Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Раби Йоханан бен Закай получил эпитет «рабан» — глава поколения — должность, которую до и после него занимали рабан Шимон бен Гамлиэль и рабан Гамлиэль бен Шимон — великие мудрецы Торы, ведущие свое происхождение от царя Давида

«Дать в наследие любящим Меня добрый дар, и сокровищницы их наполню».
(Мишлей 8:2)

Рабан Йоханан бен Закай (47 г. до н.э. — 73 г. н.э.) «красиво толковал и трепетно исполнял». Он был учителем раби Элиэзера бен Уркануса, возглавлял еврейский народ в страшные времена разрушения Второго Храма и спас Божественное учение от полной утраты. Он был младшим учеником Гилеля и Шамая. Раби Йоханан бен Закай получил эпитет «рабан» — глава поколения — должность, которую до и после него занимали рабан Шимон бен Гамлиэль и рабан Гамлиэль бен Шимон — великие мудрецы Торы, ведущие свое происхождение от царя Давида, каждый из которых был достоин стать Машиахом, если бы в дни их жизни у еврейского народа было для этого достаточно заслуг.

Известно из нашей традиции: «Рабан Йоханан бен Заккай прожил 120 лет. Он 40 лет занимался материальными делами, 40 лет изучал Тору и 40 лет обучал других. Он не оставил ни одной темы Божественного знания без глубочайшего исследования: изучил Писание и комментарий, Мидраш Агады и алахи и притчи. Если бы Небеса стали листьями пергамента, все деревья — перьями, а все моря превратились в чернила, невозможно было бы описать мудрость, которую он перенял от своих учителей…»[1]

Так о нем повествует Талмуд: «Рабан Йоханан бен Закай не оставил без внимания ни одного стиха Писания, Мишны, Гемары, алахи и Агады, анализа Торы и легкого или тяжелого толкования мудрецов, сравнений, расчета периодов времен, числовых значений, бесед ангелов служения, разговоров чертей, бесед пальм, рассказов стиральщиков, притч о лисах, большого и малого: большого — таинств Божественной колесницы и малого — вопросов, в которых в дальнейшем разойдутся мнения Абайи и Равы, как сказано: “Дать в наследие любящим Меня добрый дар, и сокровищницы их наполню”[2]»[3].

Талмуд рассказывает, что рабан Йоханан бен Закай никогда не проводил время в пустой беседе, всегда был облачен в талит и тфилин, первым приветствовал каждого, даже идолопоклонника. И так же поступали его величайшие ученики, одним из которых был раби Элиэзер бен Урканус. Сказано в трактате Авот: «Рабан Йоханан бен Закай получил (Тору) от Гилеля и Шамая. Он часто говорил: если ты много учил Тору, не хвались этим, ибо для этого ты сотворен»[4]. Тайное учение повествует, что рабан Йоханан бен Закай был неисчерпаемым источником мудрости, имел глубочайшее знание об устройстве Вселенной, обладал исключительными качествами души и постиг сокровенное знание смысла заповедей[5].

Повествует Иерусалимский Талмуд: «Когда умирал великий Гилель, ученики пришли его навестить. Все они вошли в дом, и только самый младший из них — раби Йоханан бен Закай — остался снаружи, поскольку для него не нашлось места. Гилель приподнялся на своем ложе и спросил: “Где бен Закай?” Ему ответили: “Остался на улице из-за недостатка места”. Когда бен Закай вошел, Гилель произнес о нем стих Писания: “Дать в наследие любящим Меня добрый дар, и сокровищницы их наполню”[6], видя в нем опору мудрости и надежду последующих поколений»[7].

Слова великого Гилеля в полной мере сбылись, и в страшную для еврейского народа пору, когда Храм лежал в руинах и нечестивый Рим железным сапогом попирал Святую землю, когда десятки тысяч евреев погибли или были проданы в рабство, выступил вперед великий мудрец. Он поднял знамя, выпавшее из рук погибших в Иудее, бережно собрал уцелевшие ростки и семена еврейства и пересадил их на «плодоносную почву» Галилеи.

