Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
В последнее время участились случаи неприкрытого антисемитизма среди иммигрантов из СНГ. Кто стоит за фейками и слухами?

— Скажите, существует ли подобная волна на других улицах еврейского народа или это присуще только так называемой «русской» улице?

На израильских сайтах на иврите и на английском тоже зачастую появляется нелицеприятная критика и современного ортодоксального иудаизма, и его места в израильской политической системе и экономике. Но критика на израильских сайтах принципиально отличается от «русского бунта» по крайней мере по четырем параметрам.

Во-первых, там никогда не бывает такого накала ненависти (вплоть до призыва вновь разжечь печи Аушвица), израильтяне даже в пылу политических боев все же остаются сравнительно более вменяемыми и терпимыми.

Во-вторых, на ивритских и английских сайтах, в отличие от русских, нет места фантастическим фейкам об истории и религии. Читатели этих сайтов, даже будучи решительно нерелигиозными, все-таки укоренены в израильской реальности, имеют религиозных родственников, знакомых или сослуживцев. Поэтому им гораздо труднее продать в качестве фактов рассказы о том, что «русские» евреи приехали на войну за Независимость прямо с фронтов Великой Отечественной, или о том, что светские евреи живут в Ариэле уже тысячу лет (при том, что этот город построен в 1978 году). На русскоязычном сайте vesty была опубликована безумная статья о том, что все религиозные еврейские девушки перед свадьбой в обязательном порядке проходят проверку на девственность (хотя, на самом деле, ни алахи такой, ни даже обычая такого нет ни в одной этнической общине Израиля) — на иврите такой клеветнический фейк бы не прошел. Потому что — и это третье отличие — на иврите и на английском существует широкий спектр самых разных сайтов, предназначенных для самой разной аудитории — от крайне левых до правых и харедим (то, что харедим не пользуются интернетом — это такой же фейк, как проверки девственности). Причем, естественно, посетители определенных сайтов обычно интересуются также и тем, что происходит у «соседей». Поэтому на иврите или на английском есть возможность при желании получить более-менее объективную картину.

Плюс к тому, — и это в-четвертых, — модераторы и редакторы ивритских сайтов осведомлены насчет принципов политической корректности и насчет того, в какую сумму может вылиться штраф за игнорирование этих принципов (плюс судебные издержки). Публикация клеветнической статьи, подобной той, о которой я упоминала, про девственность, на любом израильском сайте вызвала бы бурю, шквал, скандал, судебные иски. На русском все глухо, как в танке. Здесь, как уже говорилось выше, «эйн дин ве-эйн даян» — «нет суда и нет судьи». Здесь возможно абсолютно все, включая традиционные кровавые наветы. То есть все, кроме плюрализма. Потому что в вопросах религии и политики ВСЕ израильские русскоязычные сайты (за исключением редко выходящих «Хроник Иерусалима» и полностью переводного «7 канала», а также религиозных сайтов, на которых редко можно встретить актуальные комменты) отличаются железобетонным единодушием. Оно достигается очень просто: комменты, не соответствующие генеральной линии, просто не публикуются или тщательно стираются. В случае особой настойчивости комментаторов банят. Иногда им закрывают фейсбук. Причина такого единодушия тоже очень проста: все израильские русскоязычные сайты финансируются из одного источника, который я предпочитаю здесь не называть. Этот изобильный источник питается из подземных потоков, которые, в свою очередь, имеют свой источник, и он, как многие полагают, находится отнюдь не Ближнем Востоке, а значительно севернее. Я не утверждаю, что все комментаторы на этих сайтах — купленные (хотя полагаю, что очень многие). В этом нет необходимости. В Израиле пока еще достаточно людей, впитавших за годы жизни в СССР тоталитарную идеологию и маниакальную нетерпимость к любой религии. Нет также недостатка в обычных антисемитах, часть из которых привезла из России в Израиль штампы и приемы христианского православного антисемитизма. Все эти люди имеют свое мнение об иудаизме и искренне его выражают. Да и почему бы им его не выражать на здоровье (в рамках политической корректности, естественно)? Проблема в том, что все альтернативы закрыты. Вопрос о том, почему никто не возражает против тоталитарного режима, столько лет царящего в израильских электронных русскоязычных СМИ в Израиле, я оставляю открытым для дискуссии.

— А кто вообще сказал, что должно быть так, как написано в Торе, а не иначе? В каком веке-то живем? Не пора ли жить в ногу со временем?

