Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Наступал первый вечер месяца Рамадан, когда все мусульмане готовятся к ифтару…

В этой удивительной истории всё правдиво, кроме имени героини, которая просила его не называть. Пусть она будет Ханой.

Хане было 23 года. Она не так давно заинтересовалась иудаизмом и приехала учиться еврейскому мировоззрению в Иерусалим по специальной программе. В один из шабатов ей нездоровилось, в воскресенье ей не стало лучше, поэтому она не пошла на учебу и решила отлежаться денек в своей комнате в общежитии. Она немного поспала, но голова всё еще болела, во всем теле чувствовалась слабость. И вдруг ее телефон зазвонил:

— Хана, выручай! — это звонила Ханина подруга. — Я тут работаю над одним проектом, и мне совершенно необходима фотография Храмовой горы с определенной точки. Ни в одном фотостоке не могу найти! Понимаешь, нужно, чтобы фотограф стоял именно на Масличной горе! Умоляю, поезжай туда, я тебе всё объясню, и сделай для меня несколько снимков! Ты не представляешь, как это для меня важно!

У Ханы не повернулся язык сказать подруге, что она себя плохо чувствует, и она обещала, что всё сделает. С трудом оторвав голову от подушки, она оделась, собралась и, следуя инструкциям подруги и картам Гугл, поехала к Шхемским воротам, чтобы там пересесть на другой автобус.

У нее кружилась голова и ее немного подташнивало, так что внимание её было рассеяно, и она села в подъехавший к остановке белый с голубыми полосами автобус. Парадоксальным образом, израильские автобусы в Иерусалиме окрашены в цвет палестинского флага — зеленый, а палестинские автобусы — в цвета израильского флага: белый с голубым.

Не замечая ничего необычного, Хана вошла в этот автобус и, борясь с головокружением, прикрыла глаза. Проснувшись 25 минут спустя и взглянув на часы, Хана поняла, что пропустила свою остановку, потому что, по ее расчетам, до Масличной горы от Шхемских ворот только минут десять-двенадцать езды. Надо было скорее выйти из автобуса и ехать обратно.

На ближайшей остановке Хана вышла, перешла дорогу на противоположную сторону, но автобусной остановки поблизости не было. Солнце близилось к горизонту. Наступал первый вечер месяца Рамадан, когда все мусульмане сидят дома, готовясь к ифтару — праздничной трапезе, — но Хана этого не знала.

Она постояла немного в надежде, что подойдет автобус — или человек, у которого можно было бы узнать, где находится остановка, но вокруг не было ни души.

Тогда Хана пошла в ту сторону, откуда она приехала, и через пару минут увидела жилые дома. Девушка поначалу обрадовалась, но, подойдя ближе, поняла, что находится в Восточном Иерусалиме: названия магазинов — на арабском, припаркованные машины — с арабскими номерами; фонарей нет, и дома совсем не похожи на те, что она видела в Израиле. Кроме того, повсюду расклеены угрожающие плакаты, прочитать которые она не могла, но изображения палестинских флагов и шахидов в повязках на лицах красноречиво говорили о том, что в этой части города восхищаются «героями, отдавшими свою жизнь за свободу палестинского народа».

Надо было срочно выбираться отсюда. Хана достала свой телефон, но оказалось, что батарейка совсем села, и телефон не подавал никаких признаков жизни. Хана была неглупой девушкой, а в минуты опасности соображала еще лучше, чем всегда.

Первым делом она прочитала Теилим — «Шир аМаалот. Поднимаю глаза мои к горам — откуда придет помощь мне?..» Потом подышала глубоко. Потом решила, что будет искать дом, который выглядит… не самым арабским: ухоженным снаружи, без восхваляющих террористов плакатов на стенах, без кучи мусора перед калиткой и с симпатичным палисадником.

