Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Да не хвалится мудрый мудростью своею, и да не хвалится сильный силою своею, и да не хвалится богатый — богатством своим»Пророк Ирмиягу
Краткие очерки на тему недельного раздела Торы. Ваигаш

Содержание раздела

После того как в вещах Биньямина обнаружили кубок египетского правителя, братья окончательно растерялись. Только Йеуда проявил самообладание и, обратясь к Йосефу со страстными, но исполненными достоинства словами, предложил себя в рабы вместо Биньямина. Эта самоотверженность окончательно убедила Йосефа, что братья «перевоспитались», что это уже не те люди, которые бросили его в яму и продали в рабство. Он открывается им: «Я — Йосеф!» Братья потрясены, их охватывает жгучий стыд, но Йосеф утешает их, говорит, что все происшедшие события были частью грандиозного Б-жественного плана. Он предлагает им забрать отца и вернуться вместе с ним в египетскую провинцию Гошен.

Вначале Яаков не может поверить в счастливую весть, но особые знаки, переданные Йосефом с братьями, убеждают его, что его давно пропавший сын и египетский правитель — одно и то же лицо. Воспрянув духом, Яаков уходит с семьей в Египет. По дороге он приносит жертвы Б-гу и получает от него ободряющее напутствие: не бойся, Яаков, египетской эмиграции и ее негативных духовных последствий; именно там сыны Израиля станут великим народом несмотря на безнравственность местных жителей. Тора перечисляет всех членов семьи Яакова и намекает на рождение Йохевед, будущей матери Моше-рабейну. В Египет спускаются 70 душ, и после 22-летней разлуки Йосеф воссоединяется с отцом и всей семьей. Отец и сын обнимаются, плача от счастья.

Затем Йосеф доставляет семью в Гошен и приводит отца и пятерых братьев на аудиенцию к Фараону, советуя им назваться скотоводами, представителями самой дефицитной и непрестижной в Египте профессии. Во время этой встречи Яаков благословляет Фараона.

Голод в стране усиливается, и Йосеф принимает решение: в обмен на государственное зерно жители Египта должны отдать Фараону все свое имущество, землю и самих себя в рабство. Затем Йосеф проводит массовое переселение египтян, которое не затронуло, однако, жреческую касту, получавшую прямую помощь от Фараона. Сыны Яакова-Израиля основательно устраиваются в новой стране; их численность растет.

Мягкая речь отвращает гнев

«И подошел Йеуда к нему (Йосефу), и сказал: “Позволь, господин мой, сказать рабу твоему слово в уши господина моего; и да не возгорится гнев твой на раба твоего…”»(44:18).

Великий мудрец и духовный лидер дореволюционного еврейства Хафец Хаим отправился однажды в Петербург, чтобы просить российские власти об отмене одного несправедливого постановления. На встрече с царским министром присутствовал переводчик, поскольку Хафец Хаим, будучи жителем польского города Радина, не знал русского языка, а чиновник не говорил на идише. Не теряя времени, Хафец Хаим сразу приступил к делу; он произнес убедительную и прочувственную речь в защиту евреев. Слова будто лились из его сердца, чистые, как слезы. Когда он закончил, в зале воцарилась напряженная тишина. Ее нарушил переводчик: «Ваше превосходительство, еврей говорит…». Министр остановил его мягким жестом: «Перевод не нужен… я понял все, что он сказал, каждое слово». Миссия Хафец Хаима завершилась успехом: антиеврейское постановление было отменено.

До того, как Йосеф открылся братьям, он говорил с ними через переводчика, умело симулируя незнание иврита. Но в критическую минуту, когда Биньямина уже приговорили к рабству, поручившийся за него перед отцом Йеуда вышел вперед и, не оглядываясь на придворного толмача, заявил Йосефу, что хочет «сказать… слово в уши господина моего». Он вовсе не рассчитывал, что всемогущий египетский правитель поймет значение его слов, но он хотел передать ему глубину своего отчаяния, убедить голосом, интонацией в несправедливости приговора. Йеуда говорил не столько устами, сколько сердцем, а слова, вышедшие из сердца, непременно попадают в сердце слушателя.

Из этой сцены мы учим и другой урок. Мудрый царь Шломо учил в своей книге Мишлей (Притчи): «Кроткий ответ отвращает гнев, но резкое слово возбуждает ярость» (15:1). Речь выделяет нас среди других живых творений. Иудаизм называет человека не homo sapiens, человека разумный, а медабер, человек говорящий.

Речь — наше сильнейшее оружие. Межконтинентальная ракета, пущенная из Европы в Америку, может не долететь или не попасть в цель, а слово, даже сказанное по телефону с огромного расстояния, способно убить наповал, причем мгновенно.

Царь Шломо призывает нас выработать в себе определенную культуру речи: в любой ситуации, даже самой острой, говорить мягко, доброжелательно, чтобы не распалять собеседника, не гневить его, особенно, если перед тобой всемогущий правитель, ибо, как сказано там же в Мишлей: «Гнев царя — вестник смерти, но человек мудрый умилостивит его» (16:14).

Именно это качество наглядно продемонстрировал Йеуда на судьбоносной встрече с египетским правителем. Обратите внимание, как смиренно и даже униженно говорит этот сильный и гордый человек: обращается к Йосефу в третьем лице: «господин мой», себя многократно называет «раб твой».

