Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
В Свитке Эстер мы читаем о цепочке событий, которые привели к чудесному избавлению, в честь которого установлен праздник Пурим. Эти события произошли почти 2400 лет тому назад в тогдашней столице Персии — городе Шушан. Известно ли нам сегодня где находился Шушан? Еврейская община Ирана считает, что древний Шушан — это иранский город Хамадан, расположенный в 400 км к западу от Тегерана. Подавляющее большинство историков и специалистов по Ирану с этим не согласны. Но и они не сильно возражают против того, что мавзолей с могилами Мордехая и Эстер — главных героев праздника Пурим — находится в Хамадане. Сегодня это место является одной из главных достопримечательностей города и местом паломничества, причем не только для евреев, но и для мусульман.

Кроме Свитка Эстер, город Шушан неоднократно упоминается в Танахе. Книга Нехемии начинается с рассказа о том, что, находясь в Шушане, где Нехемия был виночерпием царя Персии, он встретился с посланцем, прибывшим из Иудеи. Из его слов он узнает о бедственном положении евреев в Земле Израиля, которая на тот момент была персидской провинцией. В результате Нехемия получает должность наместника царя Персии в Земле Израиля, и в этом качестве прибывает в Иерусалим в 334 г. до н.э.

До этого, в 371 г. до н.э., на третьем году царствования последнего царя Вавилона, пророк Даниэль, находясь в Шушане, получает одно из видений, которые говорят о судьбе еврейского народа под властью четырех царств. Там же говорится, что Шушан находится в Эламе. Древний Элам располагался на юго-западе современного Ирана.

Раби Авраам ибн Эзра (1089—1164 гг.), комментируя Свиток Эстер, затрагивает вопрос о том, где находился Шушан. Он говорит, что в Свитке Эстер упоминаются «Шушан а-бира» и просто «Шушан». Слово «бира» на иврите означает столица (государства). Но в Танахе «бира» это «дворец» или «крепость». Когда в Танахе мы встречаем словосочетание «Шушан а-бира», имеется в виду царский дворец. Просто Шушан — это город, где, как пишут раби Авраам ибн Эзра (1089—1164) и раби Бехайе (Бахья бен Ашер, 1255—1340 гг.), большинство населения было еврейским, а находился он недалеко от царского дворца («а-бира»). Археологические раскопки, в результате которых были обнаружены дворцы царей Персии, проводившиеся в течении последних более чем 100 лет, полностью соответствуют тому что говорит Свиток Эстер. Персидская столица обычно делилась на царский город с дворцом и домами вельмож (Шушан а-бира) и примыкавший к нему город (Шушан), где жило остальное население, принадлежавшее, как правило, к более низким слоям общества.

Еврейский путешественник XII века Биньямин из Туделы приводит описание Шушана: «…Хузестан — это древний Елам, большая область, которая ныне уже не вся обитаема и частью опустошена; там среди развалин видны еще остатки древнего столичного города Шушана, с дворцом царя Артаксеркса, большим красивым зданием древних времен. Там до семи тысяч евреев и четырнадцать синагог, пред одной из которых находится гробница пророка Даниэля, блаженной памяти».

Танах не дает нам информации о том, где похоронен пророк Даниэль. Здесь, у Биньямина из Туделы, мы впервые встречаем описание его могилы.

Сегодня на месте Шушана располагается иранский город Шуш — административная столица провинции Хузестан. Население города, согласно данным 2005 г., составляло 64 тысячи 960 человек. Еще в начале XIX в. в районе Суз жили несколько тысяч евреев. Долгое время он не привлекал к себе никакого внимания — глубокая провинция, почти полное отсутствие достопримечательностей и очень жаркий климат. Все изменилось в 1852 г., когда английский археолог Уильям Лофтус (1820—1858) догадался, что персидский городок Шуш и столица Элама Сузы (Шушан) — это одно и то же.

