Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Не ожесточи сердца твоего и не сожми руки твоей перед нищим братом твоим»Дварим 15:7
Мистическая концепция колесницы Йехезкеля. Толкование знамения, которое увидел праведный царь Йеошиягу.

«И было: в тридцатый год, в пятый день четвертого месяца — и я среди изгнанников при реке Кевар — раскрылись Небеса, и я увидел видения Б-га. И увидел я: вот бурный ветер пришел с севера, облако огромное и огонь пылающий, и сияние вокруг него (облака), и как бы хашмаль — изнутри огня». (Йехезкель 1:1,4)

В самом начале Мидраша «Пиркей де-раби Элиэзер» приводится повествование о собрании в доме главы поколения — рабана Йоханана бен Закая, где были его ученики — мудрецы поколения — и самые богатые и знатные люди Иерусалима. В явном виде ни в самой книге, ни в комментариях к ней не раскрывается причина этой встречи, состоявшейся незадолго до разрушения Второго Храма, но, по всей видимости, там шла речь о продолжении пути народа Израиля в мире, в котором уже не будет Божественного святилища. Тогда, по просьбе учителя, в первый раз перед всеми собравшимися выступил раби Элиэзер бен Урканус. О чем же говорил он в столь страшное время? — О «Божественной колеснице» — видении великого пророка Йехезкеля мира ангелов и движения престола Божественного правления в Вавилонском изгнании за семь лет до разрушения Первого Иерусалимского Храма!

Такими словами начинается книга пророка Йехезкеля: «И было: в тридцатый год, в пятый день четвертого месяца — и я среди изгнанников при реке Кевар — раскрылись Небеса, и я увидел видения Бога. В пятый день того месяца, в пятый год изгнания царя Йеояхина. Было слово Господа к Йехезкелю, сыну Бузи, священнику в земле Касдим на реке Кевар, и была там на нем рука Господа. И увидел я: вот бурный ветер пришел с севера, облако огромное и огонь пылающий, и сияние вокруг него (облака), и как бы хашмаль — внутри огня. И в нем — подобие четырех живых существ, и вид их подобен человеку. И четыре лица у каждого, и четыре крыла у каждого из них. И ноги их — ноги прямые, и ступни ног их, как ступни ног тельца, и сверкают, словно блестящая медь. И руки человеческие под крыльями их с четырех сторон их, и лица и крылья — у всех четырех. Крылья их соприкасались друг с другом; не оборачивались они в шествии своем; каждый шел в направлении лица своего. И образ лиц их — лицо человека, и лицо льва — справа у каждого из четырех, и лицо быка — слева у каждого из четырех, и лицо орла у каждого из четырех. И таковы лица их, и крылья их разделены сверху, и два крыла соприкасаются у одного и другого, а два — покрывают тела их. И каждый шел в направлении лица своего; туда, куда возникнет желание идти, туда шли; в шествии своем не оборачивались. И образ этих живых существ похож на огненные пылающие угли, подобен факелам; огонь блуждает меж этих живых существ, и сияние у огня, и молния исходит из огня»[1].

И следует уяснить, почему же раби Элиэзер в тот день избрал именно эту сокровенную, овеянную глубокой тайной тему для самого первого своего публичного выступления перед всем руководством еврейского народа!

Малбим в своем вступлении к книге пророка Йехезкеля говорит о великой таинственности этой книги Священного Писания: «В милости Б-га и милосердии Его раскрылись нам окна и врата, чтобы с чувством сердца заглянули мы в чертоги Его, сквозь щели увидели лучи, факелы свечения и молнии свет сокрытый, ясное сияние, что на Небесах Его. И мудрые обретут свет — свечение Небосвода в Божественном сиянии, дарованном праведным Его. Завеса покрыла таинство вечности, и покров окутал сокровенного тайну Его. Сокрытое от тебя не разыскивай и не исследуй тайну Его. Разрешенное тебе изучай — тогда себя выстроишь и из явного постигнешь таинство Его. Будь осторожен, не взбирайся на гору и не коснись края ее. Не ступи во мглу — там Бог и лагерь Его, там миры вокруг престола Славы Его. Вокруг Крувим — жар вращающегося меча, облако и мгла покрывает Его. Трепещи перед Б-гом, поклонись Ему, ибо в чертогах Его всё воздает славу Ему»[2].

