый седьмой год годом отдыха для земли, когда она не подвергается обработке. Такой год называется годом шмиты. В год шмиты плоды садов и виноградников принадлежат не хозяину, а всем в равной степени и снимаются с деревьев и лоз по мере потребления.

Каждый пятидесятый год — йовéль — также святой год, когда земля не обрабатывается. В этот год, кроме того, рабы выходят на свободу, а земельные участки возвращаются к их первым владельцам.

Шмита и йовель отсчитываются с момента расселения двенадцати колен Израиля в уделах, выделенных им в Стране Израиля в соответствии с указанием Всевышнего.

Историческая справка.Обработку земли в своих уделах колена начали спустя четырнадцать лет после вступления в страну из пустыни. А еще через шесть лет наступил первый год шмиты.

ОСОБЕННОСТИ ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ ИЗРАИЛЯ

«И говорил Г-сподь Моше на горе Синай так: Говори сынам Израиля и скажи им: Когда придете на землю, которую Я даю вам, пусть празднует земля субботу Г-споду. Шесть лет засевай твое поле и шесть лет обрезай твой виноградник и собирай ее (земли) урожай. А в седьмом году суббота прекращения трудов будет для земли, суббота Г-споду: поля твоего не засевай и виноградника твоего не обрезай. Самосева твоей жатвы не жни и твоего винограда хранимого (который ты охранял) не снимай; год прекращения трудов будет для земли. И будет суббота земли вам в пищу» (Ваикра, 25:1-6).

Чего требует от нас Тора этими заповедями? Что эти заповеди запрещают и что предписывают?

Во-первых, мы не должны ни пахать, ни вскапывать, ни засевать, ни собирать урожай с тем, чтобы хранить его.

Во-вторых, тем, что само выросло в нашем саду или на винограднике в год шмиты, мы должны пользоваться по мере необходимости наравне с другими людьми, которым это понадобится.

Таково в самых общих чертах содержание законов шмиты. Прежде чем говорить об их духовном смысле, поговорим об их практической стороне.

Простейший вопрос: что мы будем есть, если не будем сеять? Если нам не хватит того, что выросло само? А если покупать у тех, кому законы шмиты не предписаны, то на что? Ведь мы на целый год прерываем производство в очень серьезной области экономики и у нас нет продукции для торговли.

Этот «простейший» вопрос, который напрашивается сам собой, Тора не обходит. В главе мы читаем: «А если скажете: Что нам есть в седьмом году, ведь мы не будем ни сеять, ни убирать наш урожай? Я пошлю Мое благословение вам в шестом году, и он принесет урожай на три года. И посеете в восьмом году, и будете есть из урожая старое до девятого года, до его урожая будете есть старое» (Ваикра, 25:20-22).

Что это значит?

Понятно, что мы обязаны выполнять заповеди, данные нам Торой, даже если это нелегко. Известно также, что выполнение заповеди никогда не бывает в ущерб человеку и что человек при выполнении заповеди всегда получает помощь Свыше. Закономерность такова, что чем самоотверженней человек в отношениях с Творцом, тем большей поддержкой отвечает ему Творец. Тем не менее в связи со шмитой Всевышний обещает нам особое благословение. Можно сказать, прямо берет на себя обязательство обеспечить нас всем необходимым, чтобы выполнение заповеди шмиты не заставило нас голодать. (История подтверждает, что так оно и было в те давние времена, когда все евреи соблюдали эту заповедь: шмита никогда не была причиной голода.)

Итак, именно в связи с заповедью шмиты Всевышний прямо обещает нам помощь. Почему? Дело в том, что шмита — очень нелегкая заповедь. Ее выполнение требует большого мужества, бесстрашия и веры. Сказано в мидраше: «Человек видит свое поле необработанным, свой виноградник необработанным, платит налоги (римские власти в любом случае требовали уплаты налогов. — Б.З.) и молчит. Есть ли богатырь, подобный ему?»

