Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Материалы рассылки за 5767 год.

Глава «Тазриа» содержит законы, определяющие состояние ритуальной нечистоты у людей и вещей. Глава говорит о таких причинах нечистоты, как роды и болезнь цараат (в переводе — проказа; имеется в виду особая болезнь, не тождественная той, что называют проказой в наше время). Цараат может поразить и человека, и ткань его одежды, и изделия из кожи, и стены дома.

Роженице в течение установленного срока (его продолжительность определяется тем, кто родился — мальчик или девочка) запрещено прикасаться к священным предметам и входить в Святилище Храма. По окончании срока роженица приносит в Храм предписанные жертвоприношения.

Человек, решением коэна (священнослужителя) признанный прокаженным (мецора), должен быть изолирован за пределами еврейского стана, одежду на нем разрывают, ему запрещено стричься. Глава перечисляет признаки, по которым коэн устанавливает, действительно ли человек нечист.

Глава «Мецора» говорит о порядке ритуального очищения людей, которых предыдущая глава определяет как больных проказой.

ПРИБЫЛЬ И УБЫТОК

Проказа, о которой говорит Тора, — это болезнь-наказание. Талмуд в трактате «Эрхин» приводит причины, по которым человек может быть наказан такой болезнью. Одна из этих причин — злоречие, лашон а-ра на иврите, что буквально значит «дурной язык». Тора категорически запрещает всякий дурной отзыв о человеке, даже если он соответствует истине (кроме оговоренных ситуаций, когда для какого-то дела необходима точная характеристика человека), всякую насмешку, обидное замечание и даже обидную мимику, т.е. обидное действие без слов.

Как мы уже говорили в прошлых беседах на эту тему, нарушение запрета злоречия представляет собой не одно, а целый комплекс нарушений, и воздается за него человеку так, как установлено Творцом, т.е. по принципу «мера за меру». Это значит, что к человеку, проявляющему в речи недоброжелательность к другим людям, начинают без снисходительности относиться Свыше. На вопросе воздаяния за злоречие мы и остановимся.

Каждый из нас совершает в жизни разные поступки, и хорошие, и плохие. Соответственно за каждым из нас Небеса числят и заслуги, и прегрешения. Мы не можем знать в деталях, как в Будущем мире, т.е. в мире, куда мы вступаем по окончании земного пути, вознаграждаются первые и наказываются вторые. Но что касается нарушения законов чистоты речи, то мудрецы рисуют нам довольно четкую картину. В книге «Шмират а-лашон», что примерно значит «Соблюдение [чистоты] речи», Хафец Хаим приводит по этому поводу высказывание из книги «Ховот а-левавот». (Напоминаем: Хафец Хаим — рав Исраэль-Меир а-Коэн (1838—1933), духовный руководитель евреев Восточной Европы и один из крупнейших авторитетов в современном иудаизме — много занимался темой чистоты речи. Он получил второе имя по названию своей первой книги на эту тему — «Хафец хаим». А книгу он назвал по знаменитой цитате из псалмов царя Давида: «Человек, жаждущий жизни (хафец хаим), любящий долголетие, чтобы видеть добро! Береги свой язык от зла и свои уста — от лживых слов» — Теилим, 34:13-14.)

Прежде чем приступить к этому высказыванию, представим себе ситуацию из современной жизни. У бизнесмена, торгующего одеждой, складывается впечатление, что дела идут неплохо: его товар поступает в разные страны за рубежом, активно распродается, торговля приносит неплохую прибыль. Разумеется, есть и расходы: на транспортировку, аренду торговых помещений и складов, рекламу, работников и прочее. Но без расходов ведь ни в каком деле не обойтись. Однако вот его счетоводы садятся подводить баланс, и выясняется: сумма расходов, потери на порче, задержках при доставке и прочем приносят убытки, которые перекрывают прибыль. Вся деятельность бизнесмена оказывается бесплодной, он не только ничего не зарабатывает, но еще и теряет.