Комментаторы отмечают, что Йехезкель был первым пророком, который видел сокровенные Божественные явления, находясь за пределами Святой земли, куда он был изгнан вместе с духовным руководством Иудеи царем Вавилона Невухаднецаром за 11 лет до разрушения Первого Храма. Суть этого пророчества — утешение народа Израиля в изгнании и продолжение пути во тьме. Пророк Йехезкель был учеником, а есть мнения, что сыном пророка Ирмеяу — главы поколения еврейского народа периода разрушения Первого Храма. Йехезкель бен Бузи — сын пророка Ирмеяу, который предал себя позору за Всевышнего и Израиль, призывая жителей Иерусалима к раскаянию и пытаясь спасти их от гибели при падении города, а Божественный Храм — от разрушения.

Известно, сколько страданий перенес пророк Ирмеяу ради общины Израиля: «И сказали священники и пророки сановникам и всему народу: смертный приговор этому человеку, ибо он пророчествовал об этом городе то, что вы слышали своими ушами! Но Ирмеяу сказал всем сановникам и всему народу так: Господь послал меня пророчествовать о доме этом и о городе этом всё, что вы слышали. А теперь исправьте ваши пути и деяния и внемлите голосу Господа, Бога вашего, и отменит Господь бедствие, что изрек о вас»[3]. И дальше: «Я же в руках ваших, поступите со мной так, как будет хорошо и правильно в глазах ваших. Но знайте: если вы убьете меня, то кровь невинную прольете на себя, и на этот город, и на жителей его, ибо поистине Б-г послал меня к вам, чтобы произнести для вас все эти слова»[4].

И вот, злодеи потребовали предать пророка смерти по обвинению в лжепророчестве, «но рука Ахикама, сына Шафана[5], была с пророком Ирмеяу, чтобы не выдать его народу на погибель»[6].

И было, в начале правления царя Йеоякима: «Так сказал мне Господь: сделай себе вожжи и ярмо и возложи их на шею свою»[7]. Пророк Ирмеяу постоянно носил на себе гнетущую ношу, дабы сделать наглядным для жителей Иерусалима пророчество о подчинении Иудеи Вавилону и призвать народ к раскаянию, чтобы он удостоился Божественного прощения.

Праматерью обоих пророков была Рахав из Йерехо, которая удостоилась великих потомков — коэнов и пророков — в заслугу своей глубочайшей веры, проявившейся в ее словах, вошедших в Святое Писание: «Ибо мы слышали, как иссушил Господь перед вами воды Красного моря, когда вы вышли из Египта, и как вы поступили с двумя эморейскими царями за рекой Ярдэн, с Сихоном и с Огом, которых вы победили. И услышав это, оробели наши сердца, и ни в ком не стало духу противостоять вам, ибо Господь, Б-г ваш, есть Б-г на Небесах вверху и на земле внизу»[8].

Такими словами начинается книга пророка Йехезкеля: «И было: в тридцатый год…»[9] — пророк Йехезкель начинает в своей книге счет времени с юбилейного года, когда праведный царь Иудеи Йеошияу начал ремонт Иерусалимского Храма в условиях окончательного декрета о его разрушении, запечатанного в дни его деда — царя Менаше, самого нечестивого царя Иудеи, который осквернил Божественный Храм, привел Иерусалим к идолопоклонству, и в его дни был запечатан декрет об изгнании народа Израиля со Святой земли.

Царство Менаше было основано на трех принципах: идолопоклонстве, разврате, кровопролитии… Именно из-за него великий царь Хизкиягу отказывался жениться, чтобы не родить такого нечестивого сына. Наши мудрецы отмечают, что царь Менаше потушил огонь, горевший на жертвеннике Иерусалимского Храма со дней царя Шломо, когда огонь чудесным образом спустился с Небес. Он удалил ковчег Завета из Святая Святых, поместив туда идола. Его главным намерением было нарушение заповеди Торы: «И берегите очень души ваши, ибо не видели вы никакого образа в день, когда говорил с вами Господь на Хореве из среды огня. Как бы вы не извратились и не сделали себе идола, изображения какой-либо формы.»[10]

Так говорит Мидраш: «Царь Менаше сделал идола с четырьмя лицами, соответственно четырем ангелам служения, переносящим Божественный престол. Согласно другому мнению, он изваял идола с четырьмя лицами, соответственно четырем сторонам света, чтобы каждый, кто войдет в Храм с какой-либо стороны, поклонился этому идолу»[11]. Идол Менаше имел четыре лица: животного, птицы, рыбы и пресмыкающегося — это было насмешкой над четырьмя ангелами служения, несущими колесницу престола Божественного правления.

