Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Тому, кто виновен перед другим человеком, — например нанёс ему телесное повреждение или проклял его, или ограбил, — грех не простится вовек, если он не заплатит ближнему то, что ему причитается, и не помирится с ним»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы раскаяния 2, 9
5 швата отмечается йорцайт, то есть годовщина смерти, одного из величайших мудрецов второй половины XIX века – рабби Йеуды Арье Лейба Альтера, чье имя менее известно, чем название его основного труда – пятитомного сборника комментариев к Торе «Сфат Эмет», что на русский язык можно перевести как «Язык истины»

Раби, внук раби…

Раби Йеуда Арье Лейб Альтер вошел бы в историю как предводитель крупнейшего хасидского двора в польском городке Гура-Кальварья, известного как место зарождения крупнейшего движения гурских хасидов. Сменив своего деда, раби Ицхака-Меира Альтера, он стал Ребе для многих тысяч местных прихожан. Однако глубина и духовная высота его трудов под названием «Сфат Эмет» вывели его за рамки гурского хасидизма, так как он стал одним из величайших авторитетов для всего еврейского народа со времени его жизни и до наших дней.

Так же, как труды его великого деда, раби Ицхака-Меира, до сих пор широко изучаются знатоками Торы всех направлений, так же и без книги Сфат Эмет, в которую, кстати, было включено множество толкований Хидушей Арим, невозможно представить себе ни одну еврейскую библиотеку.

Несомненно, Йеуда не был обыкновенным мальчиком. Может быть, дело было в том, что он остался сиротой в восьмилетнем возрасте? Или в том, что дед, который взял его к себе на воспитание, был великим хасидским лидером? Или в том, что его прямым предком был один из величайших еврейских умов средневековой Германии – раби Меир бар Барух, знаменитый Маарам из Ротенбурга, автор Тосафот?

Не так много историй о его детстве дошли до нас, но вот одна из них, которая говорит многое о том, из каких людей вырастают великие знатоки Торы.

Когда Йеуде было около 12 лет, он однажды не спал всю ночь, изучая Тору с другом. На рассвете они помолились ватикин и легли спать. Через несколько часов мальчики проснулись и пошли в ешиву, и там в дверях столкнулись с раби Ицхаком-Меиром, который не знал, что его внук не спал всю ночь, и стал упрекать его за то, что тот пропустил утреннюю молитву. Выговор длился несколько минут, на протяжении которых будущий Сфат Эмет стоял и внимательно слушал, не произнося ни слова.

Когда раби Ицхак Меир ушел, друг спросил Йеуду:

  – Почему ты не сказал, что учился всю ночь и помолился ватикин? Почему не защищался от необоснованных упреков?!

–  Потому что, –  ответил Йеуда, – не каждый день мне доводится слышать от деда слова, обращенные ко мне лично. Пусть даже это упреки…

Женой Йеуды стала Йохевед Ривка, дочь Реб Юдла (Йеуды) Каминера, автора известного труда «Дегель Йеуда», и чтобы не называться тем же именем, что и его тесть, он изменил своё и отныне стал Йеудой Арье Лейбом.

Во время русско-японской войны многие из юных последователей раби Йеуды Арье Лейба были призваны в русскую армию и отправлены на поля сражений в Маньчжурии. Ребе очень переживал за своих учеников и постоянно писал им. Рав Шломо Карлибах рассказывал на своих концертах историю об удивительном благословении, которое Сфат Эмет дал одному будущему солдату.

«Сфат Эмет и солдат»: история, рассказанная раби Шломо Карлибахом

В начале XX века между Россией и Японией началась война. К сожалению, многие молодые евреи были призваны в армию. Некоторые из них пришли к мудрецу по имени Сфат Эмет – глубочайшему из глубоких – и попросили у него благословения. Он благословил их всех, чтобы произошло чудо, и им не нужно было идти воевать. Среди них был один человек, такой эйдел (мягкий), такой святой. Ему совершенно не подходило быть солдатом.

Сфат Эмет остановил его: «Подожди минутку». Ребе вошел в свою комнату и вернулся с книгой – это было небольшое руководство о том, как делать обрезание. Ребе протянул молодому человеку эту книжку и сказал:

 – Вот, научись делать брит-милу (обрезание), и я благословляю тебя, что даже если ты пойдешь в армию, ты вернешься с миром и радостью.

