Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Святость есть вершина категории “отойди от зла и делай добро”, служения выбора человека в этом мире

Святой день

«Буква ש (шин) соответствует трем святостям: святости Всевышнего, святости субботы и святости Израиля» (Мидраш Буквы раби Акивы).

«Суть святости двойная: ее начало — работа, а завершение — воздаяние, ее начало — старание, а завершение — дар. Это означает, что ее начало заключается в том, чтобы человек освящал себя, а завершение — в том, что его освящают. Об этом сказали мудрецы (Йома 39а): “Человек освящает себя немного, его же освящают в большой степени. Он освящает снизу, его освящают сверху” (Месилат йешарим).

Святость субботы будет темой нашего обсуждения в данном эссе. Из слов Рамхаля мы можем понять важный принцип: суть святости — бытие, соприкасающееся с двумя мирами: мир служения — наш мир, и мир воздаяния — Грядущий мир, Суббота Грядущего. В этом сущность субботы: она соприкасается с двумя мирами — подобие Грядущего мира в нашем мире.

“Ее завершение — дар”. “Учили: “Знать, что Я — Господь, освящающий вас”. Сказал Всевышний Моше: Добрый дар есть в Моих сокровищницах, его название — суббота. И Я хочу дать ее Израилю. Иди и сообщи им” (Шабат 10). Этот дар есть святость, проливающаяся на сердца святого народа от Всевышнего в этот святой день.

Святость есть вершина совершенства служения человека. К ней он стремится, поднимаясь по лестнице духовных уровней, установленной нам мудрецами и подробно объясняемой в книге Рамхаля Месилат Йешарим.

Суббота — день, к которому стремится человек в служении Шести дней.

День, который весь — суббота, это тот день, к которому направлены все Шесть тысяч лет существования мира.

В данном эссе мы постигнем, что корень святости в мире — это суббота, а высочайший уровень человека — стать самому категорией субботы, святым ее святостью.

Святость

“Старание заключается в том, чтобы человек полностью отделялся от материальности и постоянно — каждое мгновение и каждый час — прилеплялся к своему Богу” (Месилат Йешарим).

Святость есть вершина категории “отойди от зла и делай добро”, служения выбора человека в этом мире. Отделение от материальности (из которой происходит зло) и постоянная приобщенность к источнику добра, к Творцу. Суть святости двояка: святой — отделенный от будничного, и святой — обособленный и освященный для Всевышнего. Это полное приобщение к источнику святости.

Таково и определения посвящения (обручения) жены мужу: “Запретил ее для всего мира, подобно освященному для Храма предмету”. “Ты посвящена мне” — отделена для всех их-за меня, как посвященное Небу. Два аспекта святости проистекают из самой ее сути: невозможна выделенность святости для одного без полного отделения от других. В аллегорическом смысле — это посвящение — обручение Собрания Израиля и Всевышнего. Это максимальное достижение качества святости: “И будете святыми для Бога вашего”, как объясняется в свитке, который весь — святая святых (Песнь Песней).

Три святости

“Три святости переданы Израилю вниз: “И освящайтесь” — одна, “и будьте святы” — вторая, “ибо свят Я, Господь” — третья” (Зоар). “Все тройное — со стороны святости. Об этом и говорится в молитве: “Освящение Тебе (ангелы) промолвят три раза” (Зоар).

Три аспекта есть в служении святости, как объясняет Рамхаль. Первая — “отойди от зла”, отделенность от материального, категория “храни”. Вторая — “делай добро”, приобщенность к Всевышнему, категория “помни”. Третья — максимальная святость, включающая тело и душу в замечательном единстве, приводящая к духу святости и воскрешению мертвых — категория “одного речения”.

***

Святость — прилепленность мысли

“Но святой постоянно прилеплен к своему Богу, и его душа проходит меж истинных познаний в любви к Творцу и страху перед ним. И это засчитывается ему как будто он ходит пред Господом в Земле Жизни еще здесь, в этом мире, и оттуда поднимется к еще более высокой ступени, духу святости, когда его постижение возвысится над человеческой природой”.

Святость — это прилепленность к Богу, она в мире идей и разума, как пишет Рамбам: “Я объяснил тебе, что этот разум, который пролил на нас Всевышний, “приклеивает” нас к Нему. И тебе дана возможность, либо усилить этот “клей” при желании, либо ослабить его понемногу” (Путеводитель растерянных). И это очевидно, — ведь нет никакой возможности прилепления к Самому Творцу, но лишь к Его воле, заключенной в Торе. И нет никакой возможности присоединиться к Торе, как только через разум — наследие святой души. Это самая высокая система святости в структуре человека. В ней нет ни капли материального, и она может прилепиться к корню, из которого была высечена. Но для этой цели должна быть исправлена вся структура человека: животная душа — действия, дух — качества, чтобы человек смог стать троном для Божественной души, соединиться в любви и страхе с волей Всевышнего, с Торой, которая есть корень самой души.

Этот процесс происходит по принципу “ближе-дальше”, — ведь максимальная святость — соединение посредством души, прилепленность мысли — должна объять всю структуру человека: его качества и действия до самого нижнего аспекта — самого тела. Ведь такова цель святости: совершенство, включающее душу и тело. Как объясняет там Рамхаль: “Даже в час, когда человек занимается материальными действиями, необходимыми ему из-за тела, его душа не отходит от высшего приобщения… И теперь еда, которую они вкушают, подобна жертвоприношению… Объясняют мудрецы, что для всякой вещи, возносимой на жертвенник, это считается великим возвышением, так как она приносится в дар Всевышнему. И это является для нее столь большим достоинством, что весь вид, к которому принадлежит приносимое, благословляется благодаря этому во всем мире”.

Таким образом, мы осмыслили: «Суть святости — чтобы мысль была прилеплена к Всевышнему, “ибо свят Я — Господь”» (раби Цадок аКоэн).


В этой главе «Кдошим» говорится, что каждый еврей обязан быть святым. При словах «святой человек» большинство из нас готовы сразу же представить себе мудрого всеведущего старца, непременно с длинной седой бородой, великого знатока Торы и кабалы, который все свое время проводит в молитве и изучении святых книг. Но дело обстоит совсем не так Читать дальше