Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Человек сам — свой Спаситель, свой Машиах, освобождающий себя из мрака изгнания и ведущий себя к свету спасения.

СВОЕОБРАЗИЕ ЧЕЛОВЕКА

В чем проявляется уникальность человека? В его концентрированном устремлении к той особой цели, на которую настроены все струны его души. Своеобразие человека выражается в сокровенной молитве его жизни. Цели людей могут совпадать, но каждый стремится к своей на особый манер. Каждый человек имеет свою мечту, борется и стремится к тому, что современные психологи называют самовыражением. Оно достигается осуществлением главной мечты человека, с выполнением которой связаны все его надежды и желания.

Именно уникальность и своеобразие человеческой личности, то, что отделяет его от других даже тогда, когда он находится среди толпы, определяет его образ жизни, формирует его мысли и поступки. По хорошо известному изречению наших мудрецов: «Человеческая личность — мера всему»…

В прекрасную летнюю ночь человек выходит на улицу и видит над собой бархатное темно-голубое небо, усыпанное мягко сияющими звездами, подающими сигналы из далеких скрытых миров, и он ощущает спокойствие, царящее в природе. О чем он думает в этот момент? Все зависит от того, к какому типу людей он принадлежит. Если все его существо проникнуто религиозностью, если он вдобавок к исполнению всех других заповедей соблюдает также и особую заповедь лейда — знания о существовании Высшего Существа, что же откроет он для себя в этой прекрасной ночи, слушая шепот десятков тысяч звезд из дальних миров, как не существование Творца Вселенной, который наполняет Своим Б-жественным присутствием дивную тишину вокруг и верхушки молчаливых деревьев, с трепетом прислушивающихся к Его голосу, проникающему сквозь легкий туман, окутывающий их? Что может обнаружить такой человек в чудесной таинственности ночи, как не нежное дуновение Вечности, овевающей его утомленное лицо? Как иначе ответит он на это великолепие, как не песней, изливающейся непроизвольно из его груди: «О, Ашем, благослови мою душу. О, Ашем, Б-г мой, Ты велик; Ты покрыт величием и славой». Один из астронавтов именно так реагировал, когда перед ним открылось великолепие и величие вселенной. Он начал декламировать отрывок: «В начале Б-г создал небо и землю». Его естественные ассоциации привели его к цитированию Священного Писания.

Человек, родившийся в нерелигиозной семье и не получивший религиозного мироощущения в результате образования, должен вызывать чувство сострадания и жалости, а не досады и гнева. Такой человек лишен качества, которое расширило бы его кругозор. О чем будет думать такой человек, когда он выйдет на улицу в очаровательную летнюю ночь? Каковы будут его мысли? Он станет думать о том, как пуст, ничтожен и бессмыслен мир, действующий в соответствии с холодными механическими законами. Он не видит ничего, кроме одиночества колоссальной пустыни, подчиняющейся определенным физическим законам. Если у него есть склонность к науке, он попытается применить научные законы к природному феномену, который предстанет перед его глазами. Если он любит наслаждения, то как много темных страстей и скрытых вожделений разбудит в нем молчание этой великолепной ночи? Такого человека темная ночь побуждает искать удовольствия. Если он скуп и нечист на руку, ему может прийти в голову, что молчание летней ночи очень подходит для того, чтобы ограбить банк… Действительно, мысли и ассоциации человека определяются типом личности, все зависит от образа жизни человека, от индивидуальной природы его поисков: то, чего он желает больше всего на свете, то, о чем шепчут его губы, когда он преклоняет колена в мольбе перед Ашемом, есть нечто сокровенное между ним и его Творцом, не предназначенное для посторонних ушей.

Все ассоциации человека определяются его устремлениями, той ему только принадлежащей просьбой, которую он произносит шепотом в час молчания. Для одних — это близость к Владыке Вселенной, для других — власть или слава. Одни хотят расширить свои познания; есть и такие, которые ищут денег и удовольствий. В этой молитве — совокупность всего, что составляет человека. Она — его сущность и сущность всех его поступков.

Иудаизм всегда утверждал, что человек в силах обновить себя, заново возродиться и изменить свою жизнь. При выполнении этой задачи человек должен полагаться только на самого себя, никто не может помочь ему. Он сам — собственный творец и обновитель. Он — свой Спаситель, свой Машиах, освобождающий себя из мрака изгнания и ведущий себя к свету спасения.

