Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Корень любого идолопоклонства — в стяжательстве»Раби Нахман из Бреслава
Материалы рассылки за 5767 год.

После Судного дня, Дней трепета и Дня Искупления приходит пора веселья — праздник Суккот, один из трех «праздников паломничества» еврейского календаря. В этом году первый день праздника приходится на четверг.

Тора заповедала нам в течение семи дней осеннего месяца тишри, с 15 по 21 число, жить в суккот (шалашах, или кущах), т.е. спать там, есть и пить, как мы делаем это в течение года в своих постоянных жилищах.

Первый день Суккот — праздничный день, остальные шесть — т. наз. полупраздничные, холь-а-моэд, со своими правилами.

Восьмой день от начала Суккот — 22 тишри — является самостоятельным праздником — Шмини Ацерет, он же праздник Симхат-Тора.

В диаспоре праздничными являются два первых дня Суккот, а Шмини Ацерет и Симхат-Тора празднуются отдельно, в восьмой и девятый день от начала Суккот.

Все действия праздника, в том числе строительство сукки, регламентируются определенными правилами.

В праздник Суккот евреи выполняют заповедь вознесения лулава (общее название четырех видов растений, один из которых — ветвь финиковой пальмы — называется лулав). Связанные вместе три вида растений: лулав, ветки мирта и ветки речной ивы — берут в правую руку, в левую берут плод этрога (вид цитрусовых), сближают руки вплотную и в соответствии с правилами выполняют заповедь.

ПОД КРОВОМ ВСЕВЫШНЕГО

В конце главы «Эмор» книги «Ваикра», третьей книги Пятикнижия, речь идет о еврейских праздниках. В частности там сказано: «…в пятнадцатый день седьмого месяца… — праздник кущей, семь дней Г-споду… Дабы знали ваши поколения, что в кущах поселил Я сынов Израиля, когда вывел их из земли Египта» (Ваикра, 23:34, 43). Это — заповедь о празднике Суккот.

Тора мотивирует заповедь: евреи должны семь дней жить в шалашах в память о том, что, выйдя из Египта и странствуя по пустыне, они жили в шалашах. Несмотря на это как будто бы вполне понятное объяснение, у наших мудрецов существует два мнения о причинах, по которым нам дана эта заповедь, отнюдь не такая однозначная, как может показаться.

Одно из них считает основанием заповеди память о шалашах, другое полагает, что пребывание в шалашах должно напоминать нам не собственно о шалашах, а об облаках Славы Всевышнего, которые все сорок лет пребывания евреев в пустыне укрывали их от невыносимого зноя. Облака были кровом для евреев, и мнение, что именно в память об этом чуде мы строим шалаши, делает понятным, почему основные законы сукки связаны с ее покрытием: с его материалами, плотностью и т.д.

Если же считать, что заповедь праздника связана именно с шалашами, то возникает вопрос: что в них такого особенного, чтобы помнить о них и отмечать эту память праздником? Ничего чудесного, такого, чтобы мы увидели в этом Присутствие Всевышнего, в них как будто бы нет.

Рамбан отвечает на этот вопрос: шалаши важны не сами по себе, а тем, что евреи в них жили. Евреи находились в необитаемом месте, не в городе, где есть все необходимое для человека, у евреев не было постоянного жилья, они обитали в одной из самых суровых и жарких пустынь на земном шаре, где не было ни капли воды, никакой растительности и никакой тени. Все необходимое для существования: еду, воду и прохладу (Облака) — им послал Б‑г. Сукка заповедана нам в память о пребывании в пустыне — обо всех чудесах странствования в пустыне.

Шулхан арух — свод законов по выполнению заповедей — следует мнению, что Суккот заповедан нам в память об Облаках Славы. Как это влияет на законы Суккот?

Дело в том, что между самим выполнением заповедей, их мотивировкой и внутренним настроем человека существует сложная связь, которую наши мудрецы тщательно анализируют относительно каждой из заповедей. Есть заповеди, выполнение которых не требует одновременного размышления об их мотиве. При выполнении заповеди сукки думать о мотиве надо. Что это значит? Находясь в сукке, надо помнить и думать об Облаках Славы и исходе из Египта. Если человек не сделал этого (скажем, не знал или не смог сосредоточиться, отвлекся на что-то), заповедь пребывания в сукке тем не менее считается выполненной.

Помимо мотива заповеди, мудрецы дали много объяснений смыслу заповеди о сукке. Приведем два из них.

Книга «Зоар» говорит, что в сукке мы находимся под сенью Б-га. Что это значит? В повседневной жизни мы ощущаем дом как защиту. В стенах своего дома, под его надежной крышей, за замками и запорами мы чувствуем себя в уютной безопасности. В сукке ничто материальное не защищает нас ни от непогоды, ни от нежелательного вторжения. Кто защищает нас в сукке? Всевышний. Мы находимся под Его кровом. И мы должны почувствовать, что и во всех других ситуациях, во все другие дни года расстановка сил остается такой же.

Другое объяснение переходу из постоянного жилья во временное дает Талмуд. Находясь в сукке, мы должны почувствовать, что земной мир, в котором мы так любим устроиться с комфортом, — место нашего временного обитания. Все, что кажется нам здесь устойчивым и постоянным, в том числе мы сами, — на самом деле преходяще.

Рассказывают, что однажды известный еврейский богач Высоцкий посетил в Радине Хафец Хаима. Он знал, конечно, что Хафец Хаим — не самый состоятельный человек, и все-таки поразился бедности жилища прославленного мудреца.

— Э-э, простите, — растерялся он, — а где же ваша мебель?

— А ваша? — вместо ответа спросил Хафец Хаим.

— Но ведь я в дороге, я здесь временно…

— Вот и я временно, — улыбнулся Хафец Хаим.

Сказанное не значит, что, сидя в сукке, надо предаваться скорбным мыслям и запретить себе в дальнейшем всякие заботы об удобствах и красоте быта. Но уточнить иерархию ценностей имеет смысл. Главное же — где еще мы можем чувствовать такую близость к Б-гу, так непосредственно ощущать Его заботу о нас, отношение к нам? Вот этому мы и радуемся в Суккот.


Принимать обеты могли только по-настоящему Б-гобоязненные люди. Обычный же человек должен придерживаться золотой середины по Рамбаму. Читать дальше