Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Материалы рассылки за 5767 год

«ВАЕЦЕ» («И ВЫШЕЛ»)

«И вышел Яаков из Беэр-Шевы, и пошел в Харан» (28:10). Яаков, как вы помните, уходит от преследований Эсава и отправляется к брату матери, арамейцу Лавану, чтобы взять в жены одну из его дочерей.

Заночевав в пути, Яаков видит сон. По лестнице, уходящей в небеса, поднимаются и спускаются ангелы, и Яаков понимает, что ему открывается картина будущих событий, которые произойдут с еврейским народом. (Этот сон не менее известен в европейской культуре, чем знаменитые сны Иосефа.) Во сне Яакову является Всевышний и заверяет его, что отдаст ему и его потомкам землю, на которой сейчас лежит Яаков, и никогда не покинет его, Яакова, куда бы он ни пошел.

Приближаясь к дому Лавана, Яаков останавливается у колодца, куда приходит напоить овец дочь Лавана Рахель. Так Яаков встречает невесту, подобно тому, как у колодца же находит Ривку, невесту для Ицхака, Элиэзер (см. главу «Хаей Сара»).

Яаков женится на Лее и Рахели, дочерях Лавана, а затем — на их служанках Билъе и Зилпе. У Яакова рождается одиннадцать сыновей.

Спустя двадцать с лишним лет Яаков возвращается в Кнаан с детьми, женами, слугами и скотом.

СОРАЗМЕРНОСТЬ И ГАРМОНИЯ В СОБЛЮДЕНИИ ЗАПОВЕДЕЙ

В прошлом году, говоря о главе «Микец» (см. «Микец», 2005), мы указывали на особенность, общую для глав «Ваеце» и «Микец», которую на одном из своих уроков в ешиве «Мир» отмечал рав Хаим Шмулевич, благословенна память праведника. Как известно, главы в Торе делятся на отрывки. Эти две главы — единственные длинные недельные главы в Торе, идущие без интервалов, указывал рав.

Именно потому, что в этих главах все эпизоды по отдельности предстают перед нами как звенья длинной цепи бед и неприятностей, главы не разбиты на эпизоды. Почему? Для того, чтобы мы воспринимали картину в целом. Чтобы дать нам понять: читая о печальных событиях в Торе (или переживая такие события в жизни), мы можем не видеть позитивной цели, к которой они направлены. Но когда мы смотрим на события в целом, нам открывается их глубокий благой смысл.

Путь, который должен пройти наш праотец Яаков, не мог быть иным. Он должен был строиться именно так. С темой нашей сегодняшней беседы это не связано, но не сказать об этом нельзя.

* * *

Мы знаем, что Яаков прибывает к Лавану с пустыми руками. Почему? Авраам, отправляя Элиэзера на поиски невесты для своего сына, снабдил его немалым богатством. Яаков ушел украдкой, он, понятно, не мог взять с собой десять верблюдов, груженных дорогими подарками, как Элиэзер, и соответственно десять слуг-погонщиков к ним. Но деньги, какие-нибудь там драгоценности Яаков ведь мог взять с собой? Мог. Он и взял. Мидраш говорит нам, что Ривка дала сыну бриллианты.

Куда же они делись? Мидраш рассказывает, что в самом начале путешествия на Яакова напал Элифаз, сын Эсава, чтобы — по приказу отца — убить его. Между ними произошел примерно такой разговор.

Элифаз: Отец велел мне убить тебя.

Яаков: Убивать нельзя.

Элифаз: А как же приказ отца?!

Яаков: Возьми все, что у меня есть. Неимущий приравнивается к мертвому.

Элифаз поступает так, как просит Яаков.

Наша тема связана с одной репликой Элифаза в этом разговоре. «А как же приказ отца?» — спрашивает Элифаз. Правда, он нашел возможность выполнить приказ отца, не убивая дядю. Но для нас важно, что в принципе он считал недопустимым ослушаться отцовского приказа. Был ли Элифаз прав? К чему обязывает нас заповедь о почитании родителей?

Скажем сразу: Элифаз был неправ. Нам предписано слушаться родителей только до того предела, где начинается преступление. Тора прямо формулирует: если родители требуют от сына, чтобы он нарушил субботу (сделал что-то для отца, скажем, поставил чайник на огонь), он не должен их слушать. Это относится к любому нарушению Торы. Так что уж говорить об убийстве!

Элифаз не мог не знать этого. Но в доме его отца к заповеди почитать родителей относились совершенно по-особому, и Элифаз был воспитан именно в таком духе.

Действительно, Талмуд учит нас, что уважение к родителям приравнивается к почитанию Творца. Отец Элифаза Эсав отличался строжайшим выполнением заповеди о почитании родителей. В выполнении этой важной заповеди Эсаву не было равных. Его старательность в выполнении простиралась до того, что он никогда не являлся на глаза Ицхаку и Ривке в будничной одежде, всегда переодевался в праздничную. Беда в том, что, кроме этой заповеди, никаких других он не выполнял.

Каждая заповедь занимает свое естественное место в едином, цельном комплексе заповедей. Усиленное выполнение одной за счет другой — болезнь, как увеличение какого-то одного органа в теле за счет другого. «Сефер харедим», анализируя заповеди, говорит, что выполнение одних заповедей связано с сердцем, других — с устами, третьих — с руками и т.д. Как в теле есть центральные и периферийные органы, так есть центральные заповеди в едином «организме» мицвот: те, нарушить которые нельзя даже ради спасения жизни (запрет идолопоклонства, разврата, кровопролития), ибо жизнь еврея, спасенная этой ценой, теряет смысл;те, за нарушение которых полагается предельно строгая кара — смертная казнь, что говорит о серьезности нарушения; те, выполнение которых закладывает основу и дает энергию для выполнения всех заповедей вообще, — например, изучение Торы.

Подобно тому, как органы тела должны работать в гармонии друг с другом, так в гармонии и соразмерности должны нами выполняться заповеди. Например, бытовавшая лет семьдесят-восемьдесят назад идея, что заселение Эрец-Исраэль заслоняет собой все остальные заповеди: и соблюдение субботы, и соблюдение шмиты (седьмого — «субботнего» — года, когда земледелец не обрабатывает землю, давая ей отдых) — глубоко ошибочна. Тора считает дисгармонию серьезным недостатком, мешающим святости служения Всевышнему (например, из главы «Эмор» книги «Ваикра» мы узнаем, что коэн с диспропорцией в развитии органов — скажем, одна рука больше другой — не может служить в Храме).

Речь идет не о субъективном взгляде человека на красоту и гармонию, а о соразмерном выполнении заповедей так, чтобы, не потакая исключительно нашим склонностям, мы контролировали свое отношение к выполнению всех заповедей в целом. Мы должны соблюдать пропорции, заданные самой Торой.


Светится лицо человека, который всегда радостен, от него исходит свет, здорово тело его, и старость не приходит к нему быстро, как сказано: «Радостное сердце освещает мир». Читать дальше