Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Начался год шмиты — седьмой год семилетнего цикла, когда Земля Израиля отдыхает: сельскохозяйственные работы запрещены. Что этот год значит для израильских фермеров?

Рассказывает Илана Твиг из мошава Азария

Мой муж Дорон — фермер в третьем поколении. Наша жизнь — это овощеводство: мы выращиваем огурцы, баклажаны, помидоры и дыни. Кроме того, у нас есть фруктовый сад и виноградник.

На протяжении многих лет мы всегда полагались на этер мехира — разрешение продавать на год шмиты свою землю нееврею и продолжать обрабатывать ее в качестве наемных рабочих. По окончании года шмиты мы получали ее обратно — подобно тому, как мы продаем квасное на дни Песаха, а после праздника оно вновь возвращается к нам.

Со временем нам стало нравиться все меньше и меньше то, что мы делали. Ведь разрешение поступать так было дано в тяжелые годы, когда есть было буквально нечего, и семьи фермеров, которые не продолжали обрабатывать свои земли, рисковали умереть с голода — это был настоящий пикуах нефеш (ситуация, когда ради спасения жизни запрещающие заповеди могут отменяться).

Сейчас всё изменилось, Израиль благоденствует, и несколько лет назад мы поняли, что больше не можем обманывать сами себя, и решили соблюдать заповедь шмиты в полной мере. На седьмой год мы оставили землю отдыхать и разрешили всем желающим бесплатно брать всё, что выросло в наших садах и огородах. В этом году мы поступили так же.

К прошлой шмите мы не готовились заранее. Я только хотела, чтобы Дорон отдохнул годик от сельского хозяйства — ведь это тяжелый физический труд — и мог бы больше времени посвятить изучению Торы. Я думала про шабат, про то, как мы отдыхаем после трудовой недели, и как было бы замечательно, если бы у Дорона был целый субботний год. Я знала, что это будет не так романтично, как кажется. Я понятия не имела, как мы продержимся в финансовом отношении и чем Дорон будет заполнять свои дни весь год — но я все равно настаивала на том, чтобы сделать это.

Когда муж стал серьезно обдумывать практические детали, он сначала принял было решение, что в отношении тепличных овощей мы будем полагаться на этер мехира — ведь совсем недавно мы потратили много денег на строительство новых теплиц, — а в открытых полях будем соблюдать заповедь шмиты в полной мере. Начался год шмиты, и между Рош аШана и Йом Кипуром мы посадили 25 000 саженцев баклажанов в теплицах.

Зря мы не посоветовались с Керен Ашвиит — организацией, которая поддерживает фермеров, соблюдающих закон седьмого года, — заранее. Оказывается, так нельзя было делать: либо мы полностью всё соблюдаем, либо нет! Это было трудное решение, но «назвался груздем…» Оставался вопрос, что же будет с нашими баклажанами?

В наши теплицы пришел целый комитет раввинов. Они стояли вокруг баклажанов в своих шляпах и пиджаках в сорокоградусную жару, погруженные в размышления и дискуссию, и в конце концов, вынесли свой вердикт: не поливайте баклажаны. В эту жару, без воды, все они погибнут через несколько дней.

Баклажаны погибать отказались! Мы не знаем, как, но, несмотря на жару и недостаток воды, рассада начала прорастать, а через несколько недель — цвести. Мы очень волновались, потому что знали, что очень скоро появятся и плоды — и что с ними потом делать?

Дорон решил поместить яд в ирригационную систему, и в считанные часы наши прекрасные саженцы увяли и погибли. Это было огромное испытание для нас. Наши иностранные рабочие ходили вокруг, повесив головы: они не понимали, как мы можем намеренно уничтожать то, во что мы столько инвестировали.

Месяцы, предшествующие наступлению седьмого года, всегда наполнены беспокойством и неуверенностью. Я волнуюсь за Дорона. Я знаю, как он привязан к делу своей жизни. Он вкладывает душу и тело в поля и теплицы — а потом наступает целый год, когда он полностью отрезан от этого.