Сказано в Талмуде: «Менаше поместил в Храме идола с четырьмя лицами, чтобы это видело Божественное присутствие и гневалось…»[12] Наши мудрецы отмечают, что это страшное событие произошло 17 Тамуза. Именно в этот день много лет спустя армия Вавилона пробьет городскую стену Иерусалима и войдет в город. Имел ли Менаше в виду колесницу Йехезкеля? Нет, речь идет о насмешке над видением его великого деда — пророка Йешаяу[13], которого он лично предал смерти. В результате многочисленных грехов Менаше стены Храма покрылись четырьмя видами проказы, которая оставалась там даже после удаления идола на протяжении всего времени вплоть до разрушения Храма.

Для более глубокого постижения этого вопроса необходимо понять концепцию «колесницы Йехезкеля». В дни правления праведного царя Йеошияу в юбилейный год при ремонте Храма был найден спрятанный в Храме свиток Торы, раскрытый на словах книги Дварим: «Уведет Господь тебя и царя твоего, которого ты поставишь над собой, к народу, которого не знал ни ты, ни отцы твои, и ты будешь там служить божествам иным — дереву и камню»[14]. Это событие сильнейшим образом взволновало царя и всю Иудею, так как речь шла о свитке Торы, написанном рукою Моше рабейну, который скрывали в тайниках Храма, дабы царь Менаше не сжег его или не надругался над ним. Этот свиток оказался раскрытым на страшном месте, повествующем об изгнании еврейского народа со Святой земли.

За толкованием знамения царь обратился к пророчице Хульде, поскольку глава поколения — пророк Ирмеяу — в то время отправился в Среднюю Азию, чтобы возвратить евреев из числа 10 колен — тех из них, кто согласились вернуться в Иерусалим, чтобы 30 лет спустя пойти в Вавилонское изгнание вместе с коленами Йеуды, Леви и Биньямина, и их потомки не пропали в Ассирийском изгнании за рекой Сембатьон, а навсегда сохранились в еврейском народе. Тридцатый год от юбилейного года соответствовал пятому году изгнания царя Йеояхина и духовного руководства Иерусалима в Вавилон. До разрушения Иерусалимского Храма оставалось семь лет.

Тогда на реке Кевар в Вавилонском изгнании разверзлись Небеса, дабы видение пророком Йехезкелем Божественной колесницы — престола Божественного правления в мироздании — стало духовным достоянием всего народа…

Этому событию предшествовало следующее: «И было: в год шестой, в шестом месяце, в пятый день месяца сижу я в доме моем, и старейшины Иудеи сидят предо мной, и там опустилась на меня рука Господа Б-га»[15]. Мидраш разъясняет, что главный вопрос, с которым старейшины Иудеи пришли к главе поколения — пророку Йехезкелю, заключался в том, актуально ли соблюдение заповедей Торы после разрушения Храма. Не свидетельствует ли изгнание избранного народа со Святой земли о том, что Всевышний расторг с нами Свой Завет? Народ Израиля не имел духовной практики проживания в изгнании, во тьме без Божественной обители, в которой раскрывается Небесное присутствие.

Пророк ответил старейшинам Иудеи на этот вопрос притчей, свидетельствующей, что заповедь всегда будет связывать человека с Б-гом: «Царь изгнал царицу из своего дворца. Когда она захотела выйти замуж за другого, царь спрашивал, где ее разводное письмо. Когда же она пыталась вернуться во дворец, царь напоминал ей, что ее прогнали». Суть притчи пророка сводится к тому, что Всевышний изгнал свой народ из Царского дворца, но не расторг с ним Своего Завета и ожидает от него раскаяния, исправления и возвращения.

Так об этом говорит последний пророк Иудеи — пророк Малахи: «Ибо Я, Господь, не изменился, и вы, сыновья Яакова, не исчезли. Со времен отцов ваших отступали вы от законов Моих и не соблюдали их; возвратитесь ко Мне, и Я возвращусь к вам, сказал Господь, Б-г Воинств»[16].

Таким образом, суть видения пророком Йехезкелем Божественной колесницы и суть всей его книги в целом — проложить народу Израиля путь во тьме изгнания без Божественного Храма. Малбим раскрывает это в своем комментарии: «Видение колесницы Йехезкеля предназначено для утешения Израиля, дабы мы знали, что Божественное присутствие не оставило нас, но пребывает с нами в изгнании»[17].

Такими словами начинается книга пророка Йехезкеля: «И была на нем рука Б-га…»[18] Раши разъясняет концепцию «Божественной руки»: «Слово “рука”, приводящееся в этой и в других книгах пророчества, означает глубину видения, доводящую человека до сумасшествия»[19]. Пророк Йехезкель видел Божественную колесницу, движущуюся в буре северного ветра: «"И увидел я: вот бурный ветер пришел с севера, облако огромное и огонь пылающий.»[20] Куда направлялась Божественная колесница? Подчинить весь мир нечестивому Невухаднецару»[21]. Эти слова пророка — важнейший источник для размышлений на тему человеческой свободы выбора и Божественного предопределения истории.

