Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Если друг нуждается в твоей помощи, чтобы разгрузить осла, а недругу требуется помощь в нагрузке осла, иди и помоги недругу, чтобы преодолеть своё побуждение ко злу, и хотя заставлять животных страдать запрещено Торой, но подчинение злого начала предпочтительнее»Талмуд, трактат Бава Мециа 32
Краткие очерки на тему недельного раздела Торы. Дварим

Книга Дварим завершает Пятикнижие. Ее называют также Мишнэ Тора, Повторение Торы, поскольку в ней повторно изложены многие события Исхода и законы Торы. Отсюда, кстати, и русское название книги Дварим – Второзаконие. Она охватывает последние пять недель жизни Моше-рабейну и представляет собой, по существу, его духовное завещание, переданное евреям перед их вступлением в Эрец Исраэль под руководством нового лидера нации Йеошуа бин Нуна, ученика Моше.

Содержание раздела

В начале раздела Моше упоминает намеками грехи предыдущего поколения, умершего в пустыне, и подробно останавливается на трагической истории с разведчиками. Если бы евреи не послушались их клеветнического отчета, не запаниковали, а сразу вошли в Эрец Исраэль, Б-г дал бы им всю землю от Средиземного моря до реки Евфрат, включая земли Амона, Моава и Эдома, без всякого сопротивления со стороны местных царей и народов. Но из-за своего неверия все поколение было приговорено к смерти в пустыне. Моше с горечью говорит, что он тоже лишился права вступить в Эрец Исраэль. Опомнившиеся евреи пытались немедленно "исправить" приговор Творца – они бросились в атаку на превосходящие силы эмореев, не слушая предостережений Моше, что Б-га нет с ними, и потерпели сокрушительное поражение. Отныне им запрещено сражаться против царств Эсава, Моава и Амона – эти земли пока не войдут в состав Страны Израиля. Ее завоевание начнется с царств Сихона и Ога и будет проходить естественным путем.

Своими словами

Книга Дварим занимает особое место в Пятикнижии. Она выпадает из общей сюжетной канвы. Все действие завершается в конце предыдущей книги Бемидбар: сыны Израиля разбивают армии эморейского царя Сихона и царя Башана Ога, захватывают их земли на восточном берегу Иордана и подходят к границе Земли Обетованной, в степях Моава, у Иордана, напротив Иерихона. Последующие события – завоевание Эрец Исраэль и ее раздел между коленами – описаны в книге Йеошуа, входящей в Танах.

Эти две книги – Бемидбар и Йеошуа – разделяют лишь два события, включенные в книгу Дварим: предсмертная речь Моше с повторением пройденного материала, и его смерть. Поскольку, как утверждает Рамбан, все заповеди были даны Моше в Шатре Откровения еще в первый год после Исхода, возникает вопрос: по какому принципу выбирались эпизоды и заповеди, включенные в Дварим?

Раби Шимшон Рафаэль Гирш (Германия, XIX век) объясняет, что текст Дварим – это своеобразный инструктаж сынов Израиля перед их переходом через Иордан. Там, в Эрец Исраэль они перестанут постоянно ощущать Б-жественное Присутствие, как ощущали в пустыне. Прекратятся будничные чудеса – ман, передвижной колодец, облако Славы и прочее. Им придется строить, пахать, собирать урожай, сформировать органы власти, суды и различные общественные учреждения, самим заботиться о бедных и слабых, поддерживать боеготовность на случай войны. Им потребуется крепкая вера и высокая самодисциплина, чтобы избежать ловушек и соблазнов со стороны их соседей-язычников и всевозможных лжепророков. Цель книги Дварим в том и состоит, чтобы напомнить еврейскому народу тот комплекс законов, которые получило предыдущее, вымершее поколение у Синая, и призвать их к мужеству и стойкости.

Поэтому Дварим – это не просто повторение пройденного, выборочный конспект четырех первых книг Пятикнижия (на самом деле, из чуть более ста законов, содержащихся в пятой книге, семьдесят упомянуты впервые). В последние дни своей жизни Моше повторил и заново сформулировал все законы Торы и раскрыл всю историческую перспективу. Однако в Дварим были включены только фрагменты его учения, наиболее актуальные в период освоения Эрец Исраэль и создания основ национальной жизни.

Надежда скорбящих

Раздел Дварим всегда читают в шабат, предшествующий девятому ава, годовщине разрушения Первого и Второго Храмов, которую мы отмечаем скорбными молитвами и постом. Трудно подыскать в Торе более подходящий для этой даты раздел. Ибо главная тема здесь – грех разведчиков. Восьмого ава, тридцать три столетия назад, разведчики вернулись из своего 40-дневного осведомительного похода в Эрец Исраэль и так напугали евреев "великанами" и "неприступными городами", что народ запаниковал и категорически отказался переходить границу Земли Обетованной. В ночь девятого ава евреи плакали над докладом разведчиков, и рассерженный Б-г установил эту дату как день плача и несчастий на все времена. А поколению пустыни Он сказал: "Никто из людей этих, из этого злого поколения не увидит хорошей страны, которую поклялся Я дать вашим отцам" (1:35).

Все это было очень давно. Последний из двух Храмов пал целых два тысячелетия назад. Почему же мы продолжаем скорбеть о нем, переживаем его гибель так остро, как будто это произошло вчера?

Ответ дает сама Тора. Из всех 12 сыновей Яаков-авину больше всех любил Йосефа, сына своей безвременно умершей жены Рахели, за которую он 14 лет батрачил на Лавана. Эта любовь вызвала ревность братьев. В конце концов, они тайно продали Йосефа в рабство, а затем показали Яакову рубашку Йосефа, смоченную в козьей крови. Они хотели убедить отца, что его младший сын был растерзан диким зверем.

Яаков поверил сыновьям, разорвал на себе одежды и погрузился в траур, из которого не выходил несмотря на все попытки детей утешить его. Яаков был безутешен целых 22 года, пока не узнал, что Йосеф жив-здоров и остался настоящим евреем, несмотря на сделанную им в Египте головокружительную политическую карьеру.

Б-г дает утешение лишь в том случае, если утрата реальна и необратима, если человек действительно умер и его не вернешь. Если же он жив, скорбь близких не ослабевает. Вот почему сыновья Яакова не могли утешить его: ведь Йосеф не умер.

Рассказывают, что однажды Наполеон проходил мимо парижской синагоги и до него донеслись всхлипывания и причитания. Срочно вызванный к императору глава синагоги объяснил ему, что евреи оплакивают разрушение своего Храма.

"Когда это произошло?" – спросил Наполеон.

"Восемнадцать веков назад", – последовал ответ.

"Что! – воскликнул император. – Восемнадцать веков, и вы все еще плачете!?" И затем он произнес свою пророческую фразу: "Если вы так долго оплакиваете свой Храм, то наверняка удостоитесь его возвращения". Утешается лишь тот, кто безвозвратно потерял. В Тиша бе-ав мы безутешны, потому что источник нашей потери до сих пор существует. Святой Храм будет заново отстроен. Главный Прораб пребывает в полном здравии, и бригада Его "строителей", пережившая двухтысячелетний простой, лишь ждет сигнала, чтобы засучить рукава и приступить к работе.

С разрешения издательства Швут Ами


Съев определенное количество хлеба, мы читаем особую молитву, которая называется Биркат а-мазон и состоит из нескольких благословений. Произнося Биркат а-мазон, мы, тем самым, признаем, что наше пропитание зависит от Творца, и нам следует благодарить Его за всякую пищу. Читать дальше