Времена, как сказал поэт, не выбирают, в них живут и умирают. Открытия науки и техники сделали нашу жизнь несравненно более удобной, чем сто лет назад. Стало гораздо меньше физически трудной и грязной работы, качество и продолжительность жизни улучшились, стало гораздо легче установить контакт с людьми за сотни тысяч километров. Но именно эта кажущаяся легкость жизни обнажила и обострила проблемы, с которыми люди стремились справиться и сотни, и тысячи лет назад — но их невозможно закрыть раз и навсегда, каждое поколение решает их заново…

В этом году меня в университете очень настоятельно попросили прочесть семестриальный курс о мидрашах, повествовательных комментариях, записанных в период примерно со II в. до н.э. до VIII в. н.э. (некоторые исследователи считают, что до XIII в. н.э.), тысячи текстов… Я не сразу согласилась: это один из самых трудных курсов на факультетах иудаики, а тут он еще и был предназначен для студентов технических факультетов, большинство из них никогда ничего подобного не учили. Надо было решить, как построить курс, что выбрать из бесконечного разнообразия мидрашей, чтобы это было интересно для современных израильских светских студентов. И выбрала как сюжет этого курса тему «семья». Семьи Адама и Хавы, Авраама и Ицхака, отношения между мужем и женой, между родителями и детьми, между братьями и сестрами…

Студентов поразил плюрализм мидрашей — на одной странице выкладывается целый спектр различных мнений, иногда совершенно противоположных («давар ахер», т.е. «другое толкование»). А меня поразило, насколько все это оказалось живым, иногда даже болезненно актуальным, насколько горячо спорили студенты о том, почему самые близкие люди не понимают друг друга, а иногда даже становятся врагами, как это описано в книге Берешит (Бытие). И сколько психологической глубины, иногда даже детективной изощренности демонстрируют нам, современным людям, мидраши двухтысячелетней давности. Бывало, что студенты сами предлагали логические конструкции или психологические мотивировки, которые — как они тут же узнавали — уже были открыты за полторы тысячи лет до них мудрецами Устной Торы, толкователями Писания, то есть, значит, они с этими своими предшественниками думают одинаково. А бывало, что толкования мудрецов оказывались для них совершенно неожиданными, даже абсурдными в первый момент, а затем они начинали понимать, что это-то и есть самая точная разгадка психологических коллизий первых глав книги Бытия. И главное — все это про нас тоже. И про трудный выбор, который должен сделать каждый из нас именно в юности, и про то, что мы в этом выборе свободны, а потом оказывается, что он был предрешен — как это сформулировано в загадочном парадоксе из Мишны Авот: «Все предвидено и свобода дана». Если есть тексты, которые никогда не устареют — так это Тора, Письменная и Устная. Как сказал Рамбан (Моше бен Нахман), комментатор XII века, перефразируя цитату из Талмуда: «маасе авот — симан ле-баним», «деяния отцов — знак для потомков». Мы не повторяем прошлое, мы его живем, каждый раз по-новому.

Еще один совсем недавний пример: сын заинтересовался французским экзистенциализмом, начал читать книгу Камю «Миф о Сизифе» и застрял: перевод на иврит очень трудный, говорит: «я ничего не понимаю». Он попросил меня почитать с ним эту книгу после второй трапезы в субботу, когда он бывает дома. Начали мы с ним первую главу «Мифа о Сизифе», про абсурд — действительно, перевод головоломный, но в то же время что-то очень знакомое… Я раскрыла Коэлет («Экклезиаст») — да это же то же самое, только у царя Шломо текст афористичный, легкий — обманчиво легкий… На самом деле это нисколько не проще, чем у Камю, над каждой фразой можно размышлять дни и годы…

Значит ли это, что в Камю нет надобности, если в Коэлете все уже сказано, и гораздо лучше? Нет, по-моему, это значит, что правильный путь — от Коэлет к Камю и снова обратно к Коэлет. Или наоборот: от Камю к Коэлет и так далее.

Тут и становится видно, что общее для всех людей во всех поколениях, а в чем разница между французским атеистом из католической семьи и религиозным евреем. Понимание этой разницы называется культура. Это понимание дается многолетними усилиями и большим трудом, но оно того стоит. Мне очень жаль людей, которые полагают, что религиозные евреи «читают всю жизнь одну и ту же книгу». Но что интересно, в каком-то смысле это так и есть — только эта книга бесконечная. Дерево растет, изменяется, но остается самим собой. На нем нарастают кольца, но сердцевина, центр, остается неизменной. Так и наша Тора ее сердцевина неизменна, но каждая эпоха оставляет свои комментарии к этой сердцевине. «Древо жизни она для тех, кто ее держится», сказано в еще одной книге еврейского канона, Мишлей (Притчах) того же царя Шломо.