С тех пор многочисленные экспедиции обнаружили здесь многочисленные остатки различных строений, воздвигнутых еще до завоевания этой территории Александром Македонским, множество изумительных керамических изделий возрастом от V тысячелетия до н. э. до исламского периода, медных и бронзовых предметов разных эпох и огромное количество клинописных табличек. В результате раскопок удалось реконструировать историю города Сузы. Вероятно, памятуя о той славе, которой этот город пользовался в древние времена, Ахеменидская династия избрала его одной из столиц своей державы.

Понятие «столица» для древней Персии являлось чем-то относительным. Царский двор был «кочующим»: зиму он проводил в Сузах, лето — в Экбатане (сегодня это иранский Хамадан), а время больших праздников — в Персеполе. При этом весь аппарат государственного управления находился в Сузах. Густая сеть дорог связывала Сузы со всеми провинциями-сатрапиями огромной империи. Персидские клинописные документы, относящиеся к рубежу VI—V вв. до н.э., содержат обильную информацию о том, как из Суз во все области царства, от Египта до Индии, посылали гонцов с распоряжениями, изданными верховной властью. Сюда же, в Сузы, приходили все донесения, адресованные царю. Как сказано в «Мегилат Эстер» (8:10, 14): «И написал он именем царя Ахашвероша, и скрепил [печатью] перстня царского, и отправил
письма с верховыми гонцами, ездившими верхом на рысаках царских с конных заводов… Гонцы верхом на царских рысаках быстро и спешно выехали, по слову царскому. Указ же был дан в крепости Шушан». А дворец персидских царей, обнаруженный во время раскопок, очень напоминает описание дворца Ахашвероша из Свитка Эстер.

Интересно, что евреи Ирана считают, что на месте древнего Шушана находится сегодняшний город Хамадан, столица одноименной провинции с населением около полумиллиона человек. Как и Сузы, Хамадан является одним из древнейших городов не только в Иране, но и во всем мире. До сегодняшнего дня там сохраняется небольшая еврейская община, численностью до 100 человек, хотя еще в начале 1950-х евреев было больше тысячи. Хабиб Леви (1896—1984 гг.), автор книги «Всеобъемлющая история евреев Ирана: начало диаспоры», пишет, что «евреи Хамадана верят, что они из колена Шимона. Именно поэтому многие из них выбирали имя Шимон для своих сыновей в прошлых поколениях». Вышеупомянутый еврейский путешественник Биньямин из Туделы пишет, что Хамадан «это бывший главный город Мидии; здесь до пятидесяти тысяч евреев, а перед одной из синагог — гробница Мордехая и Эстер». Возможно, активное еврейское присутствие в Хамадане было связано именно с тем, что там находятся могилы, которые местные евреи считали могилами Мордехая и Эстер.

В середине XIII века это место посетил раби Яаков, посланник раби Ихиэля из Парижа (умер в 1286 г. в Акко), который собирал деньги на парижскую ешиву, где в то время училось около 300 учеников.

В 1839—1841 гг. Персию посетил французский художник-ориенталист и археолог Эжен Фланден (1809—1889). Его задачей было запечатлеть все значимые персидские памятники архитектуры — и даже сегодня собранная ими информация остается актуальной и очень полезной для историков, археологов и любителей искусства. По возвращении во Францию Фланден стал кавалером Ордена Почетного легиона и издал книгу «Voyage en Perse» («Путешествие в Персию»). Благодаря Фладену мы знаем, как выглядели в середине XIX века могилы Мордехая и Эстер в Хамадане и пророка Даниэля в Сузах. Это самое старое по времени изображение могилы Мордехая и Эстер, которое дошло до нас.

Интересную информацию о евреях Хамадана мы узнаем из путевых заметок «Путешествие на восток» Эфраима Наймарка, уроженца местечка Лахва (сегодня относится к Лунинецкому району Брестской области). Он побывал в Хамадане во время путешествия в Персию в 1879—1880 годах и приводит описание мавзолея Мордехая и Эстер. Наймарк отмечает, что на тот момент еврейская община Хамадана состояла примерно из 800 семейств, и у нее были три синагоги. Он даже приводит имена раввинов этих синагог и местного шойхета.

