Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
О жизни Яакова после возвращения его в Эрец Израэль

Сказано: «И пришел он домой, и прислонился рукой к стене, и ужалила его змея»[1]. Когда Яаков вернулся домой, на родину, в землю Кнаан, его ужалила змея. Кто же был той змеей? Шхем, сын Хамора. Дочь Яакова Дина сидела в шатре и никуда не выходила. Тогда Шхем, сын Хамора, привел к ее шатру девушек, которые били в барабаны. Дина вышла, чтобы посмотреть на них, тогда Шхем похитил ее и изнасиловал. Она забеременела и родила Оснат. Сыновья Яакова хотели убить Оснат, чтобы не сказали, что в шатрах Яакова предаются разврату. Тогда Яаков взял пластину, написал на ней одно из имен Бога, надел на шею Оснат для защиты и отослал ее. Всевышний всё предвидит заранее. Он послал ангела Михаэля, который перенес Оснат в Египет, в дом Потифара, так как Оснат была предназначена стать женой Йосефа, сына Яакова. Жена Потифара была бесплодна и растила Оснат как свою дочь. А когда Йосеф спустился в Египет, фараон отдал ему Оснат в жены, как сказано: «И отдал ему Оснат, дочь Потифара, жреца Она, в жены»[2].

Шимон и Леви очень взревновали за Дину, как сказано: «Неужели как с блудницей будет он поступать с сестрой нашей?!»[3] Они взяли мечи и убили всех мужчин города. Когда Яаков узнал об этом, он очень испугался, как сказано: «Теперь соберутся все народы страны и убьют меня»[4], и стал проклинать гнев своих сыновей, как сказано: «Проклят будет гнев их, ведь он силен»[5] [6]. А еще он проклял их меч, как сказано: «Орудия грабежа — их мечи (мехеротеем)». Мохер — это меч на древнегреческом (Яаков проклял их оружие на этом языке). Все цари земли Кнаан услышали о том, что случилось с жителями Шхема, и обуял их страх, и сказали они: «Если два сына Яакова сделали это, то если они соберутся все, то смогут уничтожить весь мир!», как сказано: «И был страх перед Богом на городах, которые вокруг них»[7].

Яаков взял своих жен, сыновей и дочерей и отправился в Кирьят-Арбу, где жил его отец Ицхак. Он обнаружил, что Эйсав и его жены живут в шатрах Ицхака, и поставил свой шатер снаружи. Увидел Ицхак Яакова, его жен, сыновей и дочерей и очень обрадовался. О нем сказано: «И увидишь детей своих детей, мир Израилю»[8]. Сказал раби Леви: Ицхак перед смертью оставил свои стада и всё свое имущество обоим сыновьям. Поэтому оба участвовали в его захоронении, как сказано: «И похоронили его Эй — сав и Яаков, сыновья его»[9]. Сказал Эйсав Яакову: «Давай разделим всё, что оставил нам отец, на две части. Я буду делить, так как я первенец». Сказал Яаков: «Глаз этого нечестивца не насытится богатством», как сказано: «И глаз его не насытится богатством»[10]. Что сделал Яаков? Он разделил так: всё, что оставил Ицхак, — одна часть, а страна Израиля — вторая часть. Тогда Эйсав пошел советоваться к семье Ишмаэля в пустыню, как сказано: «И пошел Эйсав к Ишмаэлю»[11]. Сказал Невайот, сын Ишмаэля, Эйсаву: «Эмореи и кнаанеи живут в стране (Израиля), откуда же Яаков так уверен, что унаследует ее?! Лучше забери себе всё, что оставил отец, а Яакову не достанется ничего». Взял Эйсав всё имущество, оставленное отцом, а страну Израиля и пещеру Махпела оставил Яакову, и заключили они договор навеки и записали это. Яаков сказал Эйсаву: «Уходи из моего надела, из страны Кнаан!» Эйсав забрал своих жен и свое имущество, как сказано: «И ушел в другую страну от Яакова, брата своего»[12]. В награду за то, что Эйсав забрал всё свое имущество из страны Израиля ради Яакова, он получил в свою власть 100 государств, от Сеира до Магдиэля, как сказано: «Правитель Магдиэля, правитель Ирама»[13]. Это государство — Рим. Тогда Яаков жил в покое и благополучии на своей родине, в стране проживания своего отца, как сказано: «И поселился Яаков в стране проживания своего отца, в стране Кнаан»[14].