— Зачем вообще нужно залезать в жизнь приезжих, навязывая им правила бракосочетания, развода, кашрута? Может, пусть живут, как хотят, и вы живите, как хотите? Это спасет от противостояния?

Конечно, нельзя никому ничего навязывать. Если люди любят друг друга — кто им может помешать? Совет да любовь. Если они желают жить вместе — опять же, кто может им это запретить? Но вот если неевреи почему-то требуют организовать им еврейскую религиозную церемонию заключения брака — вот это уже странно. Получается, что это именно НЕЕВРЕИ навязывают себя религиозным евреям в качестве клиентов. И тут уже религиозные евреи вправе отказаться.

Можно было бы предложить этим Ромео и Джульетте заключить брак в церкви (любой из существующих в Израиле конфессий) или в мечети — но ведь священники любой конфессии точно так же будут возражать. Почему тогда надо предъявлять претензии обязательно к раввинам?

Проблемы большинства неевреев не в том, что они не принадлежат к еврейскому народу, а в том, что они не принадлежат ни к какой конфессии вообще. Но кто им мешает заключить договор о браке, совместной жизни и имуществе светским образом, у адвоката? Конечно, это не так красиво, как еврейская хупа — но и тут можно подойти креативно.

— В Израиле 6-дневная рабочая неделя. Выходной всего лишь один. И на этот наложены запреты. Ну вот что случится с евреем, если он в автобус сядет в Шабат и к родственникам смотается?

Если еврей сядет в Шабат на свой собственный велосипед и «смотается» куда-нибудь в пределах субботнего расстояния — это даже не будет нарушением субботы (насколько мне известно).

Если же еврей в субботу воспользуется двигателем внутреннего сгорания — поедет на машине, то он нарушит субботу, и это будет очень нехорошо, — но он это сделает под свою собственную личную ответственность.

Но вот автобус — это совсем другое дело. В Израиле нет частных автобусных маршрутов, все автобусные линии — в собственности фирм и кооперативов. Получается, что этот еврей участвует в коллективном нарушении субботы евреями. А это уже не просто нехорошо, а опасно для нас всех. Страна Израиля нам дана «аль тнай», под нашу коллективную ответственность. На этот счет у нас есть коллективный договор со Всевышним — Он дает нам Страну Израиля, а мы соблюдаем Его законы. Если весь народ Израиля будет коллективно нарушать законы Торы — нас (не дай Б-г) коллективно изгонят из нашей Страны, как уже дважды с нами случалось. Мы же не хотим, чтобы с нами такое случилось в третий раз, не правда ли?

Поэтому в Израиле существует четкое разграничение между общественным и частным пространством. В своем частном пространстве, то есть у себя дома, каждый может делать, что его душе угодно (пока это не мешает соседям). А в общественном пространстве надо соблюдать правила. Нас ведь не удивляет, что на шоссе шофер должен подчиняться определенным правилам, иначе его поездка может закончиться катастрофой. Так и жизнь в Израиле — только тут катастрофа, может быть, не случится непосредственно вслед за нарушением правил, но рисковать все равно не стоит.

— Почему в Союзе мы все были евреями, а тут нас вдруг называют гоями?

Не знаю, когда это еврея в Израиле называли гоем. Со мной такого за 33 года жизни здесь не бывало. Но если такое и случилось — так и что? Евреи тоже бывают глупые, в том числе и в Израиле. Мало ли кто чего скажет…

Мне, например, сколько раз говорили, что зачем вы дескать защищаете иудаизм (как будто он нуждается в моей защите), эта религия запрещает женщинам учиться, работать и вообще выходить из дома, и вы — тунеядцы все и бездельники, и в армии не служите. А я с 10 класса начала подрабатывать репетиторством, с четвертого курса работала в школе на полставки, у меня третья степень по теории литературы МГУ и первая степень (незаконченная) по ивритской литературе Еврейского университета в Иерусалиме, я доцент израильского университета, и мой сын — офицер ЦАХАЛ. И тем не менее, каждый второй собеседник в фейсбуке предлагает мне хоть немножко поработать, почитать какую-нибудь книжку и послать ребенка в армию. Дураков, как говорится, не сеют, не жнут, они сами собой родятся.

— Я понимаю, что раввин может сказать, если есть запрет молочного с мясным. Но уже дошло до того, что раввины указывают мне за кого голосовать. Это разве ваша сфера деятельности?

С какого это перепугу вы взяли, что раввин кому-то указывает, за кого голосовать? У нас голосование тайное. Многие харедим голосуют за религиозные партии, но некоторые выбирают себе другие партии, а некоторые и вовсе не ходят на выборы.