Наилучшим примером человеческой способности возродить себя заново, изменить сокровенную молитву жизни, является акт обращения в иудаизм, лишь частично выражающийся в раскаянии. Обращение это не просто омовение в микве, как многие думают в Эрец Исраэль и Соединенных Штатах. Это не просто церемония. Конечно, омовение — важная деталь, но было бы ошибкой верить, что обращение начинается и кончается этим ритуалом. Обращение означает радикальное, решительное и полное изменение личности, а омовение — только символ, дающий внешнее выражение этой перемене. Человек погружается в воды и выходит из них новой личностью. Перефразируя слова Писания, можно сказать: «Теряя, вы обретаете» — одна личность утрачена и обретена другая, отличная от первой. «Выйди из земли твоей, от родни твоей, и из дома отца твоего» (Берешит 12:1) — так было сказано нашему праотцу Аврааму, отцу всех праведно обращенных. «Выйди» — это не простое географическое перемещение из одной области в другую, а глубокое человеческое и духовное событие. Алаха говорит об этом так: «Обращенный подобен новорожденному ребенку». Быть заново рожденным означает произвести определенные изменения во внутренней и внешней жизни, то есть изменить стиль и образ жизни. Без такого изменения не может быть настоящего обращения, даже частичного.

Раскаяние, подобно обращению, также рассматривается как новое рождение, как обретение новой тождественности, новой личности и новой жизни. Поэтому в главе 7 Законов Раскаяния Маймонид, обсуждая раскаяние спасения, говорит не только о раскаянии в поступках и прегрешениях, но о раскаянии в плохих чертах характера, — вопрос, который не обсуждался в главах 1 и 2, где речь шла о раскаянии искупления. В главе 7 он говорит о полном перерождении личности, а не только об изменениях, происходящих в связи с отдельным прегрешением. В этом случае недостаточно принять решение не совершать вновь тот же грех; здесь нужно целиком перестроить свою личность, все её характерные черты. Даже если человек будет воздерживаться от всякого греха, но при этом не истребит в себе привычную склонность к гневу, ревности, зависти или ненависти, он не сможет стать новой личностью. А это — необходимое условие для раскаяния, приводящего к спасению.

ВОСКРЕСЕНИЕ ИЗ МЕРТВЫХ И БЕССМЕРТИЕ ДУШИ

В заключение объясним фразу из начального отрывка Законов Раскаяния: «Разъяснение этой заповеди и вытекающих из нее принципов дается в последующих главах». Что это за «принципы», о которых Маймонид упоминает в этом контексте?

Конечно, он говорит здесь о принципе «свободы выбора», лежащем в основе раскаяния. Однако, поскольку он употребляет здесь множественное число («принципы»), я думаю, что он также имеет в виду вопросы, рассматриваемые в главе 9, а именно: вопрос о Мире Грядущем и о существовании души после смерти. Из размышлений Маймо-нида на эту тему явствует, что если бы Владыка Вселенной не создал раскаяния, то невозможно было бы постичь принцип существования Мира Грядущего. Если мы верим в Грядущий Мир как в один из Тринадцати Принципов, то это происходит благодаря раскаянию «и вытекающим из него принципам» существования Грядущего Мира и бессмертия души.

Какова связь между раскаянием и Грядущим Миром, о котором Маймонид говорит в главе 9 Законов Раскаяния? Мы уже говорили о существовании раскаяния, ведущего к спасению, суть которого заключается в полном перерождении личности, в переходе из одного состояния в другое. В ходе такого раскаяния человек выступает в роли созидателя, поскольку Б-г вложил в него способность создавать себя заново. Но может ли человек творить из ничего? Если все, чем он был прежде, уничтожено, если все его существование осквернено, загрязнено и запятнано грехом; если все его молитвы отвергнуты и брошены ему в лицо, как может человек на такой основе создать себя заново? Может ли он в самом деле стать как бы тем, кто творит из ничего? Тем более, что Писание решительно заявляет обратное: «Кто родится чистым от нечистого?» (Иов 14:4).