Пророк далее описывает, как сотрясались Небеса из-за греха еврейского народа в Иерусалиме, однако видит «и сияние вокруг него»[22]. Так говорит Виленский гаон: «В будущем весь этот мир вернется к святости в тайне,"и сияние вокруг него»[23]»[24]. Глубоко внутри страшного гнева, огня и бури северного ветра — голос тонкой тишины, высшая Небесная гармония. Сказано в книге «Ликутей Алахот»: «"и сияние вокруг него"[25] — здесь всё зависит от толщины волоска».

В книгах Тайного учения говорится, что взгляд пророка Йехезкеля проник в мир ангелов. «И как бы хашмаль — внутри огня»[26]. Малбим дает следующее объяснение сокровенному понятию: «Хашмаль — голос тонкой тишины»[27] — раскрытие в мироздании высшей Божественной гармонии. Сказано в Талмуде: «Что такое хашмаль? — Ангелы жизни, говорящие… Мы учили: иногда молчат (хашот), иногда говорят (мемалелот). В час, когда речение исходит из уст Всевышнего, — молчат; когда же Всевышний безмолвствует — говорят»[28]. Пророк Йехезкель видел возвышенную истинную реальность высших миров… Раши говорит: «Нам не дано право размышлять над этим стихом Писания»[29].

Сказано в книге пророка Йехезкеля: «И четыре лица у каждого, и четыре крыла у каждого из них»[30]. В видении пророка Йехезкеля у ангелов служения было четыре крыла, однако за 190 лет до этого, находясь в Иерусалимском Храме во время появления первых признаков его разрушения, пророк Йешаяу видит у Божественных ангелов шесть крыльев: «Огненные ангелы стоят при Нем, по шесть крыл у каждого: двумя прикрывает свое лицо, двумя прикрывает ноги свои и двумя летает»[31].

Наши мудрецы сравнили видения великих пророков народа Израиля: «Сказал Рава: всё, что видел пророк Йехезкель, видел и пророк Йешаяу, однако пророк Йехезкель сравнивается с жителем деревни, которому случилось увидеть царя, а пророк Йешаяу — с жителем столицы, который постоянно видел царя»[32]. Талмуд разъясняет, что разница между этими великими пророками Иудеи заключается в том, что пророк Йешаяу видел высшие миры в час, когда в Иерусалиме стоял Божественный Храм, и слышал, как ангелы восхваляли Всевышнего словами: «Святой! Святой! Святой! Господь Воинств, полна вся земля Славы Его»[33], — а пророк Йехезкель видел мир ангелов непосредственно перед разрушением Храма, когда его покинуло Божественное присутствие, и ангелы начали произносить: «Благословенна Слава Господа из места Его»[34].

Талмуд разрешает это видимое противоречие между словами пророков: «Один стих Писания говорит: шесть крыльев, а другой — четыре крыла у каждого из них. В этом нет разногласия: один стих касается периода существования Храма, а второй — состояния после его разрушения. Тогда уменьшилось количество крыльев ангелов. Какие из них пропали? — Те, при помощи которых они возносят Песнь»[35]. Отсюда мы видим, что разрушение Храма на земле кардинально повлияло и на всё Небесное воинство.

Если только можно такое сказать, своим грехом мы реформировали концепцию ангела, лишив его двух крыльев. Наш учитель гаон раби Элияу из Вильны писал, что на каждом крыле ангела была начертана одна буква из стиха «Благословенно имя славы царства Его во веки веков»[36] и пропали средние из них, на которых были слова «славы царства», поэтому в молитве Мусаф мы произносим: «Раскрой славу царства Твоего нам вскоре»[37], чтобы у ангелов появились средние крылья, на которых записаны эти слова[38].

«Впереди — лицо человека…»[39] — образ нашего праотца Яакова, запечатленный под престолом Славы Творца из камня сапфир, — эталон человека, сотворенного «по образу Б-га». Однако потомки Яакова своим грехом привели мироздание в устрашающее состояние: «И над головами этих живых существ — подобие небосвода, словно ужасающий лёд, простертый над головами их сверху»[40]. Малбим разъясняет, что небосвод разделяет высшие и нижние миры, находясь между престолом правления и миром ангелов, откуда в форме высших вод Божественное милосердие спускается в нижние миры. Грех человека привел к обледенению небосвода, который перестал пропускать Божественное милосердие. В отношении страшного обледенения небосвода говорит Талмуд: «"И над головами живых существ этих — подобие небосвода, словно ужасающий лёд, простертый над их головами сверху»[41]. До этого места у тебя есть право говорить, с этого места и дальше у тебя нет права говорить, как сказано: «Утаенное от тебя не толкуй и сокрытое от тебя не исследуй»[42]»[43].