— Раввин должен сидеть в синагоге и учить Тору, что он делает в министерстве?

Во-первых, получение смихи (удостоверение на сдачу экзаменов) не обязывает раввина сидеть где бы то ни было — многие раввины занимаются преподаванием в ешивах, школах, университетах, некоторые работают на административных должностях, а некоторые работают техниками, инженерами и программистами. У меня есть знакомый раввин, который днем работает на почте, а вечером преподает в ешиве. А родственник мужа, молодой раввин со «смихой», наоборот, днем преподает в ешиве и сам учится, а две ночи в неделю работает в пекарне, иначе его семья не сведет концы с концами. Так почему бы раввину не поработать чиновником в министерстве?

Во-вторых, представление о том, что чем религиознее человек, тем дальше он от политики (как сказано в христианском источнике, «царство мое не от мира сего») — христианское по своему происхождению, но даже у христиан оно никогда не соответствовало исторической реальности. Христианские лидеры на протяжении всей истории этой религии активно участвовали в политике, в Европе XXI века существуют христианские партии.

Что же касается иудаизма, то у нас конкретно сказано: «не удаляйся от общества», то есть религиозные авторитеты всегда были обязаны вникать в повседневные дела своей общины и помогать людям решать их проблемы — и первым тут показал пример Моше Рабейну. Поэтому для раввинов занятие политикой — естественное продолжение их активности как руководителей общин.

— Мы видим, что чаще всего без места в органах власти у человека и веса-то не так уж много. Не ради ли этого раввины стали рваться в политику? Хотите заполучить рупор помощнее?

Я уже объяснила выше, что раввины не «стали рваться в политику», они всегда в ней были. Например, рав Яаков Рейнес стал участником первого сионистского движения «Ховевей Цион» с самого его возникновения, поддерживал Герцля, выступал на первых сионистских конгрессах и организовал религиозную фракцию «Мизрахи» в сионистском движении (Всемирной Сионистской организации). В память о р. Яакове Рейнесе получил свое название Неве-Яаков, большой квартал Иерусалима, построенный после Шестидневной войны. Рав Авраам Ицхак Кук — основатель религиозного сионизма, это, я надеюсь, всем известно, а сионизм — это политическое движение, какое же еще? Насчет «рупора» — это я не очень поняла. Какой нам еще нужен рупор? Тора — самая издаваемая книга в мире, этой книге вряд ли нужна реклама.

Еврейские религиозные партии существуют с начала XX века. О фракции «Мизрахи» в сионистском движении см. выше, партия «Агудат Исраэль» была основана в 1912 году, ее целью было целью было «решать в духе Торы и соблюдения заповедей все вопросы, возникающие ежедневно в жизни еврейского народа». В 1939 году, когда над еврейским народом нависла угроза уничтожения, «Агудат Исраэль» скоординировала свою позицию по отношению к сионизму и к британской политике в Эрец-Исраэль с программой Сионистской организации. После Катастрофы «Агудат Исраэль» присоединилась к требованию сионистов о создании еврейского государства в Палестине. Под Декларацией Независимости есть подписи членов «Агудат Исраэль».

— Знаете, я много слышу ненавистных выпадов в адрес религиозных. Слово прямо даже ругательное есть — «досы» (от ивритского «датиим»). А почему ненавидят? Потому что вы сами сторонитесь всех, кто не похож на вас. Такие «квадратные» во всем, не готовые сами меняться. Не так ли?

В этом вопросе я не поняла два слова. Во-первых, кто такие «вы»? Евреи все абсолютно разные. Среди религиозных евреев тоже есть разные люди, с разными представлениями о жизни и с разным уровнем готовности меняться или сохранять все как есть. Есть разные группы. Некоторые стремятся сохранять, например, детали быта прошедших поколений, включая одежду — но сами эти детали у разных групп разные.

Во-вторых, что значит «меняться»? Вот, например, компьютеры — это, безусловно, изменение в быте ортодоксальных евреев. Сейчас во всех школах «Бейт Яаков» (ортодоксальные школы для девочек) есть компьютерные классы, их выпускницы во множестве учатся на компьютерных курсах и в колледжах для религиозных девушек. Дочь предыдущего главного сефардского раввина р. Овадии Йосефа, ז"ל, Адина бар Шалом получила Государственную Премию Израиля за многолетнюю работу по организации профессиональных колледжей для религиозных девушек и женщин. Это, безусловно, изменение — с одной стороны. Но с другой стороны, выпускницы этих колледжей, выйдя замуж, даже в мыслях не имеют что-нибудь такое, типа кокетничать с посторонними мужчинами, развязно себя вести или вызывающе одеваться. Тут у религиозных евреев ничего не изменилось, слава Б-гу. Как и тысячи лет назад, религиозные еврейские женщины покрывают голову — но это могут быть синтетические парики, шляпы, косынки и т.п. — в некоторых религиозных сообществах мода меняется быстро, в других очень медленно. Короче говоря, все изменения происходят в рамках традиции — постольку, поскольку они ей не противоречат. Как сказал раби Нахман из Бреслава, бывают такие времена и такие пространства, где для того, чтобы остаться на месте, надо очень-очень быстро бежать.