В религиозно-литературном сборнике «Наш ежемесячник» «Our monthly»), вышедшем в свет в Филадельфии в 1872 г., опубликован рассказ христианского путешественника о посещении Хамадана. Большая часть этого рассказа посвящена описанию мавзолея Мордехая и Эстер. Он говорит, что это, не смотря на определенные сомнения, действительно место захоронения главных героев Свитка Эстер («Книги Эсфирь»). При этом он опирается на традицию, существующую у хамаданских евреев, община которых существует в этом городе на протяжении многих тысяч лет, храня предание о том, кто здесь похоронен. А то, что здание не выглядит очень древним, объясняется тем, что оригинальное строение было разрушено армией Тамерлана во время похода в Персию в конце XIV века. То, что Мордехай и Эстер похоронены именно здесь, а не в Шушане (Сузах) объясняется тем, в Эктабане (Хамадане) была летняя персидская столица. Этим же объясняется и тот факт, что недалеко от Хамадана находится знаменитая скала Бехистун с надписью на трех языках (древнеперсидском, эламском и аккадском), которая рассказывает об обстоятельствах, при которых Дарий стал царем Персии.

Рав Менахем Шмуэль а-Леви (1884—1940 гг.), который служил раввином в Хамадане с 1913 года и до того, как поднялся в Землю Израиля в 1923 году, издал в 1931 году в Иерусалиме небольшую брошюру «Гробница Мордехая и Эстер». Он пишет, что мавзолей с могилами Мордехая и Эстер стоит посреди древнего еврейского кладбища, которое прекратило функционировать около 150 лет тому назад. Рав Леви слышал от заслуживающих доверия стариков, что на этом кладбище был похоронен родившийся в Испании рабейну Бахья ибн Пакуда (ок. 1050, Сарагоса — ок. 1120 гг.), автор книги «Ховот а-Левавот». Кладбище находится в центре города и окружено со всех сторон домами, поэтому эта земля представляет собой лакомый кусок, и каждый, у кого только была такая возможность, пытался на нее посягнуть. В большинстве случаев у евреев Хамадана не было ни малейшей возможности противостоять разрушению кладбища. Одну из немногих успешных попыток сопротивляться осквернению могил предпринял раби Элияу бен Элазар, который служил раввином хамаданской общины более 50 лет. Когда во время утренней молитвы ему сообщили, что местный чиновник начал строительные работы на очередном участке кладбища, он прекратил молитву, снял талит и тефилин и побежал на кладбище, где лег в свежевырытую яму и сказал, что его могут засыпать землей, но он не позволит продолжать тут работы. Рабочие не обратили не придали этому значения, продолжили работы и стали бросать на раввина строительный мусор. Но он продолжал лежать, пока правитель города не распорядился остановить работы.

В соответствии с завещанием раби Элияу бен Элазара он был похоронен внутри гробницы Мордехая и Эстер. Рав Леви пишет, что все строение делится на две комнаты. Посреди большей комнаты, которая служит прихожей к меньшей, похоронен раби Элияу бен Элазар. Рав Леви пишет, что до сих пор почти все евреи Хамадана близко к тексту знают текст этого завещания. Раби Элияу бен Элазар написал в своем завещании, что в годы раввинской деятельности Творец возложил на него огромную ответственность: «Глубоко постичь происходящее в глубинах народной жизни, выстроить руководство общиной путями справедливости и правосудия, освещать темные переулки и защищать одинокую овечку от семидесяти волков. И если даже царь Шломо, про которого сказано: “И стал он мудрее всех людей…” (Млахим I 5:11), со всеми его способностями и Б-жественной мудростью, не был уверен, что у него получится как следует управлять народом — то тем более, что можно сказать про нас? Поэтому я выбираю для своего последнего упокоения порог этой пещеры, чтобы “Весь народ, находящийся в Шушане, от мала до велика…” будут каждый год топтать мою могилу, и может быть это сможет послужить искуплением за мои грехи, и я буду чист в мире вечности и истины».

