Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Чем героини сказок про Спящую красавицу, Рапунцель и Золушку похожи? И чем они отличаются от женщин, прославляемых еврейской Традицией?

Сценарии жизни в психотерапии

Известный американский психолог и психиатр Эрик Берн в своей популярной книге «Люди, которые играют в игры» выдвигает предположение, что судьба каждого человека программируется в возрасте до шести лет, а потом каждый живет по основанному на этой программе сценарию.

Сценарий по Берну — это подсознательный жизненный план, который формируется в раннем детстве, в основном, под влиянием родителей, с большой силой толкает человека вперед, навстречу его судьбе, и очень часто — независимо от его сопротивления или свободного выбора.

Если перевести это утверждение с психиатрического языка на еврейский, то станет ясно, что еврейская Традиция всегда знала о том, как важны в формировании взглядов и устремлений человека первые годы жизни. Недаром говорится о «Торат имейну», «Торе матери» — о том учении, который ребенок перенимает подсознательно или несознательно от матери в те ранние годы, когда он еще не приступил к изучению Торы отца — Торы книг, наставлений и указаний.

Берн тоже пишет, что в первые два года жизни поведение и мысли ребенка программируются, в основном, матерью. Эта программа и формирует первоначальный каркас, который Эрик Берн называет жизненной позицией человека. В эти же годы у ребенка формируется так называемое базовое доверие или недоверие к миру и складываются определенные убеждения относительно того, хорош он сам или плох и хорош ли мир, в котором он живет.

Как практически в наше время происходит формирование картины мира маленьких детей? Конечно, в еврейском мире ребенок живет звуками, запахами, вкусами и предвкушениями праздников: в Песах они одни, в Шавуот — совсем другие. И все же приходится признаться, что немалую роль в этой картине мира играют те сказки, которые мы читаем детям, и те мультфильмы, которые мы разрешаем им смотреть.

«Не волнуйся, твой принц тебя спасет…»

Рабанит Лори Палатник живет в Вашингтоне. Как-то раз ей подарили три билета на шоу «Дисней на льду» в Денвере, и она отправилась туда со своими двумя дочками. Ее муж, рав Палатник, не возражал: ведь, в самом деле, каких опасностей следует ожидать от Микки-Маусов, катающихся на коньках? Рабанит Лори вспоминает, как этот день полностью изменил ее отношение к сказкам про принцесс как неотъемлемой части жизни каждой маленькой девочки:

— Они взяли пять историй — про Золушку, про Русалочку, про Спящую Красавицу и так далее — и из каждой сделали «выжимку», превратив ее в танец на льду. Герои сказок оживали перед зрителями, завороженными волшебной музыкой, пластикой движений и светом разноцветных прожекторов. Мы с вами всегда знали, что диснеевские мультики строятся по формуле, правда? Но потому что истории шли одна за другой и представляли собой только конспекты всем известных сказок, эта формула становилась особенно ясна!

Молодая девушка оказывается перед каким-то испытанием (в каждой сказке испытание другое), не выдерживает его, подвергается опасности — но не волнуйтесь. Придет принц и спасет её! Одна сказка сменяла другую, в каждой повторялось то же самое, а я всё больше закипала! Потому что я смотрела на своих дочек, которые сидели на краешках кресел, совершенно очарованные представлением, главный посыл которого: «Не волнуйся, твой принц тебя спасет!»

Мне стало просто нехорошо, когда я поняла это. Мне буквально хотелось выйти на сцену, взять микрофон и крикнуть: «Есть тут еще матери, которых расстраивает то, что они видят здесь?!» Я, конечно, так не сделала.

Представление закончилось, мы поехали домой. Укладывая дочек спать, я так и видела в их затуманенных глазах, что их души полностью погружены в сегодняшнее шоу, а все их мысли крутятся вокруг прекрасных принцев.

Я рассказала своему мужу — рабби, — о том, что сегодня происходило, и спросила его: «Послушай, есть хоть что-то похожее в Торе, в Танахе, в Предании?» Он ответил мне: «Знаешь, как раз наоборот…»

Йеудит и Ханукальный свет

Мы знаем, что женщины и девочки полчаса после зажигания ханукальных свечей ничего не должны делать — только наслаждаться покоем и уютом праздничного вечера, пока мужчины и мальчики накрывают на стол к ужину.

Веками каждый ханукальный вечер начинается так — в заслугу молодой еврейской вдовы по имени Йеудит, которая в тот момент, что еврейские мужчины были готовы сдаться и капитулировать перед греко-сирийской армией, взяла крепкого вина и старого сыра, пробралась в лагерь противника, накормила вражеского генерала Олоферна соленым сыром, утолила его жажду вином — и отрубила ему голову!

За подвигом Йеудит стоит другой подвиг, которым, возможно, она вдохновилась: подвиг Яэли, женщины из семьи Итро, которая, не колеблясь, предала смерти злодея Сисру, вбив ему в висок колышек от шатра, и этим спасла сынов Израиля.

Решая, на каких историях мы хотим воспитывать наших детей, стоит учесть два научных факта. Во-первых, наш мозг устроен таким образом, что он ничего никогда не забывает. Если нам кажется, что мы что-то забыли, это значит, что информация просто вытеснилась в дальний уголок памяти, но все образы, идеи, звуки, запахи, слова остаются в мозге навсегда.

Второй факт: если человек с ранних лет подвергается агрессивному программированию (а диснеевское воздействие — особенно агрессивно, так как является коммерчески ориентированным), то даже став взрослым, он рискует продолжить жить, воплощая свой жизненный сценарий до тех пор, пока не обнаружит, что это сценарий, не захочет вырваться из него и обрести свободу.

Если детский мозг погружать в истории, где счастье зависит от «принца на белом коне», или от волшебной печки, на которой можно ездить, — выросшие девочки будут верить, что мужчина в их жизни появляется, чтобы их спасти. А выросшие мальчики будут надеяться, что от проблем в жизни можно уехать на волшебной печи.

* * *

Когда мы зажигаем ханукальный светильник и впускаем в наши дома свет — мы вспоминаем, что этот свет принесен еврейской женщиной. Не той, которая ждет своего принца, подобно Рапунцель и Спящей красавице, а той, о которой сказано в Мишлей: «Крепость и достоинство — одежда ее… да прославят ее в воротах (города) деяния ее».

Глаза еврейской женщины устремлены не на принца, а на Царя Вселенной, и она знает, что, используя свои сильные стороны и таланты, может и должна менять мир к лучшему. Для того, чтобы понять, что именно от нее требуется в эту минуту, — нужны и женская смекалка, и интуиция, и доверие к Вс-вышнему. Каждый раз это разное. Посмотреться в зеркало (как женщины в египетском рабстве), открыть свой шатер (как Сара), напоить верблюдов (как Ривка), обучать народ Торе (как Двора), решить исход войны Маккавеев против греков — как Йеудит.

Счастливой Хануки!


Глава начинает с рассказа том, как Итро, тесть пророка Моше (Моисея), пришел в стан евреев, и о том, какие советы он дал Моше. Затем описывается Синайское откровение — Дарование Торы на горе Синай — и изречение Всевышним Десяти заповедей. Читать дальше