Хана шла по пустой улице, читала наизусть строки псалмов, глубоко дышала и разглядывала дома. Она придумала, что постучится в дверь и представится американской студенткой из про-палестинской организации, которая пишет реферат про палестинцев. Будет говорить, что иврита она не знает, арабского, к сожалению, пока тоже, «only English».

Найдя подходящий дом, Хана постучалась. Ей открыла девушка лет 19 в хиджабе. Хана успела только сказать «Hello!», как вдруг девушка улыбнулась светлой улыбкой и полувопросительно произнесла:

— Хана?..

Хана, у которой в голове была подготовлена целая речь от имени студентки, работающей над рефератом о социальной справедливости по отношению к палестинцам, была в полном замешательстве. А девушка в хиджабе тем временем затащила Хану в дом, бросилась ее обнимать и уверять на иврите с арабским акцентом, как она рада ее видеть! Не успела Хана опомниться, как девушка повернулась, быстро взяла какую-то карточку с полочки под зеркалом, и со счастливой улыбкой показала её Хане:

— Вот, смотри, твоя открытка до сих пор у меня!

И тут Хана узнала её. Полгода назад, когда Хана приехала в Израиль во второй раз, она останавливалась в большой гостинице, где для англоязычной еврейской молодежи был организован трехнедельный семинар, приуроченный к осенним праздникам, — с лекциями раввинов, праздничными молитвами и трапезами, экскурсионной программой и беседами о Торе.

Тогда Хана завела особый блокнот, куда она решила записывать (в те дни, когда это разрешалось еврейским законом) имена всех людей, с которыми будет встречаться: раввинов, экскурсоводов, уборщиков, поваров, официантов… — в общем, всех, кто попадал в поле ее зрения.

Кроме того, Хана записывала в блокнот и другие детали: часы смены, интересы, отличительные качества. Зачем ей это было нужно? Можно сказать, что это была та духовная работа, которую Хана проделала с собой в тот период жизни: интересоваться людьми, соединяться с ними, видеть в каждом человеке личность, а не робота в гостиничной форме.

К концу поездки блокнот Ханы был полон Мухаммадов, Джихадов, Амин, Хадидж — всего около 50. Она записывала всех. В самый последний день во время завтрака Хана заметила незнакомую девушку, которая разливала всем кофе из большого кофейника. Хана обратилась к ней:

— Ой, а я тебя раньше здесь не видела! Как тебя зовут?

Девушка представилась, рассказала, что хочет поступить на медицинский факультет университета и стать врачом, но для этого нужно скопить денег, поэтому пока она здесь подрабатывает — ее дядя устроил. Вообще, в этой гостинице работает много ее родственников. Хана, конечно, её имя тоже записала в свой блокнот.

А перед отъездом Хана сделала еще что-то. Она села и написала 50 открыток. Это были всего лишь небольшие карточки, и на них не было слишком много текста — только слова благодарности каждому из организаторов семинара и сотрудников гостиницы, которым, к сожалению, она не имела возможности дать чаевые. Самую последнюю благодарственную открытку Хана дала той девушке, которая разливала кофе.

И вот эта девушка из гостиницы сейчас стояла перед пораженной Ханой и протягивала ей подписанную ею полгода назад открытку! И если Хана была несказанно удивлена, что встретила здесь, в этом доме, свою старую знакомую, то арабская девушка вовсе не удивилась: ведь еще когда они прощались осенью в гостинице, она, по восточному обычаю, пригласила Хану к себе в гости. И сейчас была уверена, что Хана приняла ее приглашение и приехала навестить ее в этот праздничный месяц Рамадан!

Девушка провела Хану в гостиную, а там за столом сидели ее родственники и друзья семьи, и многие из них тоже прекрасно помнили Хану, потому что работали в одной гостинице, и встретили ее радостными восклицаниями и приглашениями разделить с ними трапезу.

Минут через 15 Хана все же подумала, что визиту вежливости пора подойти к концу и надо выбираться отсюда, пока не наступила ночь, и решилась спросить то, ради чего она изначально постучалась в этот дом:

— Ой, я так рада была вас всех повидать, так тут у вас здорово!.. Но мне пора домой. Где тут поблизости автобусная остановка?