В настоящее время, как мы знаем, не все евреи находятся в своей стране и колена Израиля не находятся в отведенных им Торой уделах. Это означает, что у нас отсутствуют условия для соблюдения йовеля, который связан с законом шмиты. Поэтому по поводу соблюдения шмиты в современных условиях имеются разные мнения. Одни авторитеты полагают, что сегодня мы выполняем эту заповедь по указанию мудрецов, другие — что по указанию Торы. Хазон Иш, например, один из крупных современных авторитетов Торы, считал, что сегодня мы можем соблюдать эту заповедь только как установление мудрецов (пользуясь термином Торы — де-рабанан). Если принять это мнение, т.е. считать соблюдение шмиты сегодня выполнением заповеди де-рабанан, возникает вопрос, действительно ли и сегодня обещание Всевышнего особо благословить год, предшествующий шмите. На этот счет тоже существуют разные мнения, ибо обещание особого благословения связано с заповедью «де-орайта» (из Торы).

Какое значение это имеет? Ведь заповедь мы в любом случае не должны нарушать? Разумеется. Но чтобы избавить от страхов и опасений членов первых сельскохозяйственных поселений в годы, когда началось активное заселение Эрец-Исраэль евреями, в конце девятнадцатого века было выдвинуто предложение продавать землю на год шмиты арабам. Это предложение частью раввинов было признано правомерным. Не касаясь алахической стороны акта продажи земли (Тора прямо запрещает нам продавать Святую землю нееврею, так что авторитеты расходятся во мнениях, есть ли формы и обстоятельства, когда продажа все-таки допустима; является ли продажа действительной или это только фикция; имеет ли право еврей обрабатывать поле нееврея в год шмиты, или нет), так вот, не касаясь алахической стороны вопроса, одно мы можем сказать со всей определенностью: даже если такая продажа не является нарушением закона, уж во всяком случае выполнением заповеди отдыха земли она никак не является. А выполнение этой заповеди для нас очень важно. Почему?

Ответ заключается в духовном значении этой заповеди, в том, что ее выполнение нам дает.

«Сефер а‑хинух» говорит, что заповедь шмиты приучает нас к щедрости. Предоставление своего земельного участка в пользование всем желающим — лучшая школа для развития этого качества. Выполнение этой заповеди дает нам также практику «битахона». Битахон — это вера в поддержку Всевышнего, уверенность в том, что Б‑г в нужный момент дает человеку то, что ему необходимо. Битахон — это способность полагаться на Всевышнего. И, наконец, третье и, может быть, самое важное, — укрепление сознания, что и над землей, и над ее хозяином-человеком есть Главный хозяин и что земля плодоносит не от наших усилий и не сама по себе. Кроме того, шмита освобождает и человека от работы на земле и дает ему возможность посвятить целый год изучению Торы.

«Торат коаним» объясняет: Б-г сказал евреям: сейте шесть лет и отдыхайте в седьмой — чтобы вы знали, что земля Моя. Если не будете соблюдать, то будете изгнаны с этой земли. Когда хозяин велит работать — работай, велит отдыхать — отдыхай. И это настолько серьезно, что если ты не слушаешься, Он распорядится сам: расторгнет «договор об аренде», изгонит непослушного «арендатора» из страны и оставит землю «отдыхать».

Таким образом, Тора связывает выполнение заповеди шмиты с нашим пребыванием на Земле Израиля. Можно сказать, что одной из причин первого (вавилонского) изгнания стало нарушение заповеди о субботнем годе земли. Евреи пробыли в этом изгнании ровно столько лет, сколько не соблюдалась ими шмита в Эрец-Исраэль. Шмита — это как раз то Б‑гоугодное дело, которое укрепляет наше пребывание на этой земле, дает нам духовное право на нее, духовную силу проживания здесь. Именно поэтому Нецив из Воложина в связи с предложением продать землю арабам на год шмиты в 1882 году говорил: «Какой смысл? Какой смысл уклоняться от соблюдения мицвы, которая укрепляет наши позиции на этой земле, чего мы и добиваемся…»

Наша недельная глава звучит сегодня особенно актуально, потому что нынешний год у нас — год шмиты. Кроме того, это високосный год, и его продолжительность — не двенадцать, а тринадцать месяцев. Что же происходит сегодня на полях, апельсиновых плантациях и виноградниках Израиля?

