Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Человек должен постоянно представлять себе, что смерть его близка, чтобы, если его постигнет внезапная смерть, он не умер грешником»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы раскаяния 7, 2

«И было жизни Сары сто лет, и двадцать лет, и семь лет…» (Берешит, 23:1). Глава сообщает о смерти Сары, жены Авраама, и подробно рассказывает о приобретении Авраамом пещеры Махпела, где он хоронит жену.

Важное место в главе занимает выбор невесты для Ицхака, сына Авраама, и его женитьба.

МИЦВА И ДЕНЬГИ

Эрец-Исраэль дана нам Всевышним, говорит мидраш, но наше право на три места в ней обосновано еще и земными законами. Это место, где расположена могила Сары, место для Храма и место, где похоронен Иосеф. Первое приобрел Авраам-авину, второе купил царь Давид, третье куплено нашим праотцом Яаковом. Отметим интересный факт: именно на них (на Хеврон, Храмовую гору и могилу Иосефа) особо претендует сегодня арабский мир. Мидраш указывает, что вся остальная территория Эрец-Исраэль евреями завоевана. А эти места куплены у законных владельцев — и наше право на них обладает особой силой.

Недельная глава подробно останавливается на покупке Авраамом для семейного кладбища пещеры Махпела, в деталях описывая отношение к сделке продавца — Эфрона и покупателя — Авраама.

В Кнаане Авраам жил среди хетийцев. После смерти Сары хетийцы предлагали Аврааму как почетному пришельцу в их стране похоронить Сару в лучшей из их гробниц. Каждый готов был отвести ей место на своем семейном участке. Несмотря на то, что по обещанию Всевышнего эта земля как часть Эрец-Исраэль в будущем должна принадлежать его потомкам, Авраам отказался и сказал, что хотел бы приобрести в собственность пещеру Махпела, расположенную в конце поля хетийца Эфрона. В конце поля — т. е. так, что ее продажа не помешала бы Эфрону пользоваться полем по-прежнему.

Эфрон проявил невиданную широту души, заявив, что готов отдать и пещеру, и поле. За щедрым жестом, однако, крылся намек: возьмешь пещеру — поле будет уже не то, бери и его. Подоплека ясна: за пещеру что выручишь? А вот поле — это уже серьезные деньги. Но ведь он как будто вел речь о подарке? Да. Впрочем, Эфрон ничем не рисковал. Он знал, что при малейшем намеке Авраам ему заплатит. И Эфрон говорит: дам тебе и поле, что между нами четыреста шекелей? С одной стороны, понимай так, что Эфрон готов поступиться ради Авраама такой пустячной суммой, с другой — сумма настолько не пустячная, что на нее можно было бы купить чуть ли не восемьдесят полей (Стайплер сравнивает ее с ценой в 100 ксита — 1 шекель был равен 20 ксита, — за которую в свое время приобрел поле примерно того же размера Яаков, — см. гл. «Ваишлах»).

Сказано в Торе: «И услышал Авраам Эфрона» (Берешит, 24:16), точнее — «внял». Говорит Рашбам: умному достаточно намека. Авраам при всех отвесил Эфрону четыреста т. наз. больших (сегодня мы бы сказали: конвертируемых) шекелей, которые были дороже обычных. Сделка состоялась. Заметим, кстати, что имя Эфрона, которое Тора до сих пор и далее пишет с буквой «вав», при описании сделки пишется без «вав». Такой пропуск буквы в Торе обычно означает ущербность: может быть, Эфрон и стал богаче деньгами, но много потерял в духовном отношении.

Только после этого, указывает Тора, Авраам похоронил Сару.

Почему Авраам придавал такое значение именно этому месту для кладбища и почему счел необходимым предельно щедро заплатить за него?

Человек, его душа, продолжает жить и после смерти. Поэтому очень важно, где именно и рядом с кем находится его тело, с которым душа сохраняет какую-то связь. Говорит гемара: нехорошо праведнику лежать в чужой земле. Яаков, как мы увидим в дальнейшем, взял клятву со своего сына Иосефа, что после кончины отца Иосеф вынесет его тело из Египта и похоронит в Эрец-Исраэль. Все мы знаем, как важно похоронить еврея именно на еврейском кладбище и как важно, чтобы праведник упокоился рядом с праведниками, а никак не с нечестивцами.

Авраам знал, что в пещере Махпела похоронены первый человек — Адам и его жена — Хава. Он знал, что это — особое место, подходящее для Сары и для праотцов. И Авраам понимал, что это место должно быть его собственным. Даже получив согласие Эфрона, он еще не хоронит жену, а хоронит, только когда уплатил. Чтобы место не было, не дай Б-г, чужим или хотя бы сомнительным.

Почему Авраам настаивает на уплате, хотя мог бы поймать Эфрона на слове?

Во-первых, потому, что нехорошо брать у человека, который дает не от души. Да еще не просто какой-то подарок, а место для мицвы, каковой является захоронение покойника. У нас есть заповеди, которые предусматривают определенные расходы, например, покупка этрога в Суккот. Но и в других случаях хорошо, если мы платим за возможность выполнить мицву. Царь Давид знал, что ему не придется строить Храм. Но он пожелал хотя бы купить место для Храма.

Во-вторых, принять подарок значит быть обязанным дарящему. Плата деньгами — самая дешевая плата.

И, наконец, когда ты не уверен в честности того, с кем совершаешь сделку, ты можешь ожидать, что он потом захочет ее расторгнуть, объявить недействительной. Чем больше сумма, тем сделка надежнее.

Авраам был щедр, однако не был простаком и достаточно умело вел свои имущественные и финансовые дела. Но в вопросах выполнения заповеди деньги для него теряли обычную цену и имели только одно значение — возможности выполнить мицву со всей точностью и полнотой.


Алия — переезд в Землю Израиля. Буквально переводится как «подъем», от корня «лаалот» – «поднимать». Конечно, в первую очередь подразумевается подъем духовный. Так как Земля Израиля – особое место, пребывание в ее границах способствует духовному подъему человека при соблюдении определенных условий. Но если условия не соблюдаются, алия вместо подъема может привести к обратному результату. Читать дальше

Раби Хаим бар Моше Ибн Атар (Ор аХаим)

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

...Как только бульдозер арабских строителей приблизился к могиле р. Хаима, мотор заглох и больше не заводился. На следующий день пригнали другой бульдозер, но едва его ковш коснулся святого места, бульдозер перевернулся, скатился по крутому склону вниз, и его водитель погиб...

От внучки и дочери 2

Журнал «Мир Торы»

Одной из немногих советских еврейских семей, не боявшихся вести религиозный образ жизни, была семья р. Ицхака и Гиты-Леи Зильберов. Их дочь делится воспоминаниями об уловках, которые приходилось предпринимать для того, чтобы остаться евреями, верными Творцу.

Раби Хаим бар Авраам-Йосеф Крайзвирт

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

...Машгиах расположенной в Бней-Браке ешивы Поневеж, выдающийся мыслитель и педагог р. Элияу Деслер (Михтав миЭлияу) был настолько поражен личностью р. Крайзвирта, что немедленно написал восторженное письмо своим друзьям в Англии: «Я нашел здесь молодого гения, который занимается в колеле в Петах-Тикве. Он обладает совершенными познаниями в обоих Талмудах и является глубочайшим аналитиком как в области алахи , так и в области агады. В нашем поколении я не видел никого, подобного ему» (там же)

Сар-Шалом бар Ицхак Шараби

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

Великий каббалист долгое время скрывал свои знания от окружающих. Впоследствии он стал автором молитвенника, которым до сих пор пользуются знатоки тайного учения.