Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Как с небес подтверждали правоту законоучителя

«Не на Небесах она (Тора), чтобы сказать, кто поднимется для нас на Небеса и возьмет ее нам, и даст нам услышать ее, дабы мы ее исполнили».
(Дварим 30:12)

Талмуд в трактате Бава Меция повествует о грандиозном событии, произошедшем однажды в великой йешиве в Явне, которую возглавлял рабан Гамлиэль — глава народа Израиля, а главным мудрецом в ней был раби Элиэзер бен Урканус: «Учили мудрецы: “Если куски глины обожгли в огне, слепили известкой и изготовили печь — раби Элиэзер считает ее чистой, а мудрецы — нечистой”[1], и это — “Змеиная печь”»[2].

Почему эту печь назвали Змеиной? Сказал рав Йеуда от имени Шмуэля: «Мудрецы окружили раби Элиэзера своими доводами, как свернувшаяся в кольцо змея, и приняли решение о том, что эта печь становится нечистой (в случае прикосновения мертвого нечистого гада, то есть имеет статус сосуда)».

Учили мудрецы: в тот день раби Элиэзер привел все возможные доводы (в подтверждение своей точки зрения), но мудрецы их не приняли.

Сказал им раби Элиэзер: «Если алаха соответствует моему мнению, пусть рожковое дерево это докажет», и тут же рожковое дерево, росшее неподалеку, вырвалось с корнями из земли и отлетело на расстояние в 100 локтей, а есть мнение — на расстояние в 400 локтей. Ответили мудрецы: «В вопросах Закона не приводят довод из летающих деревьев!»

Снова сказал им раби Элиэзер: «Если я прав, то пусть это докажет ручей!» И вода в ручье потекла вспять, снизу вверх. Ответили мудрецы: «В вопросах Закона не приводят довод из ручья с водой!»

Сказал им раби Элиэзер: «Если алаха соответствует моему мнению, пусть это подтвердят стены дома учения (в Явне)». Стены дома учения накренились, угрожая обвалиться. Прикрикнул на них раби Йеошуа: «Мудрецы спорят между собой о Законе, а вам что за дело?!» Стены не упали из-за почтения к раби Йеошуа, но и не выпрямились из уважения к раби Элиэзеру, и так стоят до сего дня (имеется в виду — во времена всей эпохи Талмуда).

Сказал им раби Элиэзер: «Если алаха соответствует моему мнению, пусть это подтвердят с Небес». Раздался Небесный Глас: «Зачем вы спорите с раби Элиэзером, ведь алаха соответствует его мнению в каждом вопросе!»

Вскочил раби Йеошуа на ноги и воскликнул: «Не на Небесах она (Тора)!»[3] Что это означает? — При выведении Закона мы не принимаем во внимание Глас с Небес, поскольку Тора уже дарована человеку с горы Синай! Ведь сказано: «В выведении Закона следуют за большинством мнений мудрецов!»[4]

Раби Натан встретил пророка Элияу и спросил его: «Как Всевышний, благословен Он, отреагировал на это в тот час?» Ответил ему пророк Элияу: «Он улыбнулся и произнес: “Победили Меня Мои сыновья! Победили Меня Мои сыновья!”»

В тот день принесли всё, что раби Элиэзер считал чистым (приготовленное в этой печи), и предали огню. Собрались мудрецы и «благословили его» (приняли решение о его отлучении от общины)[5]. Сказали мудрецы: «Кто пойдет и сообщит ему об этом?» Вызвался раби Акива: «Я пойду! Я очень опасаюсь, что если пойдет человек недостойный и сообщит об этом раби Элиэзеру, то разрушит весь мир».

Что сделал раби Акива? — Облачился и закутался в черные одеяния в знак горя и траура и сел напротив раби Элиэзера на расстоянии четырех локтей[6]. Обратился к нему раби Элиэзер: «Акива, чем сегодняшний день отличается от других, что ты держишься на расстоянии от меня?» Ответил раби Акива: «Учитель мой, как мне кажется, наши друзья отдалились от вас…» Услышав это, раби Элиэзер понял, что его отлучили от общины, порвал одежды, снял обувь, пересел со скамьи на землю, и из его глаз текли слезы[7].