— Кстати, раз вы живете в еврейском государстве и живете по еврейским традициям, то почему своих детей вы не хотите отправлять на защиту этого самого государства? Разве защита еврейского государства — это не заповедь?

Мы все разные. Вот мой сын, например, как я уже сказала, офицер сверхсрочной службы. Он очень быстро сделал очень неплохую карьеру, и начальство им настолько довольно, что не возражает против того, чтобы он параллельно со службой учился в ешиве (постольку, поскольку это не мешает его обязанностям как командира). Ну, «учился» — это громко сказано, сейчас он там в основном ночует и успевает прихватить только самые ранние и самые поздние уроки (и платит за ночлег и за обучение, кстати сказать). И конечно, если бы он мог служить в религиозной части, это было бы для него гораздо удобнее и полезнее, но по его роду войск таких частей пока нет.

Вообще, армейские части для религиозных юношей без отрыва от изучения Торы давно уже существуют: это танкистские ешивы Гесдер. Как известно, именно танковые бригады Гесдер отбили натиск сирийцев на Голанах во время войны 1973 года.

Но — и это будет второй пункт моего ответа — ешивы Гесдер подходят не всем солдатам (не все хотят быть танкистами) и не всем религиозным юношам. В Израиле очень серьезно относятся к тому, что называется «зеут», идентичность, особенно, когда это касается юного возраста, когда формируется идентичность — в том числе и религиозная. Не все родители согласятся отпустить своих детей в такое место, где они неизвестно с кем будут жить и общаться. Гесдер — это самый ранний и очень удачный опыт сохранения идентичности религиозного сионизма. Для харедим, ультраортодоксальных евреев, есть особые батальоны, самый известный из них — «Нецах Иегуда». Но туда попасть не так-то просто, желающих больше, чем эти батальоны могут вместить. И там не продолжают изучение Торы, эти части формируются из юношей разных ортодоксальных направлений, им трудно заниматься вместе, а без постоянной учебы — хоть несколько часов в день — теряются навыки в изучении Талмуда.

Может быть, по образцу ешивот Гесдер, то есть с сочетанием учебы и службы, когда-нибудь будут организованы военные части для разных направлений ортодоксального иудаизма — для хабадников, для литваков и т.п. Есть, конечно, такие ортодоксальные общины, которые в обозримом будущем вряд ли согласятся отпустить своих сыновей в армию. Но большинство не стали бы возражать, если бы служба была организована соответствующим образом.

Но пока что армия не занимается организацией таких частей (хотя это технически несложно и в финансовом смысле не требует особых затрат), потому что — и это будет третье — армия в данный момент не заинтересована в приеме ортодоксов и вообще в расширении. Наоборот, все время идут разговоры о сокращении срока службы. По-простому сказать, ортодоксальные солдаты армии сейчас не нужны. Удивительно, что «русские» без конца рассуждают о том, что харедим не хотят служить в армии, и никому не приходит в голову спросить: а хочет ли армия, чтобы харедим в ней служили? Армия ведь существует не для того, чтобы удовлетворять чью-то потребность в социальной справедливости. Армия существует для защиты государства. Если ей для этого понадобятся ортодоксальные солдаты — армия отлично знает, где их найти и что с ними делать.

— Почему вы не соблюдайте ограничения, связанные с «короной», и заражаете себя и других?

Религиозные евреи все разные. В большинстве своем религиозные евреи носят маски, соблюдают социальную дистанцию, молятся и учатся в «капсулах». В нашем квартале Иерусалима, Рамот, живут религиозные евреи разных направлений и общин — ашкеназим, тайманим (йеменцы), сефарды (выходцы из Марокко, Алжира, Египта и т.п.). Возле каждой синагоги вы можете увидеть палатки и шатры, там все молились, пока было не очень холодно. Когда начались дожди, сделали пластиковые перегородки внутри синагог. Сейчас это уже становится не актуально, потому что большинство жителей нашего квартала уже получили вторую прививку.