А ведь ситуация была чрезвычайно сложной, взрывной. Йосеф изображал праведный гнев по поводу «кражи» его кубка, хотя было ясно, что гневаться должен не он, а братья: они видели, что история с кубком подстроена, пытались объяснить это египтянину, но тот упрямо и, как казалось, злонамеренно игнорировал их аргументы.

Йеуду, как и других братьев, распирало от обиды и гнева, но он был достаточно умен и обладал необходимым самообладанием, чтобы подавить эмоции. Он понимал, что при всей их правоте здесь не место и не время бороться за справедливость. От него требовалось лишь одно — тихо, мягко поговорить с правителем, «в уши господина моего», чтобы остудить его гнев, расположить к объективной оценке. Йеуда не стучал кулаком, не требовал: «Свободу невинно осужденному Биньямину!» Он спокойно и доверительно предложил обсудить ситуацию с самого начала, напомнил египтянину о безутешном отце, пытаясь достучаться до его сердца.

Йеуда действовал не с позиции слабости. На самом деле, он, как и его отец перед встречей с Эсавом, готовился к трем вариантам: рассчитывал на помощь Б-га, стремился умиротворить врага и, как крайнее средство, был готов поднять вооруженный бунт (сыновья Яакова обладали фантастической силой, о чем свидетельствует блестящая операция Шимона и Леви по уничтожению мужского населения Шхема). Но главным его оружием была тихая, смиренная речь.

Первым делом — ешивы

Выдающиеся личные качества Йеуды, его мудрость, самообладание, готовность взять на себя ответственность и инициативу были по достоинству отмечены Всевышним. Йеуда стал основателем династии еврейских царей. Его же Яаков отправил в Египет впереди всей семьи, чтобы тот подготовил все необходимое к их приему и размещению: «Он послал Йеуду впереди себя к Йосефу, подготовить перед ним Гошен…»(46:28).

Раши иначе толкует задачу, порученную Йеуде. Ссылаясь на мидраш, в котором инфинитивной форме глагола леорот дается другой перевод: не подготовить, а учить, — он говорит, что Яаков велел сыну открыть в Гошене дом учения, ешиву. «Деяния отцов — знак для сыновей». Наш праотец Яаков показал всем будущим поколениям еврейского народа, с чего надо начинать общинную жизнь на новом месте — с организации еврейского образования, с преподавания Торы. Ибо без Торы нет и евреев. Где бы мы ни жили, в Древнем Египте или средневековой Испании, в Вавилоне или Российской империи, в Бруклине или Государстве Израиль, — повсюду наше выживание обеспечивается домами учения: хедерами, ешивами, колелями. В Советском Союзе не было ешив, и результат этого виден на печальном состоянии нашей алии, духовном и демографическом. Перед уходом в египетский галут патриарх Яаков показал нам универсальную еврейскую шкалу предпочтений: прежде чем позаботиться о своих материальных нуждах, надо создать духовную базу — открыть ешиву.

Публикуется с разрешения издательства «Швут Ами»


«Хумаш» — так на иврите называется Пятикнижие — те пять книг Торы, которые были записаны Моше-рабейну Синайского откровения, во время странствий еврейского народа по пустыне. Читать дальше

Бесконечная цепь 1. Тора

Рав Натан Лопез Кардозо,
из цикла «Бесконечная цепь»

Пятикнижие — самая важная часть Танаха. Она представляет собой не что иное, как голос Всевышнего, сообщающего человечеству Свою волю посредством письменного слова. Сюжеты и заповеди Торы заставляют человечество задуматься над реальностью. Что делать человеку со своей жизнью? Как ее возвысить, освятить? И прежде всего — как развить в себе понимание, что жизнь должна быть освящена? Тора отвечает тому, кто спрашивает. Для тех, у кого нет вопросов, Тора остается загадкой, в соответствии с известным афоризмом: нет ничего непонятнее, чем ответ на незаданный вопрос. Человек же, по-настоящему ищущий смысл жизни, найдет в Торе интеллектуальную глубину, поразительную психологическую проницательность, благоговейное отношение к жизни.

Правильность текста Торы

Сайт evrey.com

Откуда мы знаем, что современная Тора идентична той, которую получили евреи на горе Синай?

Бет из Берешит

Рав Эльяким Залкинд

Книга Шмот

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Истоки»

Чтобы понять и постичь 19. Откуда мы знаем, что Тора дана Б-гом, а не написана человеком?

Рав Элиэзер Гервиц,
из цикла «Чтобы понять и постичь»

Одним из доказательств того, что Тора является Б-жественным откровением — это ее иррациональные заповеди. Простой смертный не мог бы заставить 600 тысяч евреев взять на себя серьезные ограничения во всех сферах жизни. Пророчества, содержащиеся в Торе, тоже доказывают ее Б-жественное происхождение.

Урок Торы

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Пятикнижие Моисея

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

«Шлах». Спасательный канат

Рав Бенцион Зильбер

Евреи приближаются к Эрец-Исраэль. По настоянию народа Моше отправил разведчиков выяснить, какова страна, куда евреи по воле Всевышнего держат путь. Послано было двенадцать разведчиков, по одному от каждого колена. Вернувшись, десять из двенадцати сказали, что города страны укреплены, жители ее сильны и войти в нее невозможно. Евреи заплакали и отказались от своей цели. За это Всевышний обрек народ на сорокалетнее скитание по пустыне. Конец главы посвящен нескольким заповедям. Завершает главу заповедь о цицит.