В тот час из-за страдания раби Элиэзера в мире были поражены треть маслин, треть пшеницы и треть ячменя. А некоторые говорят, что всё тесто, которое в тот момент было под рукой женщин, — прокисло. Учили в Барайте: большой гнев проявился в тот день. Всякое место, куда раби Элиэзер обращал свой взгляд, сгорало в огне.

Рабан Гамлиэль, глава поколения и Сангедрина в Явне, в это время плыл на корабле. Поднялась страшная буря, и корабль начал тонуть. Подумал рабан Гамлиэль: «Это не иначе как из-за раби Элиэзера бен Уркануса». Он встал на ноги и произнес: «Владыка миров, раскрыто перед Тобой и известно Тебе, что не ради своего почета я сделал это (отлучение раби Элиэзера) и не ради славы Дома моих отцов[8], но во имя Твоей Славы, чтобы не приумножались споры в народе Израиля!» Буря мгновенно прекратилась, и море успокоилось.

Има Шалом, жена раби Элиэзера, была сестрой рабана Гамлиэля. С того момента она не допускала, чтобы раби Элиэзер «пал на свое лицо» (во время чтения молитвы «Таханун»). Однажды был новый месяц (так она считала), поскольку перепутала, полагая, что прежний месяц был полным[9], а некоторые говорят, что пришел бедный и постучал в дверь, и, пока она подавала ему хлеб, раби Элиэзер начал читать «Таханун». Сказала ему жена: «Встань, ты причинил смерть моему брату!»

Тем временем из дома рабана Гамлиэля пришел посланец с сообщением о его смерти. Спросил ее раби Элиэзер: «Как ты могла об этом знать?» Она ответила: «Так я получила из Дома моих отцов (от царя Давида): все небесные врата заперты, кроме врат обиды[10]»[11].

Талмуд в трактате Сангедрин повествует, что мудрецы Израиля пришли навестить раби Элиэзера бен Уркануса перед его смертью: «Когда заболел раби Элиэзер, раби Акива и его товарищи пришли его навестить и сели на расстоянии в четыре локтя[12]. Спросил их раби Элиэзер: “Зачем вы пришли?” Они ответили: “Мы пришли изучать Тору!” Сказал им: “А прежде почему не приходили?” Они ответили: “У нас не было времени”. Сказал им: “Я опасаюсь за вас, умрете ли вы своей смертью…”[13] Спросил его раби Акива: “А какова будет моя смерть?” Он ответил: “Твоя смерть будет тяжелее их всех!” Поднял раби Элиэзер руки, возложил их на сердце и произнес: “Вот вы, мои руки, как два свитка Торы! Много Торы я выучил, многому учил и не упустил я из слов моих учителей даже столько, сколько собака вылакает из безбрежного моря…” Вышла его душа в чистоте. Встал раби Йеошуа на ноги и произнес: “Снято отлучение! Снято отлучение!”»

После шабата раби Акива встретил похоронную процессию, направлявшуюся из Кейсарии в Лод, и бил себя так, что его кровь стекала на землю, и причитал: «Отец мой! Отец мой! “Колесница Израиля и всадники его!”[14] “Много у меня монет, но не перед кем их разложить…”»[15]


[1] Мишна, Келим 5:10. Таков закон Торы: все материалы — дерево, металлы, ткани и изготовленные из них предметы и сосуды — в случае, если они стали нечисты, подлежат очищению в микве или источнике вод, кроме глины (керамики), которая не может быть очищена, а подлежит разбиению: «И это для вас нечисто из кишащего, передвигающегося по земле, — ласка, и мышь, и жаба по виду ее. И еж, и варан, и ящерица, и улитка, и слепыш. Эти нечисты для вас из всех мелких существ; всякий, коснувшийся их мертвых, нечист до вечера. И всё, на что упадет (что-либо) от них мертвых, будет нечисто — всякий сосуд деревянный, или одежда, или кожа, или мешковина, всякая вещь, употребляемая для работы, — в воду должно быть погружено это и нечисто до вечера, а (затем) будет чистым. А всякий глиняный сосуд, в который упадет от них, — всё, что внутри него, нечисто будет, и его должны вы разбить. От всякой пищи, какую едят, на которую попадет вода, нечисто будет; и всякий напиток, какой пьют, во всяком сосуде нечист будет. И всё, на что упадет от падали их, нечисто будет; печь и очаг будут разбиты — нечисты они, и нечистыми будут они для вас. Только источник и колодец, вместилище вод, будут чисты. Нокоснувшийся (там) их падали нечист будет» (Ваикра 11:29-36). Таким образом, получается, что глиняный (керамический) сосуд становится нечистым в случае прикосновения к нему мертвого нечистого гада. Суть спора между мудрецами заключается в следующем: раби Элиэзер и мудрецы разошлись во мнениях, имеет ли печь, собранная из кусков глины, статус сосуда (и становится нечистой) или нет.