Рассказывается в Талмуде: «Когда раби Ханина бен Доса пришел изучать Тору к рабану Йоханану бен Закаю, у учителя заболел сын. Рабан Йоханан обратился к раби Ханине: “Помолись о выздоровлении моего сына!” Раби Ханина склонил голову ниже колен, помолился о ребенке, и тот выздоровел. Сказал рабан Йоханан: “Если бы я сидел со склоненной головой и молился весь день, на Небесах не вняли бы моей молитве!” Спросила его жена: “Неужели Ханина более велик, чем ты?” Рабан Йоханан ответил: “Нет, но он подобен рабу перед царем, а я — министру перед царем”»[8]. Рабан Йоханан был главой дома учения, и у него изучал Тору весь народ Израиля!

Повествует Талмуд: «Когда рабан Йоханан бен Закай заболел, ученики пришли его навестить. Увидев их, он заплакал. Спросили его ученики: “Светоч Израиля, Прочная Опора, Мощный Молот, почему ты плачешь?” Он ответил: “Если бы сейчас меня вели к царю из плоти и крови, который сегодня здесь, а завтра — в могиле, гнев которого не вечен, не в силах которого заключить меня в тюрьму навечно и даже умертвить навечно, к царю, которого я могу умилостивить словами или подкупить деньгами, — я всё равно бы плакал. Теперь же меня ведут к Царю царей, Всевышнему, благословлен Он, Который жив вечно, гнев Которого вечен, Который способен заключить меня в тюрьму навечно и умертвить навечно, Которого я не могу ни умилостивить словами, ни подкупить деньгами. Мало того, передо мной два пути — один ведет в Ган Эден, а другой — в Геином, и я не знаю, по какому из них меня поведут. И как мне не плакать[9]

В час разрушения Храма рабан Йоханан бен Закай порвал свои одежды в знак траура и произнес: «Вы не хотели внести “полшекеля на каждого для посвящения”[10], теперь вам придется платить по 15 шекелей вашему врагу»[11]. Главным предназначением своей жизни мудрец видел сохранение Торы в еврейском народе и для этого основал йешиву в Явне, где были заложены основы Устного учения — Мишны — и восстановлен Сангедрин.

Рабан Йоханан бен Закай и его ученики возвели в Явне Малый Храм, в исполнение слов пророка Йешаяу: «“Так сказал Господь Б-г: хотя Я удалил их к народам и рассеял по землям, но Я стал для них Малым Храмом в странах, куда пришли они”[12] — Сказал раби Ицхак: это дома молитвы и дома учения в Вавилоне (в изгнании)»[13], ибо «Со дня разрушения Храма у Всевышнего не осталось в этом мире ничего, кроме четырех локтей Закона»[14].

Это особенно проявляется, когда Тора и трепет перед Небесами соединяются воедино, как сказано: «Трепет перед Господом — сокровище Его»[15]. Раши разъясняет в комментарии на трактат Шабат: «Трепет перед Небесами — внешние врата, через которые заходят во внутренние ворота. Если человек обладает трепетом, он устремляется соблюдать и исполнять, в противном случае — он не воспринимает учение своей душой»[16]. И вот, самую большую любовь Бог испытывает к тем, о ком говорит пророк: «Тогда говорили друг с другом трепещущие перед Господом; и внимал Господь, и слушал, и записаны были их слова в книгу памяти пред Ним для трепещущих перед Господом и почитающих имя Его»[17] — даже если их двое, и тем более — если их больше 10 и они сохранили память о Святом Иерусалиме!

Сказал рабан Йоханан бен Закай: «“Из цельных камней построй жертвенник Господу, Б-гу твоему…”[18] — из камней, приносящих в творение цельность и мир. И как камни жертвенника, которые не видят, не слышат и не говорят о том, что воцаряют мир между Израилем и их Отцом, Который на Небесах, сказал Всевышний: “И построй там жертвенник Господу, Б-гу твоему, жертвенник из камней, и не заноси над ними железа”[19]. Тем более с человеком, приводящим к миру между людьми, между мужем и женой, между жителями городов, между различными семьями, не случится несчастья»[20].