Кто может превратить нечистоту в непорочность? «Только Единый», то есть Вечный, и никто другой не обладает могуществом создавать из ничего, человек же в лучшем случае может создать что-то из чего-то. Как же возможно описанное выше раскаяние, если оно предлагает сотворение из ничего? Пусть это что-то до раскаяния было «отвратительно, презренно и мерзко», но краеугольным камнем иудаизма является особенно подчеркиваемое в хасидизме и кабале утверждение о том, что как бы велики ни были прегрешения человека, они не затрагивают сокровенных глубин и основ его души. Всегда и при всех обстоятельствах в человеческой душе остается нечто чистое, ценное и священное. Если бы все было развращено, если бы грех УНИЧТОЖИЛ всю личность без остатка, тогда раскаяние было бы невозможно. Идея о том, что в мистической глубине человеческой души есть частица, основа, всегда остающаяся чистой, незатронутой нечистотой, отражается в наших ежедневных молитвах: «Б-г Мой, душа, которую Ты дал мне, чиста». Грешник являет нам лишь псевдообраз, внешнюю сторону личности. Все желания и амбиции, влекущие человека к греху, пусты и тщетны. Истинное стремление человека, превосходящее все остальное, заключается в том, чтобы приблизиться к Всемогущему. Пусть горы серой золы и пласты песка покрывают его душу и скрывают горящий уголек, все же он горит тайно, невидимо. И даже в этом случае все, что требуется от грешника, — пробудиться, вывести себя из прежнего состояния, слиться со своим истинным «Я» и достичь величественного момента молитвы, обращенной к Всемогущему, «Слышащему все молитвы», о Котором сказано: «Всякая плоть придет к тебе».

«Всякая плоть…» — это означает, что ворота открыты для всякого, кто стучится в них с искренними намерениями.

Отсюда мы учим, что «весь Израиль имеет удел в Грядущей Жизни»; в Грядущий Мир попадает сокровенная, нетронутая основа души, которая всегда остается чистой.

С разрешения издательства «Швут Ами»


Слово «Макаби» — аббревиатура стиха из Торы «Ми камоха баэлим Ашем», который стал девизом восставших. Отсюда и прозвище семьи священников Хашмонаим — Маккавеи (на иврите «Макабим»). Они удостоились помощи Свыше и довели восстание до победного конца. Именно в это время произошло чудо с храмовым маслом, которое мы отмечаем зажиганием ханукальных свечей. Но когда Хасмонеи воссели на царском троне, это не привело ни к чему хорошему: их правление завершилось не так удачно, как поднятое ими восстание. Читать дальше

Йеуда аМакаби (Маккавей)

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Великие раввины»

Краткая биография Йеуды по прозвищу Макаби (в рус. транскрипции Маккавей )

Йоси бен Йоэзер и Йоси бен Йоханан

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

Власть Великого Собрания унаследовал Санхедрин (Синедрион) — совет, состоящий из 71-го старейшины. Во главе Санхедрина стояли два мудреца: наси (председатель) и его заместитель, ав бейт дин (верховный судья). Эти двое лидеров назывались зуг (пара).

От Синая до наших дней. Устная Тора в эпоху Второго Храма

Рав Моше Пантелят,
из цикла «От Синая до наших дней»

От Эзры до Гилеля. История передачи Торы.

Молитва «За чудеса»

Хава Куперман

Базис всей европейской культуры — это греческая культура, и в какой-то мере она также стала базисом для христианской религии. Главные христианские праздники выпадают в районе Хануки, и это совсем не случайно.

История еврейского народа 13. Война, мир и смерть Йеуды Маккавея

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Продолжение войны хашмонеев.

Ханука

Рав Лейб Александр Саврасов,
из цикла «Духовный смысл Хануки»

Ханука приходится на самое тёмное время года, когда день короток, а небо чаще всего затянуто облаками. В этой непроглядной темени евреи зажигают Ханукальные свечи в память о чуде, случившемся двадцать пятого Кислева 165 года до н.э., в те времена, когда землей Израиля правили греки

Что такое Ханука? Духовные аспекты

Рав Исроэль-Меир Лау

Война с греками не была только физической войной. Это была война не за власть, территории, расширение границ, но за духовную свободу, за полную духовную независимость еврейского народа от чуждых влияний.

Ханука 2017: 14.12.17 — Толдот Йешурун в Ашдоде: экскурсия с равом Хаимом Бурштейном «По следам Хасмонеев»

Редакция Толдот.ру