Сказал раби Ишмаэль: у каждого отца самым любимым сыном является младший, как сказано: «А Исраэль любил Йосефа больше всех своих сыновей, потому что он — сын, родившийся у него в старости»[15]. Разве Йосеф являлся самым младшим сыном? Ведь самым младшим был Биньямин! Но так как Яаков пророчески видел, что Йосеф станет царем, то любил его больше остальных сыновей. Остальные сыновья сильно ревновали, как сказано: «И увидели братья, что его (Йосефа) отец любит больше всех, и возненавидели его»[16]. А когда Йосеф увидел в пророческом сне, что станет царем, и сказал об этом отцу, они стали ревновать еще сильнее, как сказано: «И возненавидели его еще сильнее»[17]. Йосеф видел, что сыновья наложниц Яакова (Билы и Зилпы) едят курдюк, срезая его с живой овцы (на самом деле овца уже не была живой, а агонизировала после шхиты), и наговаривал на них отцу, поэтому сказано, что они: «Не могли говорить с ним благожелательно»[18].

Однажды Яаков сказал Йосефу: «Сын мой, Йосеф! Уже какое-то время не слышал я, всё ли благополучно с твоими братьями и со скотом», как сказано: «И сказал ему (Яаков): “Пойди-ка и проверь, всё ли благополучно с твоими братьями и со скотом”»[19]. Йосеф пошел и заблудился. Встретился ему ангел Гавриэль, как сказано: «И нашел его человек, а он блуждал в поле»[20]. Этот «человек» — Гавриэль, как сказано: «А муж Гав — риэль явился мне в видении»[21]. Гавриэль обратился к Йосефу: «Что ты ищешь?» Йосеф ответил ему: «Я ищу своих братьев»[22]. Гавриэль указал ему дорогу к братьям. Братья увидели Йосефа и решили его убить, как сказано: «И увидели его издали… и замыслили они убить его»[23]. Сказал им Реувен: «“Не проливайте крови! Бросьте его в эту яму в пустыне”[24], и он умрет там». Братья послушались его, взяли Йосефа и бросили его в яму, как сказано: «И взяли его и бросили его в яму»[25]. Реувен пошел

на одну из гор и спрятался там, чтобы братья не заметили, как ночью он спустится и вытащит Йосефа из ямы. А девять его братьев остались в одном месте, и они были единодушны. Мимо них проезжали ишмаэлиты, и братья сказали друг другу: «“Давайте продадим его ишма — элитам”[26]. Те возьмут его в конец пустыни, и отец, Яаков, больше не услышит о нем». И продали его ишмаэлитам за 20 серебряных монет. Каждый из братьев взял себе две монеты, чтобы купить обувь (братья сделали этим знак, что Йосеф, который, по их мнению, был высокомерным и потому хотел быть царем, продан за стоимость нескольких пар обуви, которой идут по пыли), как сказано: «За то, что продали праведника за деньги и бедняка за пару башмаков»[27].

Братья договорились наложить запрет — херем — на то, чтобы рассказывать Яакову о том, что на самом деле случилось с Йосефом, без согласия всех братьев. Сказал Йеуда: Реувен не с нами, а херем можно наложить только в присутствии десяти. Тогда братья взяли десятым Всевышнего и наложили херем. Реувен спустился ночью, чтобы вытащить Йосефа из ямы, и не нашел его там. Сказал он братьям: «Вы убили его!», «Куда я теперь денусь!»[28] Братья рассказали ему о том, что сделали, и о хереме, который наложили. Реувен, услышав о хереме, молчал о случившемся. Всевышний тоже молчал из-за херема и не уведомил Яакова о том, что произошло с Йосефом. Сказано, что Всевышний «говорит слово свое Яакову»[29], но об этом не сказал. Поэтому Яаков не знал, что случилось с Йосефом, и сказал: «Был растерзан Йосеф!»[30]