В Израиле много разных сельскохозяйственных поселений и кибуцев. Какие-то из них соблюдают год шмиты, какие-то, увы, не соблюдают. Историю этого вопроса в двух словах не изложишь. Если коротко, то в этом году более 3000 евреев-земледельцев в 320 сельскохозяйственных поселениях в Израиле не обрабатывают землю и ничего не сеют и не сажают на ней. 340000 дунамов посевных площадей из полутора миллионов обрабатываемой в Израиле земли в этом году отдыхают. А чем занимаются земледельцы? Кто чем. Кто-то работает по другой специальности, кто-то с радостью увеличил время занятий Торой, а кто-то… не находит применения своей энергии.

Надо сказать, что семь лет назад законы шмиты выполнялись на заметно меньшей площади — на 200000 дунамов. А еще семью годами раньше соблюдающих заповедь шмиты было еще меньше. Так что очевидно: с каждым годом шмиты эта заповедь соблюдается в Израиле все шире. И для многих земледельцев становится все более явно, что и сегодня Всевышний особо помогает им, когда они решаются на этот нелегкий шаг.

* * *

Приведем один из рассказов о благословениях шмиты в наши дни. Рассказы записаны Давидом Кляйнером и изданы в нынешнем году, а касаются они предыдущих «субботних лет земли».

Было это без малого тридцать лет назад. Житель сельскохозяйственного поселения «Бекаат а-Ярден» («Долина Ярдена») Цвика за год до шмиты принял решение, что будет соблюдать ее законы, и начал их изучать. Соседи откровенно смеялись над ним: Цвика только-только начинал соблюдать законы Торы, и им казалось невозможным, что он «осилит» такую трудную заповедь. Да он днюет и ночует в поле, жизни не мыслит без своего трактора, где ему утерпеть! Ну, может, неделю выдержит, а потом все равно кинется пахать.

Цвика выдержал, хотя не раз ему приходилось себя сдерживать и уговаривать. А когда наступило время сева следующего за шмитой года, начались осенние праздники: Рош-а-Шана, Йом-Кипур, Суккот. Все уже отсеялись, когда он только приступил к делу.

Поселение «Долина Ярдена» к тому времени существовало всего четыре года, и посевные материалы оно получало от соответствующей государственной инстанции вместе с указанием, сколько и что сеять и сажать. Когда Цвика обратился за семенами, ему смогли выделить только семена свеклы, правда, в щедрых количествах. «Что я буду с ними делать? — возражал Цвика. — Кому нужно столько свеклы? Куда я ее дену?» «Ничего другого нет, — отвечали ему. — Бери и не капризничай».

И опять Цвика стал объектом соседских насмешек, когда занялся культурой, на которую в Израиле спрос очень невысок. Работал Цвика, работал, и ничего, кроме убытков, от работы своей, казалось, ждать не мог. А свекла, как нарочно, уродилась невероятная: клубни — по два килограмма, ботва — метр с лишним.

Неожиданно Цвике позвонил чиновник, выдавший ему семена, и спросил, что он с ними сделал. «Посеял, что же еще!» — отвечал Цвика. «Да ты что? — изумился чиновник. — Все посеял?» «Все», — отвечал Цвика. «Ты, конечно, чудак, — засмеялся чиновник, — но тебе повезло. Подписывай контракт о продаже. В Европе сильные заморозки побили всю свеклу, а ее там много едят. Цена твоя, так что не стесняйся!»

Свеклу копали всем поселением.


В недельной главе «Тецаве» («Прикажи») говорится о священной службе в Храме и, в частности, о специальном одеянии коэнов и первосвященника Читать дальше