В одной синагоге, в которой иногда молился мой муж, не надевали маски и пренебрегали правилами, и он решил туда пока что больше не ходить. И правильно сделал, потому что там, таки-да, многие заболели, а один молодой человек даже скончался.

Между третьим и четвертым карантином мне приходилось довольно часто бывать по делам в Меа Шеарим — там даже дети все были в масках, магазины все закрыты.

На свадьбы и похороны — да, на некоторых собиралось много народу, хотя многие религиозные авторитеты очень сурово осуждали тех, кто это делал. Но вот лучший друг моего сына, из сефардской семьи, сыграл свадьбу во время третьего карантина, и было у них на свадьбе ровно 20 человек гостей, включая жениха, невесту и родителей. А они оба из многодетных семей, прикиньте, и даже самых близких родственников они не смогли пригласить…Но мы смотрели свадьбу по Zoom. Многие ешивы продолжали функционировать. Лично я считаю, что это было неправильно. Но все-таки есть разница, когда люди нарушают запреты ради вечеринок с танцами, алкоголем и т.п., и когда они не могут жить без изучения Торы. Конечно, многочисленные смерти в харедимной общине — это трагедия. Но сейчас и смертность, и заболеваемость, слава Б-гу, пошли на убыль.

— По моим наблюдениям, подобные стачки обостряются накануне выборов. Может быть, это все — спектакль?

По моим наблюдениям, перед выборами обостряется вообще все. Но многолюдные похороны, фотографии которых обошли все газеты и интернет-сайты, происходили как раз до того, как были назначены выборы. Не думаю, что нарушения карантина в среде харедим имели какое-то политическое значение. Если вас интересует мое мнение — могу его высказать: это не были демонстрации политических взглядов, это была просто глупость и безответственность. Это мнение много раз озвучивали известные раввины.

Но фотографии не менее дурацких левацких сборищ в Иерусалиме и в Тель-Авиве в газетах и в интернете тиражировались гораздо меньше, а в процентном отношении нарушений в религиозном секторе было не больше, чем в светском.

Вот пример наших родственников: сестра моего мужа — мать десятерых детей, сейчас уже у старших — свои семьи, с родителями остались три младшие незамужние дочки и престарелый дедушка. Все они с самого начала пандемии почти не выходили из дома, очень боялись за дедушку, и береглись, как только могли: заказывали еду в интернете, золовка, секретарша, работала из дома через интернет, старшая дочка из младших, учительница, вела занятия в Zoom, другая, студентка харедимного колледжа, училась в Zoom. А за маленькой не уследили, она выбежала во двор поиграть — принесла домой «корону». Малышей же дома не удержишь. И все переболели, с разной степенью тяжести. И все выздоровели, слава Б-гу. Большие семьи в маленьких квартирах, много детей, детям надо играть и гулять, иначе они могут весь дом разнести — вот вам идеальная среда для эпидемии. К кому тут предъявлять претензии?

— Почему харедим не работают, а паразитируют на светских гражданах?

УТВЕРЖДЕНИЯ, ЧТО «ДОСЫ» СИДЯТ НА ШЕЕ ИЛИ ОБЪЕДАЮТ НЕРЕЛИГИОЗНЫХ ГРАЖДАН ИЗРАИЛЯ — ВРАНЬЕ. ТОЧНО ТАК ЖЕ МОЖНО УТВЕРЖДАТЬ, ЧТО РАСХОДЫ НА ТЕАТРЫ ИЛИ ИЗДАНИЕ РОМАНОВ НА ИВРИТЕ — ЛИШНЯЯ ОБУЗА.

По статистике, занятость среди харедимных мужчин в возрасте от 25 до 64 лет — 55%, среди женщин — 81% (https://nep.detaly.co.il/zanyatost-v-ultraortodoksalnom-sektore-povysilas/?utm_source=News&utm_medium=NewsIsrael&utm_term=zanyatost-v-ultraortodoksalnom-sektore).

Доход нетто (после вычета налогов и сборов) на душу населения в месяц в ультраортодоксальной семье — 3,9 тыс. шекелей, в не ультраортодоксальной — 7,5 тыс. шекелей. ДОХОД НЕТТО НА ДУШУ В ХАРЕДИМНОЙ СЕМЬЕ СОСТАВЛЯЕТ 0.52 ОТ ДОХОДА НА ДУШУ В НЕХАРЕДИМНОЙ СЕМЬЕ. Расходы на душу населения составляют 2,2 тыс. в харедимной семье и 4,7 тыс. шекелей в месяц в нехаредимной семье. РАСХОД НА ДУШУ НАСЕЛЕНИЯ: В ХАРЕДИМНОЙ СЕМЬЕ составляет 0.46 ОТ РАСХОДА НЕХАРЕДИМНОЙ СЕМЬИ (данные Израильского института демократии: https://www.newsru.co.il/finance/31dec2020/haredim304.html). В харедимных семьях заработок на каждого члена семьи вдвое меньше, чем в светских — но и расход вдвое меньше.