Сказал раби Янай: вина братьев, продавших Йосефа, не была искуплена ими до самой смерти, как сказано: «И открыл мне Бог Воинств, что не искупится вам этот грех до вашей смерти»[31]. Из-за продажи Йосефа в Земле Израиля начался голод, который продолжался семь лет. «И спустились 10 братьев Йосефа в Египет, чтобы купить хлеб»[32]. Увидели они, что Йосеф жив, и сняли херем. Услышал Яаков, что Йосеф жив, и ожила душа его, как сказано: «И ожил дух Яакова»[33]. Разве душа Яакова была мертвой, а теперь ожила? Но из-за херема Яаков не получал пророчество от Бога, а когда херем сняли, на него снова снизошел пророческий дух, как раньше, как сказано: «И ожил дух Яакова, отца их», и в Таргуме Онкелоса это объясняется так: «И снизошел пророческий дух на Яакова, отца их».

Сказал раби Акива: Херем — это клятва, а клятва — это херем. Тот, кто нарушает херем, как будто нарушает клятву. А тот, кто знает что-то, когда должен говорить, но не рассказывает, на него падает херем и уничтожает его и всё, что ему принадлежит, как сказано: «И истребит его, и деревья его, и камни его»[34].

Знай, как велика была сила херема в те дни. Можно увидеть это на примере Йеошуа бин Нуна, который наложил херем на город Иерихон. Ахан, сын Карми, внук Зераха, увидел идола, серебро, которое ему подносили, ткань, постеленную перед ним, и золотое украшение в форме языка у него во рту. Он захотел эти вещи, взял их и спрятал у себя в шатре. За то, что он нарушил херем, который запрещал брать что-либо из этого города, погибли 36 праведников, как сказано: «И убили жители города Ай из них (сынов Израиля) 36 человек»[35]. Йеошуа разорвал на себе одежды, пал ниц перед ковчегом Завета и попросил Бога указать, за какой грех были наказаны сыны Израиля, чтобы искупить его. Всевышний ответил ему: «Йеошуа, евреи нарушили херем!», как сказано: «Согрешил Израиль»[36].

Йеошуа посмотрел на 12 камней, составлявших хошен (нагрудник) первосвященника. Каждый камень представлял одно из колен. Когда у колена была заслуга, его камень светился, а когда кто-то из колена совершал грех, камень этого колена не светился. Таким образом Йеошуа узнал, что нарушило херем колено Йеуды. Тогда бросили жребий, и выяснилось, что нарушившим херем был Ахан, как сказано: «И отмечен был Ахан, сын Карми»[37]. Взял Йеошуа Ахана, серебро, ткань и золотое украшение, им взятые, а также его детей и всё его имущество, и привели их в долину Ахор, чтобы казнить. Сказано: «Не будут умерщвлены отцы за детей, и дети не умрут за грехи отцов»[38]. За что же тогда были умерщвлены дети Ахана? За то, что знали о том, что сделал отец, и смолчали. Они были приговорены к смертным казням скила (забрасывание камнями) и срефа (сожжение). Зачем понадобилось исполнять два смертных приговора? Скила им полагалась за то, что смолчали о нарушении херема. А срефа — за то, что из-за Ахана погибли 36 праведников, как сказано: «И убили жители города Ай из них (сынов Израиля) 36 человек»[39].