В прошлый раз мы не до конца осознавали, к чему приступаем. Но потом мы быстро поняли, что означает определение гиборей коах — сильные духом. Соблюдение законов шмиты требует настоящего мужества каждый день. Каждый раз, когда идет дождь, каждый раз, когда сосед пашет или сажает — просто руки чешутся, чтобы схватить ключи и побежать в теплицу!

Очень тяжело смотреть, как поля пересыхают и зарастают сорняками. Ведь в течение шести лет мы каждый день работали — и внезапно все останавливается.

Перед прошлым годом шмиты, потому что решение было принято в последнюю минуту, у нас оставалось много участков, полных овощей, которые мы еще не собрали и не продали, поэтому все это стало эфкером, и мы потеряли много потенциального дохода. К этой шмите мы готовились более основательно — как финансово, так и с точки зрения расчета сроков.

Во время седьмого года мы устраиваем для городских жителей экскурсии по ферме. В особенности, тем учащимся ешив, которые из книг знают все про шмиту, орла, лекет, трумот и маасрот, очень важно прийти и увидеть, как эти абстрактные понятия становятся реальными. Они видят, что влечет за собой соблюдение этих заповедей, узнают все детали путешествия, которое совершает огурец, прежде чем окажется в салате. Еще у нас есть контактный зоопарк, где не только дети с интересом изучают «раздвоенное расщепленное копыто» и «жевание жвачки».

Элул в конце шмиты очень отличается от Элула любого другого года. Мы испытываем огромное чувство гордости и достижения — как будто мы только что пробежали марафон!

Когда Дорон вернется к работе в начале следующего года, ему придется пройти через весь процесс вспашки, удобрения, орошения и посадки. Даже самый быстрорастущий овощ — огурец, который вырастает за три недели, — приносит дивиденды только через месяц. Первые доходы мы получаем лишь в середине Хешвана. А в этом году все будет немного сложнее, из-за того, что он високосный, а значит, на один месяц длиннее.

Не знаю, как бы нам удавалось справиться со всеми трудностями, если бы не поддержка людей. Керен Ашвиит действительно помогает нам, финансово и морально. Кроме того, мы получаем много эмоциональных писем от людей, которые посетили наш ишув, и это дает нам огромную силу и вдохновение.

А в конце прошлого года шмиты по Бней-Браку прошла огромная процессия: более 100 000 человек! Улица Хазон Иш была перекрыта. Они ехали на тракторах по улице, украшенной плакатами, восхваляющими гиборей коах. У меня нет слов, чтобы описать, насколько это было значимо.

Рав Хаим Каневский сказал, что у нас, фермеров, есть сила давать благословения, и после прошлой шмиты некоторые из величайших раввинов приехали к нам с просьбой получить благословения. Рав Хаим объяснил, что так же, как человек сохраняет степень «доктора» на всю свою жизнь, получив соответствующий диплом, так и титул «гиборей коах» остается нашим навсегда, а не только на время шмиты.

Поднимая глаза к Небесам

Рахель из мошава в предгорьях Иудейских гор и ее муж удостоились уже четырех семилетних циклов, соблюденных по всем правилам еврейского закона. Рахель ни за что не откажется от этой заповеди, и все же каждый год ей и ее мужу очень тяжело прощаться со своим хозяйством на целый год. Возможно потому, что они выращивают такие особенные плоды — этроги:

«В последний день перед каждой шмитой мы с мужем гуляем по нашему саду. Мы прикасаемся к этрогам, обнимаем стволы деревьев, мысленно запечатлеваем в памяти их цветущую красоту. Я всегда плачу. Когда мы заканчиваем нашу прогулку, мы покидаем сад, оставляя ворота открытыми. Еще один земельный участок в Эрец Исраэль хранит шмиту…»

Рахель плачет не зря. Выращивать этроги и соблюдать шмиту — вдвойне сложная задача. Дерево этрог очень хрупкое. Другие хрупкие фруктовые деревья можно прививать или укреплять, но с этрогом этого делать нельзя — тогда этрог становится некошерным для выполнения заповеди четырех растений в праздник Суккот.