По-простому сказать, они зарабатывают вдвое меньше, но и живут вдвое более скромно, чем светские. ВСЕ УТВЕРЖДЕНИЯ, ЧТО ХАРЕДИМ ЖИВУТ ЗА СЧЕТ СВЕТСКИХ — ФЕЙК.

Но, может быть, государство несет непомерные расходы на ешивы и колели, в которых обучаются исключительно религиозные студенты?

Один из скандалов последнего времени, связанных с Авигдором Либерманом, начался с того, что он, председатель [партии] «Исраэль Бейтейну» («Наш Дом — Израиль») в интервью газете «Глобс» — газете, никоим образом не связанной с религией — изложил свой план по реабилитации израильской экономики после коронавируса: «Прежде всего, эти 140 000 студентов ешив, которые стоят стране десятки миллиардов…»

Либермана спросили, откуда эта цифра — и он тут же сбавил обороты: «Окей, семь миллиардов — и это немалая сумма».

Мы спросили Либермана, откуда этот расчет. Ответ был краток: «из госбюджета». Либерман упомянул три статьи бюджета: пособия для учеников ешив; пособия для студентов колелей; детские пособия.

Израильская газета «Глобс» проверила эти цифры. По данным Министерства образования, сегодня в Израиле 54 000 учащихся ешив, одиноких, которые обычно учатся [в ешивах как] в школах-интернатах [т.е. учеба, питание, общежитие — прим.ред.] И еще 96 000 студентов коллелей, большинство из которых имеют семьи. Всего 150 000 — даже больше, чем говорит Либерман. Какова степень государственной поддержки этих групп?

Начнем с юношей и подростков, которые учатся, живут и питаются в ешивах-интернатах. Они не получают денег на руки вообще. Сами ешивы финансируются за счет пожертвований, родительских выплат, а также государственных денег. Государственная поддержка каждого из 54 000 учеников достигает 425 шекелей в месяц, что составляет менее 300 млн шекелей в год. Пособия на детей ученики ешив не получают, потому что они молодые и холостые.

Женатые студенты колелей в количестве 96 000 человек имеют право на пособие в размере 765 шекелей в месяц, т.е. менее 900 млн шекелей в год. Плюс к этому, многодетные нуждающиеся студенты также имеют право на получение помощи от Отдела институтов Торы Министерства образования — еще 1040 шек в месяц. В настоящее время помощь оказывается 4500 семьям, и, по данным Министерства финансов, в 2019 году она обошлась стране примерно в 40 млн шекелей.

Итого — не десятки миллиардов, ни даже семь миллиардов, а один миллиард с четвертью шекелей (см. https://www.globes.co.il/news/article.aspx?did=1001359224&utm_source=social&utm_medium=referral&utm_campaign=twitter).

Бюджет государства Израиль на 2019 год составил 479,6 миллиарда шекелей. Приведу для примера бюджет центральных министерств за этот год: Министерство обороны — 72.9 миллиарда шекелей (https://www.inss.org.il/he/publication/the-ministry-of-defense-budget-for-2019-major-issues/), Министерство просвещения — 64 млрд. министерство здравоохранения — 42 млрд. Расходы на ешивы и колели — один миллиард с четвертью — составили 0.25% государственного бюджета. Это примерно равно годовому совокупному бюджету израильского Министерства культуры (театры, симфонические оркестры, хореографические ансамбли, часть литературных журналов, фестивали искусства и литературы и т.п.). Русскоговорящие репатрианты редко пользуются услугами ешив и колелей — но и театральные постановки на иврите посещают крайне редко, романы и сборники стихов на иврите тоже покупают редко, на литературных фестивалях под эгидой Министерства культуры тоже их не часто встретишь. Значит ли это, что еврейское государство не имеет права поддерживать светскую израильскую культуру? А еврейскую религиозную культуру — что, еврейское государство тоже не имеет права сохранять и культивировать?

Итак, миллиард с четвертью — вместо 20 миллиардов. Как говорится, поздравляем вас, господин Либерман, соврамши! Ненамного преувеличил — всего в 16 раз. Досрочные выборы в Кнесет, инициированные [выходом] Либермана [из коалиции], стоили государству почти в три раза больше — около 4 миллиардов шекелей. Плюс к этому, сорвалась прибавка к пенсии пожилых репатриантов, которую он сам и предложил — это предложение было встречено положительно, но Кнесет не успел проголосовать и был распущен. Но, видимо, социальная защита своих избирателей уже была в этот момент Либерману совсем не важна, у него в этот момент уже сформировались другим приоритеты….