За то, что Ахан признался в содеянном, он был удостоен будущего мира, как сказано: «Истребит тебя Бог сегодня»[40] — сегодня ты уничтожен, но не в будущем мире. Знай еще, как велика была сила херема в те дни. Колена Израиля ревностно приняли меры против колена Биньямина, представители которого оказались виновны в разврате. Сказал им Всевышний: «Вы ревностно отнеслись к разврату в колене Биньямина, но не гневались, когда Миха поставил своего идола!» По этой причине колено Биньямина смогло дважды нанести урон другим коленам. Тогда они пошли к ковчегу Завета, пали ниц перед ним, раскаялись и наложили херем, обязывавший всех подняться за ними к ковчегу, и закляли всех от мала до велика, как сказано: «И великая клятва…»[41] Разве все евреи клялись? Имеется в виду, что херем — это и есть клятва. Жители Явеш-Гилада не поднялись вместе со всеми евреями к ковчегу Завета и были приговорены к смерти, как сказано: «Тот, кто не поднялся к Богу. будет умерщвлен»[42].

Знай, как велика сила херема. Царь Шауль наложил херем, чтобы постился весь народ от мала до велика, как сказано: «Проклят будет человек, который отведает пищи»[43]. Йонатан не слышал о запрете и поел немного мёда, отчего глаза его прояснились, как сказано: «И просветлели его глаза»[44]. Шауль увидел, что филистимляне возвращаются, чтобы воевать с сынами Израиля, и понял, что евреи нарушили запрет.

Он посмотрел на 12 камней на хошене первосвященника, которые светились, когда евреи выполняли закон, и не светились, если евреи соответствующего колена его нарушали. Камень колена Биньямина не светился, и таким образом Шауль узнал, что его собственное колено нарушило его запрет. Тогда он бросил жребий, и он выпал на него и его сына Йонатана, как сказано: «И указал на Шауля и Йонатана»[45]. Взял Шауль свой меч, чтобы убить Йонатана, как сказано: «Пусть так же сделает (мне) Бог и столько же добавит, но ты умрешь, Йонатан»[46]. Народ возразил ему: «Господин царь наш! Это было ошибкой (ведь Йонатан не знал о запрете)!» Принесли за ошибку Йонатана жертву всесожжения, Всевышний принял ее, и Йонатан был спасен от смерти, как сказано: «И выкупил народ Йонатана, и он не умер»[47].

Кутеяне не считались одним из 70 народов мира, а были из оставшихся пяти порабощенных царем Ассирии народностей, как сказано: «И привел царь Ассирии из Вавилона и из Куты (в Самарию)»[48]. Сказал раби Йосе: к ним были добавлены еще четыре народности, так что всего их было девять, как сказано: «Динайя, Афарсатхайя и т.д.»[49]. Когда евреи Самарии отправились в изгнание в Вавилон, ассирийский царь поселил эти девять народов в Самарии, и они платили ему дань. Тогда Всевышний наслал на них львов, которые их убивали, как сказано: «И было в начале их заселения там, и послал Бог на них львов»[50]. Кутеяне отправили послание царю: «Владыка наш! Страна, в которую ты нас отправил, не принимает нас! Нас осталось очень мало!»

Царь призвал еврейских мудрецов и сказал им: «Все годы, что вы жили в вашей стране, дикие звери вас не трогали. А теперь эта страна не принимает моих рабов!» Мудрецы дали ему совет, в надежде, что он вернет их на родину: «Владыка! Эта страна не принимает необрезан — ных». Тогда повелел царь: «Выберите двоих из вас, и пусть отправляются туда, сделают им (кутеянам) обрезание и обучат их Торе». А повеление царя отменить нельзя. Послали в страну Израиля раби Дустая и раби Зе — харью, и они сделали кутеянам обрезание и обучали их по свитку Торы, написанному буквами, которые использовались для будничных целей, и плакали. А кутеяне стали соблюдать законы Торы и продолжали при этом соблюдать законы своих идолов, как сказано: «Бога боялись, а служили своим идолам»[51].

Позднее из Вавилона пришли в страну Израиля Эзра, Зерубавэль бен Шэалтиэль и Йеошуа бен Йеоцадак и начали строить Храм Богу, как сказано: «Тогда встали Зерубавэль бен Шэалтиэль и Йеошуа бен Йеоцадак и начали строить Храм Божий, что в Иерусалиме»[52]. И пришли воевать с ними 180 тысяч самаритян. Но ведь они были кутеянами, почему же они названы самаритянами? Их назвали по названию города Шомрон (Самария). Они хотели также убить Нехемью, как сказано: «Послал Сан — валлат… сказать мне (Нехемье): давай соберемся в Кфирим… А они задумали причинить мне зло»[53].