Рабан Йоханан бен Закай и мудрецы йешивы в Явне установили в еврейском народе несколько обычаев, связанных с разрушенным Храмом, дабы память о нем не стерлась у последующих поколений. Приводится в Мишне: «Если праздник Рош а-Шана выпадал на шабат, в Храме трубили в шофар, но не за его пределами. После разрушения Храма установил рабан Йоханан бен Закай, что трубить следует повсюду, где есть бейт-дин. Сказал раби Элазар: рабан Йоханан бен Закай установил это только в Явне. Ответили ему мудрецы: в Явне и в любом другом месте, где есть бейт-дин»[21].

Сказано в Мишне: «Изначально в Храме произносили благословение на лулав семь дней, а за его пределами — один день. После разрушения Храма рабан Йоханан бен Закай постановил: благословение на лулав следует произносить семь дней повсеместно. И весь день приношения Омера будет под запретом (в аспекте зерна нового урожая)»[22].

Приводит Талмуд: «Коэнам запрещено подниматься в обуви на возвышение для благословения народа; и это одно из девяти постановлений рабана Йоханана бен Закая. Но почему это так — из уважения к обществу? Сказал рав Аши: нет, причина в том, чтобы не порвался шнурок на сандалии и коэн не стал его завязывать, ведь, увидев, что он замешкался, люди могут подумать, что он — сын разведенной женщины»[23].

Рабан Йоханан бен Закай говорил о мудрости трепета перед Небесами, и свидетельство тому — благословение, которое перед смертью он дал своим ученикам: «Дай Бог, чтобы ваш трепет перед Небесами был сравним со страхом перед людьми!»[24] Он умер в окружении многочисленных учеников; многие поколения, вспоминая его имя, произносили: «Со смертью рабана Йоханана бен Закая угасло сияние мудрости».

Гробница великого учителя народа Израиля находится в городе Тверия возле озера Кинерет, куда впоследствии переехала основанная им йешива в Явне, сохранившая в нашем народе знание Торы.


[1] Масехет Софрим 16:8.

[2] Мишлей 8:21.

[3] Сукка 28а.

[4] Авот 2:8.

[5] Зоар, часть 1.

[6] Мишлей 8:21.

[7] Иерусалимский Талмуд, Недарим, гл. 5.

[8] Брахот 34б.

[9] Брахот 28б.

[10] Шемот 38:26.

[11] Мехильта, Шемот, гл. 19.

[12] Йехезкель 11:16.

[13] Мегила 29а.

[14] Брахот 8:1.

[15] Йешаяу 33:6.

[16] Шабат 31б.

[17] Малахи 3:16.

[18] Дварим 27:6.

[19] Дварим 27:5.

[20] Мехилта, Шемот, гл. Итро.

[21] Мишна, Рош а-Шана 4:1.

[22] Мишна, Рош а-Шана 4:3.

[23] Сота 40а.

[24] Брахот 28б.

Редакция благодарит рава Элазара Нисимова, раввина общины горских евреев Москвы «Байт Сфаради», за любезное разрешение опубликовать эту книгу


Многие мысли, изложенные в этой книге царем Соломоном, скорее всего, известны Вам, даже если Вы мало что знаете и про царя Соломона, и вообще про иудаизм Читать дальше

Вечность и суета 5. Коэлет. Победить себя

Рав Носон Шерман,
из цикла «Коэлет: Вечность и суета»

Понятие времени в свете толкования традиционных текстов

Рав Мордехай Кульвянский

Впервые слово «время» (зман) появляется в Танахе в книге «Коэлет»: «Для всего есть время, для каждой вещи — срок под Небесами». Достойно удивления, что все пять книг Торы, книги пророков, псалмы, Ийов, Хроники (!) обходились без слова «время». Конечно, есть годы, месяцы, дни и ночи и даже часы, связанные с движением светил, а понятие времени — только в «Коэлет». Несомненно, это великая новость, осознать которую нам мешает только то, что мы уже давно живем в мире, в котором это слово сказано.

Вечность и суета 4. Коэлет. Мудрое сердце

Рав Носон Шерман,
из цикла «Коэлет: Вечность и суета»

Вечность и суета 7. Коэлет. Предназначение еврея

Рав Носон Шерман,
из цикла «Коэлет: Вечность и суета»