Позорный провал в «Глобс» ничуть не мешает Либерману снова и снова тиражировать свою ложь: в интервью русскоязычным израильским сайтам, на странице НДИ в фейсбук вновь и вновь мелькают все те же 20 миллиардов. Он повторяет эту ложь снова и снова, и никто не мешает ему в этом занятии — потому что израильтяне по-русски не читают, а «русские» подопечные Либермана не читают на иврите. Таким образом, языковой барьер дает лидеру НДИ исключительно благоприятные возможности для создания параллельных реальностей. На иврите Либерман дает интервью газете «Макор Ришон», рассказывая о том, что «в ранней юности был близок с цадиком из Рыбницы, последним хасидским цадиком в Советском Союзе» (и действительно, цадик из Рыбницы, как говорят, был весьма близок Либерману ну в очень раннем возрасте — он был сандаком на обрезании будущего лидера НДИ). А на русском Либерман продолжает распространять фейковые ужасы о харедим, вроде тех, на которых его поймали в «Глобс», и угрожать им всякими карами.

— Почему только в Израиле харедим не работают, живут припеваючи и сидят на шее у государства, а в Америке и во Франции они все работают?

А во-вторых, насчет Америки — о, как вы ошибаетесь! Так получилось, что одна наша знакомая уже в немолодом возрасте вышла замуж за вдовца, вижницкого хасида из Нью-Йорка, он из Закарпатья и хорошо говорит по-русски. Я бывала у них в гостях, познакомилась с ним и его семьей. У него взрослые дети, у всех большие семьи. Какая там у них жизнь — нашим харедим и не снилось! Мужчины все, естественно, учат Тору по много часов в день, женщины занимаются детьми, у них по восемь-девять детей. Для американских социальных служб они все считаются многодетными безработными — и поэтому у всех у них отличные, огромные государственные квартиры, за которые они платят какие-то символические деньги. И городские социальные службы два раза в неделю посылает им как многодетной семье с малыми доходами БЕСПЛАТНУЮ уборщицу (хотя у них и так все сверкает, как стекло). Все эти люди живут на государственные пособия — другим бы они, может быть, показались маленькими, но у них запросы скромные, на жизнь хватает. Школы и ешивы оплачивает община, в которой много богатых коммерсантов. Конечно, их жизнь не лишена недостатков — в хороших районах бесплатных квартир не дают (во всяком случае, в Нью-Йорке), их квартал в Бруклине считается очень проблемным, там довольно много пьяниц, наркоманов и проституток. Но они живут как бы в параллельном пространстве, просто не замечают этих несчастных. Они не боятся, что их дети испортятся в этом обществе. В Америке в больших городах родители вообще не отпускают детей играть на улице, это совершенно не принято. Тем более харедим — их дети ходят в свои садики, учатся в своих собственных учебных заведениях, еду они покупают в кошерных супермаркетах, одежду и даже электротовары — в еврейских магазинах, где кроме английского все время слышишь идиш и иврит. Так что они с местными практически не пересекаются.

И что характерно — в Америке харедим никто не тыкает в лицо, что они дескать бездельники и сидят на шее у общества. Потому что на шее у общества там сидят такие жуткие люди, на фоне которых харедим кажутся просто святыми, и так к ним примерно и относятся окружающие.

Вижницкие хасиды — это еще что, вот у сатмарских хасидов есть целый город в прекрасном курортном месте, в Катскиллских горах. Там не работает вообще никто, мужчины учат Тору, а женщины присматривают за детьми. Живут они все на пособия плюс щедрые пожертвования сатмарских миллионеров, среди которых есть несметно богатые люди. У хабадников в Америке немного другая ситуация, среди них многие учатся в высших учебных заведениях, и еврейских, и нееврейских, некоторые хабадские семьи по образу жизни и культуре как бы смыкаются с теми, кто называется Modern Ortodox. американские евреи, желающие дать детям мульти-культурное образование — и еврейское, и европейское — им приходится трудно, потому что для тех, кто находится за пределами харедимных сообществ, еврейское образование страшно дорогое, и оно становится дороже с каждым годом. Поэтому многие семьи Modern Ortodox переселяются в Израиль, это основная причина. Они, конечно, теряют в уровне жизни, но жить в Стране Израиля — это замечательно, и они обычно не жалеют.