Рав Менахем Шмуэль а-Леви отождествляет Шушан с Хамаданом. Это была традиция, которой придерживалось большинство евреев Персии. По-видимому, ошибка объясняется достаточно просто. Как мы уже писали, Хамадан славился своим достаточно благоприятным климатом в летнее время, и потому стал летней резиденцией царей Персии. Скорее всего, Эстер и Мордехай провели тут последние годы жизни и здесь же были похоронены. Не удивительно, что со временем евреи Персии стали идентифицировать место захоронения Эстер и Мордехая с городом, в котором происходили основные события Пурима.

Правда есть и сомневающиеся в том, что данные надгробья принадлежат Мордехаю и Эстер. Немецкий археолог еврейского происхождения Эрнст Эмиль Герцфельд (1879—1948 гг.), который приобрел мировую известность благодаря своим археологическим исследованиям в Персии, считает, что это могила Шошандухт — еврейской жены шахиншаха Ирана Йездигерда I, который правил в 399—420/421 гг. В книге «Шахрестани ха-йи Эраншахр» («Города Ирана»), относящейся к IX в. и основанной на сасанидских источниках, которые возникли не позднее VI в., сказано: «Города Сузы (Шош) и Шостар были построены Шишин-духт, женой Йездигерда, сына Шапура, ибо она была дочерью Реш-Галудака, царя иудеев, а также матерью Вахрама Гора».

К сожалению, нам не известны никакие упоминания об этом факте в еврейских источниках. Тем не менее, Вавилонский Талмуд приводит ряд историй, которые свидетельствуют о близких отношениях вавилонского аморы пятого и шестого поколения рава Уны бар Натана и царя Йездигерда I. Рав Уна вел своё происхождение от царя Давида и занимал должность Рейш Галута — экзиларха (руководителя) евреев Вавилонии. Некоторые считают, что именно он был тестем персидского царя (если, конечно, вообще вся эта история не является просто красивой легендой).

Их сын Бахрам V, который вошел в историю как Бахрам Гур, был шахиншахом с 420 / 421 по 439 гг. В некоторых персидских источниках утверждалось, что он забросил почти все государственные дела и предавался различным развлечениям, среди которых первые места занимали охота, пиры и любовные похождения. Но прославился он в основном как герой национального иранского эпоса «Шахнаме» («Книга царей»), в котором описывается история Персидской империи от древних времён до проникновения ислама в VII в. Образ Бахрама Гура в «Шахнаме» был идеализирован и героизирован, благодаря чему он позднее стал также героем многих иранских мифов и преданий раннего Средневековья.

Вероятно, в сознании иранских евреев образы Эстер и Шошандухт, жившей примерно на тысячу лет позже героини пуримской истории, слились в один, полагал Герцфельд. Интересно заметить, что наши мудрецы уподобляют Эстер розе (на иврите «шошана»). Например, в «Ликутей Моаран» (ч. II 74.1) приводятся такие слова раби Нахмана из Бреслава: «… Шошана — это Эстер (как приводится в святой книге Зоар и писаниях Аризаля: числовое значение слова “шошана” равно [имени] Эстер) ».

Здание усыпальницы, которое мы видим сегодня, было возведено предположительно в XIV веке, после того как во время монгольского завоевания Ирана предыдущее строение было разрушено армией потомков Чингисхана. По данным археологических раскопок, фундамент здания относится еще к доисламской эпохе иранской истории (т.е. заложен до середины VII века).