Молодой человек заплакал:

 –  Ребе, пожалуйста, благослови меня, чтобы я не шел войну! –  Но Сфат Эмет уже отвернулся от него и заговорил с кем-то другим.

Вскоре пришло время этому молодому человеку отправляться проходить предвоенную подготовку. Надо сказать, что остальные будущие бойцы на этой подготовке были ребятами простыми, деревенскими, к чистоте непривыкшими. Офицерам было просто стыдно с такими работать: сапоги до блеска не натирают, винтовки не чистят.

В один прекрасный день приезжает генерал – посмотреть, как идет подготовка на курсах. Офицер и говорит ему:

– Сказать по правде, не очень-то я горжусь своими солдатиками, но есть среди них один еврей – чистюля редкий, и выглядит всегда, как подобает солдату.

Так этот молодой человек познакомился с генералом. Генерал посмотрел на него и говорит:

 – Я хочу с тобой потолковать наедине.

Ведет его в кабинет, берет пистолет и спрашивает:

– Это правда, что ты ешь только кошерную еду?

– Так точно, Ваше Превосходительство!

Тогда генерал приставляет к его груди пистолет и внятно произносит:

– Ты солдат Его Величества, и Его Величество не изволит желать, чтобы ты был голоден. Его Величество желает, чтобы ты ел всю пищу, которая тебе полагается как солдату царской армии! Итак, я приказываю тебе съедать весь свой паёк!

Паренек смотрит на приставленное дуло пистолета и тихо отвечает:  

 – Виноват, Ваше Превосходительство, но я слуга Б-га, а не царя.

Генерал бросает на дерзкого мальчишку короткий взгляд и начинает ходить взад и вперед по комнате, а потом снова подходит к нему:

– Я слышал, ты соблюдаешь субботу?

– Так точно, Ваше Превосходительство!

– Ты ненормальный! Ты солдат Его Величества – и соблюдаешь субботу?! Его Величество желает, чтобы ты служил ему каждый день!

– Виноват, Ваше Превосходительство, но я слуга Б-га, а не царя, –повторяет этот упрямец, мысленно прощаясь с жизнью, но вдруг генерал кладет свой пистолет на стол, улыбается и говорит:

– Слушай, никто не знает этого, но я тоже еврей. Моя жена недавно родила мальчика, и я ищу моэля, чтобы сделать ему обрезание. Я человек нерелигиозный, но кое-что и я знаю: что моэль должен соблюдать шабат и кашрут. Так что я просто проверял тебя, ты уж прости меня, дружок. Я сейчас выпишу тебе освобождение от службы и возьму тебя с собой. А после того, как ты сделаешь мальчику обрезание, получишь гражданскую одежду, и можешь отправляться домой.

Это звучит прекрасно, но… как же делать обрезание, если никогда не учил ни законов на эту тему, ни технических деталей? Гевальт, гевальт, ведь Сфат Эмет дал ему книгу о том, как это сделать!..

Наследие раби Йеуды Арье Лейба

Произошла ли эта история на самом деле – или это только легенда? А вот следующая информация не из устного предания, а из документов. Когда Адмор скончался в возрасте 57 лет 11 января 1905 года (5 швата 5665 года), так много людей стремились попасть на его похороны, что, хотя управление железных дорог выделило дополнительные поезда, на всех желающих их не хватило, и тысячи людей не смогли добраться поездом до Гуры-Кальварья.

Один из свидетелей написал: «Когда пришло время Минхи, все присутствовавшие на похоронах, их было 20 000, стояли в поле и вместе молились...»

Через столетие после кончины великого раввина уже невозможно себе представить ни одного еврея Торы, который бы не был знаком с книгой «Сфат Эмет» – но Адмор из Гур никогда не писал книги с таким названием: он лишь записывал те слова Торы, с которыми обращался к своим хасидам.

После его смерти эти записи были расшифрованы, распределены по недельным главам и изданы – а названием послужили последние слова, записанные раби Йеудой Арье-Лейбом зимой 5665-го года, пока он еще мог держать перо в руках. Это слова комментария на недельную главу «Ваехи» книги «Берешит»: «Как написано в книге Мишлей: сфат эмет тикон ла-ад [уста правды пребудут прочными вовеки]»… Позже и комментарии на Талмуд были изданы под тем же именем: Сфат Эмет.


В каждом из нас, безусловно, заложен огромный потенциал, и есть мнение, что тот, кто добился успеха в жизни — это тот, кто просто-напросто смог раскрыть свой потенциал Читать дальше