Подведем итог: выступление раби Элиэзера бен Уркануса на встрече мудрецов на тему колесницы Йехезкеля имело целью показать всем продолжение пути в мире, в котором не будет Божественного Храма. Его речь была продолжительной и вдохновляющей, его слова звучали как неиссякающий источник чистых вод, «…его лицо светилось, как солнце, и мудрецы не знали, что сейчас: день или ночь»[44].

Тогда перед глазами и в сердце каждого предстали слова Торы: «И я помещу обиталище Мое среди вас, и не возгнушается вами душа Моя. И Я буду ходить среди вас, и буду вам Б-гом, а вы будете Мне народом»[45].


[1] Йехезкель 1:1-13.

[2] Малбим, Йехезкель, вступление.

[3] Ирмеяу 26:11-13.

[4] Ирмеяу 26:14-15.

[5] Ахикам, сын Шафана, — министр праведного царя Йеошиягу — удостоился великого сына — Гедалии, который стал главой поколения в Земле Израиля после разрушения Первого Храма. С его гибелью погасла последняя искра еврейского пребывания на Святой земле. И немногие из евреев, избежавших изгнания в Вавилон, в очередной раз ослушались пророка Ирмеяу и ушли в Египет, где позже погибли от меча Невухаднецара.

[6] Ирмеяу 26:24.

[7] Ирмеяу 27:2.

[8] Йеошуа 2:10-11.

[9] Йехезкель 1:1.

[10] Дварим 4:15-16.

[11] Мидраш Рабба, Дварим, гл. 2.

[12] Сангедрин 103б.

[13] Йешаяу, гл. 6.

[14] Дварим 28:36.

[15] Йехезкель 8:1.

[16] Малахи 3:6-

[17] Малбим, Йехезкель 1:3.

[18] Йехезкель 1:3.

[19] Раши, Йехезкель 1:27.

[20] Йехезкель 1:4.

[21] Хагига 13б.

[22] Йехезкель 1:4.

[23] Йехезкель 1:4.

[24] Виленский гаон, Сифра Децниюта, гл. 1.

[25] Йехезкель 1:4.

[26] Йехезкель 1:14.

[27] Малбим, Йехезкель 1:27.

[28] Хагига 13а.

[29] Раши, Йехезкель 1:27.

[30] Йехезкель 1:6.

[31] Йешаяу 6:2.

[32] Хагига 13б.

[33] Йешаяу 6:3.

[34] Йехезкель 3:12.

[35] Хагига 13б.

[36] Шма Исраэль.

[37] Молитва Мусаф в шабат и праздники.

[38] Бенеягу бен Йеояда, Хагига 13б.

[39] Йехезкель 1:10.

[40] Йехезкель 1:22.

[41] Йехезкель 1:22.

[42] Книга Бен Сейра.

[43] Хагига 13а.

[44] Пиркей де-раби Элиэзер, гл. 2.

Редакция благодарит рава Элазара Нисимова, раввина общины горских евреев Москвы «Байт Сфаради», за любезное разрешение опубликовать эту книгу


Каково отношение к животным в еврейской религии? Стоит ли, согласно Торе, быть вегетарианцем, разрешено ли эксплуатировать животных и для каких целей, почему есть животные кошерные и некошерные — эти и другие вопросы мы затронем в рамках данной темы Читать дальше

Недельная глава Шмини

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Шмини»

Мир сокрытый, мир явный

Акива Татц,
из цикла «Маска Вселенной»

Двойственность скрытого, внутреннего мира и мира явного, открытого.

Падение теории неодарвинизма

Рав Пинхас Шнайдер

Всякое случайное изменение в генах – или порча и ухудшение, или, в лучшем случае, бессмысленная трансформация. Случайное изменение не улучшает наследственность, и не добавляет информации, поднимающей организм на новую ступень развития. Его потомки не будут более развитыми, чем он. Цепочка мутаций не превращает амебу в муху, червяка - в слона, а тем более в человека.

Запрещенные в субботу работы, связанные в Мишкане с обработкой кож.

Рав Моше Пантелят,
из цикла «Царица Суббота»

Запреты охотиться, умерщвлять животное, обрабатывать кожу и их следствия.