Гробница Мордехая и Эстер расположена в центре Хамадана, в самой популярной туристической зоне. До 1970-х годов отыскать гробницу было непросто, поскольку она располагалась в густонаселенном квартале, и попасть туда можно было только через узкий и грязный переулок, пробираясь по лабиринту дверных проемов и внутренних дворов. Однако в 1970 году, когда шах Ирана привлек этнические меньшинства к празднованию 2500-летия Персидской монархии, еврейская община решила провести масштабную реконструкцию мавзолея. Проведение работ было поручено одному из членов общины — известному иранскому архитектору Ясси (Элиасу) Габаю. Прилегающие к склепу жилые дома были выкуплены у их владельцев и снесены, на улице воздвигли декоративные ворота. В результате добраться до гробницы теперь можно прямо с главной улицы города, по построенному Габаем мосту. После исламской революции 1979 года Яси Габай был вынужден покинуть Иран. Он переехал в США, в Беверли-Хиллз, Калифорния.

Сами могилы Мордехая и Эстер находятся в пещере, расположенной под зданием, которое мы видим сегодня. Над пещерой находится зал, посреди которого расположены деревянные саркофаги, покрытые коврами.

Между двумя саркофагами лежит камень, который закрывает вход в глубокую яму. Среди евреев Хамадана существует легенда, что здесь начинается туннель, прокопанный прямо в Иерусалим. Вход в зал с саркофагами преграждает тяжелая каменная дверь высотой не более метра: чтобы войти внутрь, нужно наклониться. Местные евреи говорят, что таким образом вы оказываете знак уважения Мордехаю и Эстер. Перед входом принято снимать обувь. Многие считают, что причина этого в том, что мусульмане тоже относятся к этому месту как к святыне. Но возможно, что причина в другом: над дверью выгравированы слова из Торы, с которыми Всевышний обратился к Моше, посылая его вывести евреев из Египта: «…Сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая» (Шмот 3:5).

В этом здании есть небольшая комната, которая служит синагогой. Сегодня в ней практически не молятся, поскольку в Хамадане осталось всего несколько еврейских семей. Стены синагоги завешаны коврами, свет проникает лишь сквозь несколько узких зарешеченных окон. Кроме этого есть большой зал, где еврейская община проводит бар-мицвы, обрезания и читает Свиток Эстер в Пурим. Стены украшают цитаты из Свитка Эстер: «Был в крепости Шушан еврей по имени Мордехай…» и другие.

Важно отметить, что на протяжении многих веков на могиле Эстер молились иранские паломники всех конфессий. Особой популярностью мавзолей пользовался среди женщин: существовало поверье, что, помолившись там можно избавиться от бесплодия.

В 1967 г. гробница Мордехая и Эстер была внесена в официальный реестр исторических памятников Ирана. С этого времени и вплоть до победы в Иране исламской революции тысячи туристов из Израиля и евреев диаспоры посещали это святое место. В подтверждение значимости памятника для всей иранской истории в декабре 2008 г. власти Исламской республики Иран специальным указом объявили могилы царицы Эстер и Мордехая объектами национального наследия. По словам Асадуллы Баята, главы управления Министерства туризма Ирана в провинции Хамадан, «эти объекты представляют особую историческую ценность для Хамадана, а также являются одними из древнейших объектов во всем Иране».

В конце 2010 г., в результате активно муссируемых в СМИ ряда мусульманских стран, в том числе Ирана, слухов о том, что Израиль якобы планомерно разрушает мечеть Аль-Акса, у гробницы Эстер и Мордехая в Хамадане прошел ряд демонстраций с призывали «разрушить сооружение, где похоронены люди, виновные в геноциде более 70 тысяч персов, празднуемом евреями в день Пурима». В 2011 году власти Ирана сняли с могил царицы Эстер и Мордехая таблички, указывающие на то, что это место является национальным достоянием и охраняется государством.

Сегодня евреев в Хамадане практически не осталось. В 2015 году хранителем усыпальницы служил местный мусульманин по имени Шариф, отмечает немецкое издание «Jüdische Allgemeine».«Царица Эстер принадлежит не только еврейской, но и иранской истории», — сказал этот хранитель.