— Остановка недалеко, но сегодня больше не будет автобусов.

— Как не будет?

— Да ты не волнуйся, — сказал дядя той девушки, — мы тебя отвезем до улицы Шимон аЦадик, а там ты доедешь уже сама на трамвае, куда тебе нужно!

***

Может показаться, что эта история — про чудесные совпадения и про то, как Вс-вышний вызволяет попавших в беду — особенно после того, как к Нему обращаются, вслед за царем Давидом, со словами Псалма: «Поднимаю глаза мои к горам — откуда придет помощь мне? Помощь мне от Г-спода, сотворившего небо и землю…»

Да, конечно, и про это тоже. Но ведь мы и так знаем, что Вс-вышний велик, что Он управляет миром и совершает чудеса каждый день, — мы постоянно убеждаемся в этом вновь и вновь. Нужны ли нам дополнительные доказательства?

На самом деле, эта история не про то, что сделал Б-г, ведь Он может всё. Гораздо поразительнее здесь то, что сделал человек — девушка Хана, которая совсем недавно начала возвращаться к Торе, но уже поняла одну из самых главных ее концепций, открытую первым евреем на земле — нашим праотцом Авраамом, — и воплотила ее в своем блокноте и благодарственных открытках.

Со времен Авраама этот еврейский патент помогает, спасает, вытягивает из самых невообразимых ситуаций всех, кто им решит воспользоваться: заинтересоваться человеком, который находится в этот момент рядом с тобой, посмотреть ему в глаза, поприветствовать, улыбнуться, поблагодарить, благословить, накормить, посоветовать, поддержать, узнать, чем ему помочь.

Каждый человек, попавший в поле нашего зрения, оказался там не зря — и не имеет значения, сколько он там пробыл: минуту, час, год или всю жизнь. Мы — люди, и Творец поместил нас среди людей, чтобы мы строили глубокие и значащие отношения с ними. Только так мы сможем и дальше оставаться людьми.


События этой недельной главы происходят после того, как Яаков и его семья, уйдя от Лавана, осели в Святой Земле. Глава повествует о томлюбимый сын Яакова, Йосеф, был продан в рабство и попал в Египет. Этот эпизод — один из ключевых как в еврейской истории, так и в общемировой: продажа Йосефа привела к Египетскому рабству евреев, вслед за которым последовали чудеса Исхода и получение еврейским народом Торы. Читать дальше

Недельная глава Ваешев

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Недельная глава «Ваешев» рассказывает о событиях, происшедших после возвращения Яакова к «отцу своему, в Мамре Кирьят-а-Арба, он же Хеврон, где жительствовал Авраhам и Ицхак» (35:27), о том, как Йосеф, сын нашего праотца Яакова, был продан в рабство в Египет, и о том, что происходило с ним в Египте.

Три вида снов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Вопреки популярному мнению, мудрецы Талмуда считали, что в снах нет ни хороших, ни дурных знаков. Пророки указывают на однозначную бессмысленность снов.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваешев

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Микец 2

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей и комментариев о недельной главе Торы.

Избранные комментарии к недельной главе Ваешев

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Если труд земледельца настолько укоренился в мыслях Йосэфа, что он даже видел его во сне, то это могло произойти лишь благодаря наставлениям его отца,

Йосеф и богатство Потифара

Борух Шлепаков

Йосеф был любимым сыном Яакова. Он целыми днями учил Тору с отцом. Тем не менее, попав в Египет, Йосеф завоевал уважение окружающих, став незаменимым работником.

Родители не должны ставить никого из детей в привилегированное положение. Ваешев

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Родители должны постоянно следить, чтобы их слова и действия не вызвали у братьев и сестер антагонизма. Последствия могут быть трагичными, как это следует из Торы.

Почему Яаков погрузился в такой глубокий траур из-за Йосефа

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»