Они также добились задержки в строительстве Храма до второго года царствования царя Дарьявеша. Тогда Эзра, Зерубавэль бен Шэалтиэль и Йеошуа бен Йеоцадак собрали всех евреев к месту Храма и привели 300 коэнов и 300 маленьких детей. В руках у них было 300 шофаров и 300 свитков Торы. Коэны трубили в шофары, а левиты пели, и, используя особое имя Бога, наложили херем на кутеян — херем Небесного суда и херем земного суда — и навеки запретили евреям есть хлеб кутеян. Поэтому мудрецы сказали, что тот, кто ест хлеб кутеян, как будто ест свинину. Нельзя делать гиюр представителю народа кутеян, и они не будут воскрешены из мертвых, как сказано: «Не вам строить с нами Дом Богу нашему»[54] — ни в этом мире, ни в будущем. Кроме того, у них нет доли и удела в Иерусалиме, как сказано: «А вам нет доли, права и памяти в Иерусалиме»[55]. Условия херема послали евреям в Вавилон, и те наложили еще и свой херем на кутеян. А царь Кореш добавил еще один херем навечно, как сказано: «И Бог, чье имя пребывает там, низвергнет царя и народ, который протянет руку свою, чтобы изменить (этот приказ)»[56].


[1] Амос 5:19.

[2] Берешит 41:45.

[3] Берешит 34:31.

[4] Берешит 34:30.

[5] Берешит 49:7.

[6] Берешит 49:5.

[7] Берешит 35:5.

[8] Теилим 128:6.

[9] Берешит 35:29.

[10] Коэлет 4:8.

[11] Берешит 28:9.

[12] Берешит 36:6.

[13] Берешит 36:43.

[14] Берешит 37:1.

[15] Берешит 37:3.

[16] Берешит 37:4.

[17] Берешит 37:5.

[18] Берешит 37:4.

[19] Берешит 37:14.

[20] Берешит 37:15.

[21] Даниэль 9:21.

[22] Берешит 37:16.

[23] Берешит 37:18.

[24] Берешит 37:22.

[25] Берешит 37:24.

[26] Берешит 37:27.

[27] Амос 2:6.

[28] Берешит 37:30.

[29] Теилим 147:19.

[30] Берешит 37:33.

[31] Йешаяу 22:14.

[32] Берешит 42:3.

[33] Бершит 45:27.

[34] Зехарья 5:4.

[35] Йеошуа 7:5.

[36] Йеошуа 7:11.

[37] Йеошуа 7:18.

[38] Дварим 24:16.

[39] Йеошуа 7:5.

[40] Йеошуа 7:25.

[41] Шофтим 21:5.

[42] Шофтим 21:5.

[43] Шмуэль I 14:28.

[44] Шмуэль I 14:27.

[45] Шмуэль I 14:41.

[46] Шмуэль I 14:44.

[47] Шмуэль I 14:45.

[48] Мелахим II 17:24.

[49] Эзра 4:9.

[50] Мелахим II 17:25.

[51] Мелахим II 17:33.

[52] Эзра 5:2.

[53] Нехемья 6:2.

[54] Эзра 4:3.

[55] Нехемья 2:20.

[56] Эзра 6:12.

Редакция благодарит рава Элазара Нисимова, раввина общины горских евреев Москвы «Байт Сфаради», за любезное разрешение опубликовать эту книгу


Широко известно высказывание наших мудрецов, что сон — одна шестидесятая часть смерти. Во время сна человек не контактирует с внешним миром. Талмуд говорит, что человек видит во сне то, о чём он думал наяву. Сны зачастую — это лишь отражение событий или впечатлений, пережитых человеком за день. С другой стороны, сказано про сон, что «сон содержит шестидесятую часть пророчества». Читать дальше