Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Краткие очерки на тему недельного раздела Торы. Матот

Содержание раздела

Незадолго до вступления евреев в Эрец Исраэль Моше-рабейну объясняет законы обетов и клятв, особенно, применительно к женщинам: когда их отец или муж имеет право отменить их клятву и когда не имеет.

Затем начинается война против мидьянитян. Ополчение из 12 тысяч человек (по тысяче от каждого колена) громит врага, убивает пятерых мидьянских царей, всех мужчин и... чародея Билама, столь неудачно пытавшегося ранее проклясть евреев (см. раздел Балак). Моше порицает командиров за то, что они оставили в живых женщин, главных виновниц аморального поведения сынов Израиля.

После подсчета и распределения военных трофеев "начальники тысяч и сотен" сообщают Моше о полном отсутствии потерь среди ополченцев. В благодарность Б-гу и во искупление своих душ они приносят в Шатер Откровения золотые изделия.

Колена Гада и Реувена просят разрешения остаться в Заиорданье, где есть обширные пастбища для их многочисленного скота. Вначале Моше отказывает им, боясь повторения греха разведчиков, но после того, как представители Гада и Реувена заверили пророка в своем твердом намерении вступить в Эрец Исраэль, активно участвовать в завоевательных войнах с хананеями и лишь потом вернуться на восточный берег Иордана, он соглашается.

Волшебная сила слова

Тора придает огромное значение слову, речи. По слову двух свидетелей суд может приговорить виновного к смертной казни; по слову коэна прокаженный становится "нечистым", подвергаясь изоляции, и по слову коэна – "Чист!" – он возвращается к общине и своей семье. Лашон а-ра, злословие, считается у евреев одним из тяжелейших грехов. Не случайно, иудаизм называет двуногих, прямоходящих особей не гомо сапиенс, человек разумный, как в современной науке, а медабер, (человек) говорящий. Именно речью мы отличается от других живых существ.

Раздел Матот начинается с законов, посвященных обетам, клятвам и зарокам. Обращаясь к главам колен Израиля, Моше говорит: "Если человек даст обет Б-гу или поклянется клятвой, приняв запрет на себя, то не должен он нарушать слова своего: все, что он сказал, должен он исполнить"(30:3). Это одна из 613 заповедей – нельзя "нарушать слова своего".

(Не правда ли, звучит несколько архаично в нашем мире, насквозь пропитанном ложью, когда после очередных выборов газеты всерьез обсуждают: ну а теперь посмотрим, какие обещания новый глава правительства выполнит, а какие "забудет".)

Но дальше ситуация меняется. Тора описывает процедуру отмены клятв. Отец может освободить свою юную незамужнюю дочь от зарока (только в тот день, когда он его услышал), а муж – свою жену. Процедура снятия зароков тоже считается мицвой.

Какая тут связь? Ведь вначале нам велено "не нарушать слова", и если бы мы дальше не читали, то ни за что не догадались бы о двух исключениях, касающихся женщин.

Но и это не все. Все мы знаем, что бывают обстоятельства, когда человек, давший обещание, не в состоянии его выполнить. Тора идет к нему на помощь. Он может прийти к "мудрецу" (в наше время к знатоку законов о клятвах и обетах) или предстать перед тремя взрослыми евреями, исполняющими в этом случае функцию религиозного суда, и получить освобождение от данного им слова. Для этого ему надо привести вескую причину, объяснить, что "если бы я знал такое-то обстоятельство, я никогда не дал бы этого обещания". Рассмотрев аргументы, "суд" не просто отменяет обет или зарок, но и объявляет его "несуществующим", и человек может делать то, что ему было запрещено до отмены обещания.

В молитвенниках описана специальная процедура атарат недарим, отмены обетов. Религиозные евреи проводят ее накануне Рош ашана. Литургия Дня Искупления начинается с известной молитвы Коль нидрей, "Все обеты...", цель которой – окончательно снять с души и совести человека все, что он необдуманно обещал Б-гу (порой тут же забыв об этом) или вынужденно не выполнил за прошедший год.