[2] Змея берет свой хвост в рот и сворачивается кольцом.

[3] Дварим 30:12.

[4] Шмот 23:2.

[5] Причина отлучения раби Элиэзера бен Уркануса от дома учения в Явне заключалась в том, что он чрезмерно спорил с мудрецами и даже изменил порядки мироздания для доказательства своей правоты. Однако Закон следует большинству мнений мудрецов, и им должен подчиниться весь еврейский народ. Эти события произошли в первом поколении после разрушения Храма, когда сгущалась тьма Римского изгнания, и мудрецы были обязаны провести черту, которую никто не может преступить, дабы сохранить единство в народе Израиля.

[6] Закон запрещает приближаться на расстояние четырех локтей к отлученному от общины.

[7] По Закону отлученный от общины должен порвать свои одежды и ему запрещено носить обувь до его раскаяния и прощения.

[8] Рабан Гамлиэль был потомком царя Давида, и Машиах будет из числа его потомков.

[9] Тридцать дней.

[10] Раши отмечает, что источником этого предания являются слова Священного Писания: «Услышь молитву мою, Господь, и к мольбе моей прислушайся, и к моим слезам не будь глух…» (Теилим 39:13).

[11] Бава Меция 59б.

[12] Раби Элиэзер бен Урканус отказывался признать свою неправоту и не приходил в йешиву в Явне до своей смерти, основав свой дом учения в Лоде, где изучало Тору множество учеников.

[13] Из этого повествования Талмуда видно, что раби Элиэзер бен Урканус предвидел страшную смерть Десяти мучеников царства после подавления римлянами восстания Бар-Кохбы. Жестоким казням были преданы величайшие мудрецы того поколения: раби Ишмаэль бен Элиша — первосвященник, рабан Шимон бен Гамлиэль — глава Израиля, раби Ханина бен Традион, раби Йеуда бен Бава, раби Хуцпит, раби Йешовав — писец, раби Йеуда бен Дама, раби Элазар бен Шамуа, раби Ханина бен Хахинай, а также раби Акива.

Редакция благодарит рава Элазара Нисимова, раввина общины горских евреев Москвы «Байт Сфаради», за любезное разрешение опубликовать эту книгу


В середине прошлого века произошло уникальное с политической точки зрения событие — на территории Эрец-Исраэль решением ООН было восстановлено еврейское государство. Но и сегодня, спустя десятки лет после этого, жизнь евреев на родной земле не стала мирной и устойчивой. Все попытки найти какое-то решение политическим проблемам до сих пор остаются бесплодными. Читать дальше

Кто смеется последним? Размышления об арабо-израильском конфликте

Рав Аарон Лупьянский

История отношений евреев и мусульман — точное отражение жизни Ицхака и Ишмаэля в Торе — конструктивного и деструктивново смеха.

Война по-еврейски

Переводчик Виктория Ходосевич

Израильскими солдатами движет не ненависть к врагу, а любовь к своему народу

Олимпийское молчание

Рав Шрага Симмонс

Мне было 11 лет, и я обожал спорт. Я мог часами слушать и смотреть репортажи с игр моих любимых команд. Очередная Олимпиада была важна не только из-за участия в ней первоклассных спортсменов. Раз в 4 года у меня появлялась возможность болеть за «еврейскую сборную» — спортсменов, представляющих Израиль.

Два государства для двух народов

р. Ури Калюжный

Не хочется удовлетворять беспочвенные претензии. Хочется надеяться на светлое будущее...