Необходимо упомянуть, что относительно местонахождения могил Мордехая и Эстер есть и другие мнения. Например, главный раввин Минска Йехиэль Шломо Альперин (1660—1746 гг.) в своей исторической хронике «Седер а-Дорот» пишет: «Мордехай и Эстер похоронены в деревне Барам, привезли их из страны Элам … а в книге “Путешествия Биньямина” сказано, что они похоронены в Шомроне». По видимому, Шомрон — это ошибка типографов, и имеется в виду Шушан. Учитывая, что Биньямин из Туделы прямо указывает в тексте что могилы Мордехая и Эстер находятся в Хамадане, можно сделать вывод, что автор «Седер а-Дорот» тоже идентифицирует Шушан с Хамаданом[1].

В XX-ом веке еврейская община Хама дана неуклонно сокращалась. Этот процесс активизировался пошел после исламской революции 1978 года. Вскоре после революции местные власти приняли решение отобрать у еврейской общины территорию кладбища, эксгумировать могилы и построить зновые здание на его территории. В последний момент этот проект был отклонен благодаря усилиям тогдашнего директора еврейской общины Хамадана — Мансура Нурани, которому удалось сохранить кладбище как историческое место. На сегодняшний день синагога в гробнице Мордехая и Эстер — это последняя синагога Хамадана. Здания других синагог, которые ранее действовали в Хамадане, были реквизированы местными властями. Одна из них была превращена в мечеть.

Р. Мордехай Райхинштейн, главный раввин Иудейского религиозного объединения в Республике Беларусь

Из журнала Мир Торы


[1] О глубокой связи евреев с городом Шушан говорят фамилии Шушан, Шушани и им подобные, которые часто встречаются у выходцев из Персии. Одно из первых упоминаний этой фамилии, дошедшее до нас, относится к XI веку: руководителем еврейской общины Толедо в то время был Шломо ибн Шушан


Эта глава начинается с заповеди жертвовать половину шекеля. Примечательно,что эту главу часто читают перед Пуримом, и как раз перед Пуримом и выполняется данная заповедь. Другая половина главы посвящена описанию греха золотого тельца и тому Великому прощению, которое оказал нам Творец. Читать дальше

Недельная глава Ки Тиса

Нахум Пурер,
из цикла «Краткие очерки на тему недельного раздела Торы»

Краткое содержание раздела и несколько комментариев из сборника «Тора на все времена»

«Ки тиса» («Когда будешь вести счет»). ДОЛГО ЛИ УСИДИШЬ НА ДВУХ СТУЛЬЯХ?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний предписывает Моше определить число сынов Израиля («Когда будешь вести счет…») с помощью полушекеля, который внесет каждый из них на строительство Мишкана (переносного Храма). В такой форме евреям была дана заповедь приносить пожертвование на нужды Храма размером в полушекель. С этого приношения началось строительство Мишкана. В отсутствие Моше (он, как вы помните, сорок дней и ночей находился на горе Синай) евреи изготовили золотого тельца, поклонились ему и принесли жертвы. Моше спускается с горы с двумя скрижалями, видит это и разбивает скрижали. Сорок дней молится Моше, чтобы евреи не были истреблены в пустыне за этот грех. Б-г прощает евреев. Афтара к главе «Ки тиса» – отрывок из первой Книги царей (Млахим I, 18:1-39). (Напоминаем: афтара – отрывок из Пророков, который читают в синагоге по субботам после чтения недельной главы.) Этот отрывок рассказывает о временах царя Ахава, правившего северным – Израильским – царством, где проживали десять колен Израиля (два колена населяли южное царство – Иудею; раскол единого царства произошел после смерти царя Шломо). Ахав и его подданные поклонялись идолам, нарушая этим вторую из Десяти заповедей, запрещающую поклонение любым божествам, кроме Единого Б-га. Тема афтары связана с темой поклонения золотому тельцу в недельной главе.

Ки Тиса. вопросы и ответы

Рав Хаим Суницкий,
из цикла «Вопросы и ответы по недельной главе»

Вопросы и ответы по недельной главе

Золотой телец

Рав Шимшон Рефаэль Гирш

Почему Аарон выбрал фигуру тельца?