Открывая ворота своего сада для всех желающих, Рахель и ее муж понимают, что перед праздником Суккот сюда придут множество людей, надеясь выбрать бесплатный этрог. Они рады гостям: предлагают им воду, выдают специальные ножницы для сбора …

«Я знаю, что люди, которые приходят, — это замечательные люди, действующие из желания украсить заповедь, и я уверена, что никто намеренно не наносит ущерб, но…» Не раз и не два бывает, что кто-то взбирается на дерево, чтобы срезать один плод, и при этом сбивает несколько других и ломает ветви, уничтожая месяцы тяжелого труда. «Наблюдать за беспечностью людей — самая сложная часть этой заповеди…»

Фермерских хозяйств, принявших решение оставить свои земли отдыхать в седьмой год, как это предписано Торой, — пока не так много. Для того, чтобы пойти этим путем, требуются настоящая вера и умение положиться на Творца. Но тот, кто перешагивает через свои страхи, неуверенность, беспокойство и тревогу, становится свидетелем настоящих чудес, которые Творец всегда готов сделать для каждого, открывающего Ему отверстие, величиной с игольное ушко.

Керен Кох, жена фермера из поселения Ткума, рассказывает, что одно такое чудо пришло к ним в образе человека, который заключил с ними сделку на покупку большого количества органических продуктов, хотя было много других хозяйств, которые хотели продать ему. «Ваша земля благословлена», — сказал он им. «Она дает в два-три раза больше обычного урожая. Этому нет естественного объяснения».

Иногда нам кажется, что мы сами здесь всем управляем: работаем не покладая рук и получаем доход. А потом наступает любой мелкий кризис — и мы понимаем, что не все в наших руках.

Керен говорит: «Кто лучше матери поймет это? Воспитывая детей, вы постоянно сталкиваетесь с трудностями, которые доводят вас до отчаяния. Вы сделали все для своего ребенка; что еще вы можете сделать? Именно тогда вы поднимаете глаза к Небесам и понимаете, что в этом предприятии есть еще один партнер, который действительно управляет делами. Наступает момент, когда вы делаете все возможное, а остальное зависит от Него…»

Два тысячелетия наш народ, рассеянный по миру, был лишен возможности выполнять те заповеди, которые были даны для соблюдения лишь в Святой Земле. В начале становления государства Израиль слова «религиозный» и «фермер» были почти антонимами. Сейчас картина меняется на глазах, и всё больше евреев осознают, что возделывают землю, которую им дал Вс-вышний, и чувствуют необходимость делать это по Его законам.


События этой недельной главы происходят после того, как Яаков и его семья, уйдя от Лавана, осели в Святой Земле. Глава повествует о томлюбимый сын Яакова, Йосеф, был продан в рабство и попал в Египет. Этот эпизод — один из ключевых как в еврейской истории, так и в общемировой: продажа Йосефа привела к Египетскому рабству евреев, вслед за которым последовали чудеса Исхода и получение еврейским народом Торы. Читать дальше

Недельная глава Ваешев

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Недельная глава «Ваешев» рассказывает о событиях, происшедших после возвращения Яакова к «отцу своему, в Мамре Кирьят-а-Арба, он же Хеврон, где жительствовал Авраhам и Ицхак» (35:27), о том, как Йосеф, сын нашего праотца Яакова, был продан в рабство в Египет, и о том, что происходило с ним в Египте.

Три вида снов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Вопреки популярному мнению, мудрецы Талмуда считали, что в снах нет ни хороших, ни дурных знаков. Пророки указывают на однозначную бессмысленность снов.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваешев

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Микец 2

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей и комментариев о недельной главе Торы.

Избранные комментарии к недельной главе Ваешев

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Если труд земледельца настолько укоренился в мыслях Йосэфа, что он даже видел его во сне, то это могло произойти лишь благодаря наставлениям его отца,

Йосеф и богатство Потифара

Борух Шлепаков

Йосеф был любимым сыном Яакова. Он целыми днями учил Тору с отцом. Тем не менее, попав в Египет, Йосеф завоевал уважение окружающих, став незаменимым работником.

Родители не должны ставить никого из детей в привилегированное положение. Ваешев

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Родители должны постоянно следить, чтобы их слова и действия не вызвали у братьев и сестер антагонизма. Последствия могут быть трагичными, как это следует из Торы.

Почему Яаков погрузился в такой глубокий траур из-за Йосефа

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»