Высказывание из «Ховот а-левавот», которое приводит в своей книге Хафец Хаим, тоже описывает некое подведение баланса — итогов прожитой жизни. Человек предстает перед Высшим судом. Ему предъявляют перечень его хороших и его дурных поступков. Он всматривается в него — и какие-то действия оказываются для него незнакомыми. Как себе хотите, но вот этого, и этого, и этого он не делал. Конечно, приятно было бы признать за собой столь благородные поступки, но он их не совершал! И вот этих дурных поступков он не совершал тоже. Все остальное верно, а эти дурные поступки приписаны ему по ошибке! Странно… И тут ему объясняют, что не знакомые ему положительные поступки «переведены на его счет» со счета того, кто дурно о нем отзывался, а незнакомые дурные поступки совершены были человеком, о котором он сам недружелюбно говорил. Значит, стоит кому-то сказать о нас лашон а-ра, как какие-то его заслуги становятся нашими. А стоит нам нарушить запрет лашон а-ра, как мы лишаемся части своих заслуг в пользу обиженного. Так что нечего удивляться, что один из наших мудрецов, которому передали, что такой-то дурно о нем отзывался, послал оскорбителю подарок и благодарственную записку.

Приведя это высказывание, Хафец Хаим заключает: сколько бы человек ни делал добра, если он говорит о ком-то плохо, он лишается своей «прибыли». Удовольствие оказывается слишком дорогим.

Естественно, мудрецы анализируют причины, побуждающие человека дурно отзываться об окружающих. Зная эти причины, можно их устранить и избавиться от осквернения собственной речи.

Самая, пожалуй, распространенная среди причин злоречия — привычка бездумно болтать. И лучший способ научиться анализировать то, что говоришь, — начать изучать законы соблюдения чистоты речи. Там столько деталей, подробностей, классификаций, что поневоле начнешь прилагать их к своей разговорной практике, а это уже начало самоконтроля.

Дурно отзываться о людях нас побуждают и такие качества, как насмешливость, гневливость и гордыня. Тут даже не требуется особых пояснений. Помните поговорку: «для красного словца не пожалеет и родного отца»? Человек захотел блеснуть остроумием — и обидел другого. Человек легко раздражается, постоянно сердит — понятно, что во всех вокруг он видит недостатки и азартно их обличает. Человек впадает в гнев — и теряет самообладание. Человек считает себя выше и значительнее других — и говорит с ними неуважительно. И так далее.

Понаблюдать за самим собой как бы со стороны всегда интересно. А на пути к чистоте речи нам открывается немало важной информации о себе.

Рассказывают, что один богач-еврей зашел к Хафец Хаиму и купил у него все его книги, кроме …книги «Хафец хаим». Почему? — спросили его. Я все равно не смогу обойтись без запрещенных разговоров, а чувствовать себя виноватым не хочу, объяснил богач. Так что лучше мне об этом и не знать. Жаль, сказал на это Хафец Хаим. Ну, пусть бы не соблюдал. Но хоть бы покряхтел, вздохнул о своем несовершенстве…

Как вы это понимаете? Я понимаю так: уж если ты вздохнул о том, что несовершенен, то рано или поздно хоть чуть-чуть да усовершенствуешься.


История отношений Йосефа и его братьев достигает апогея: начинается глава Ваигаш описанием диалога Йеуды и Йосефа, и это стало прообразом исторического противостояния их потомков: сначала колен Йеуды и Эфраима, а затем — двух царств, Южного Иудейского и северного Израильского царства. В конце главы рассказывается о том, как праотец Яаков, узнав, что его любимый сын Йосеф жив, спускается в Египет для встречи с ним. Так начинается Египетское изгнание, ставшее прообразом всех последующих изгнаний еврейского народа. Читать дальше

Избранные комментарии к недельной главе Ваигаш

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всевышний поселил потомков Яакова в Египте, чтобы они стали еврейским народом, не смешиваясь с коренным населением

Б-жественное вмешательство при продаже Йосефа

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всевышний специально организовал продажу Йосефа, чтобы привести его к величию. Поэтому братья Йосефа не были наказаны.

На тему недельной главы. Ваигаш 1

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

Коментарии к недельной главе Льва Кацина

Избранные комментарии на главу Ваигаш

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Если бы сыновья Яакова остались в Ханаане, их потомки со временем бы ассимилировались. Уход в Египет и жизнь среди враждебно настроенного населения помогла евреям сплотиться и сохраниться как народ.