Получается, что освободить от клятвы, недера, можно не только женщину в доме ее отца или мужа, но и любого другого еврея. Но ведь в Торе сказано, что "не должен он нарушать слова своего". Неужели раввины "придумали" процедуру аннулирования клятв? Нет, раввины не могут выносить постановления, противоречащие Торе. Они не имеют права позволить то, что Тора запрещает. (Обратное возможно: есть случаи, когда мудрецы запрещали то, что разрешено Торой, например, многоженство, левиратный брак, трубить в шофар в субботу и т.д.) В настоящем разделе Тора однозначно требует: "Коль а-йоце ми-пив яасе". Так кто же посмел освободить нас от "всего исходящего из уст"?

Отвечаем: сама Тора. Где это сказано? В Устной Торе (в данном случае, Талмуде), которая имеет для нас, евреев, такую же обязательную силу, что и Тора Письменная (Танах). Ибо мы абсолютно убеждены, что Моше-рабейну получил на Синае обе части Закона, неотделимые друг от друга.

От нас требуется эмунат хахамим – вера, доверие к Талмуду, подчинение авторитету мудрецов, стремление сохранить цепочку традиции, которая тянется – от учителя к ученику – через толщу столетий. Если она, не дай Б-г, оборвется, мы исчезнем с исторической карты, а само Творение, утратив связь с Творцом, осуществляемую через Тору и нас, ее носителей, вернется к первозданному хаосу.

Это очень важная мысль. Надо твердо знать: если мы получаем какую-то мицву, совсем неважно, где она сформулирована – в Торе Письменной или Устной.

В Мишне говорится о трех видах мицвот: тех, что "носятся в воздухе", например, отмена клятв и зароков; тех, что похожи на "гору, висящую на ниточке" (скупо описанные в Пятикнижии, но обросшие множеством деталей и постановлений – шабат, кашрут и др.), и тех, что подробно разработаны в самом Пятикнижии, – например, храмовые жертвоприношения. Все указанные виды заповедей, заключает Мишна, являются неотъемлемыми частями единой и неделимой Торы, данной нам Самим Б-гом.

В этом и состоит принципиальное отличие иудаизма Торы или, как его называют, "ортодоксального иудаизма" от всех других религий и религиозных направлений.

И сила мускулов нужна

В Торе, как известно, нет ничего случайного и лишнего. Каждое слово, каждая буква и грамматическая форма несут глубокую смысловую, порой совершенно неочевидную нагрузку. Даже порядок слов в перечислении может содержать интересную информацию.

Например, в конце этого раздела, где говорится о желании двух колен остаться в Заиорданьи, меняется начальный порядок их имен: "И много скота было у сынов Реувена и у сынов Гада...И пришли сыны Гада и сыны Реувена, и сказали Моше..." (32:1,2).

Первый вариант перечисления – вначале Реувен, а потом Гад – кажется более логичным, поскольку Реувен был старшим сыном в семье Яакова. Комментатор Ибн Эзра (XII в.) объясняет, что во втором случае сыны Гада упомянуты раньше, поскольку им принадлежала инициатива в заселении восточного берега Иордана.

Баал а-турим объясняет, что Гад опередил Реувена, потому что представители его колена были физически сильнее. Тела врагов, убитых ими на войне, выглядели особенно устрашающе. "Гад... рвет мышцу и темя", – сказано в конце книги Дварим. Комментарий Раши: "Отсекает руку и голову одним ударом меча".

Очевидно, Тора ценит в людях не только высокую духовность, но простую физическую мощь – там, где она нужна.

Публикуется с разрешения издательства "Швут Ами"


Шавуот — праздник дарования Торы. Еврейская традиция отмечает тот факт, что исход из Египта (который мы празднуем в Песах) был не самоцелью, а лишь подготовкой к получению Торы на горе Синай. Читать дальше

Законы и обычаи праздника Шавуот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Глава из книги «Сефер атодаа»

Законы праздника

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Чем праздник (йом тов) отличается от субботы?

Самоотверженность во имя Торы

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «О нашем, еврейском»

Накануне праздника Шавуот, Дня дарования Торы, уместно вспомнить, что наши мудрецы настойчиво подчеркивают одну мысль: не на Синае мы получили ее и не шестого числа месяца сиван. Каждый еврей получает ее ежедневно , когда учит, и везде , где готов пожертвовать ради нее жизнью.

Бедствия при невыполнении шмиты и йовеля

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель

Исполнение заповедей связано с духовным миром человека. С другой стороны, Тора упоминает лишь материальные блага, полагающиеся тем, кто ревностно соблюдает заветы Творца.