Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
История жизни Джудит Монтефиоре

Евреи Великобритании в конце XVIII века

Это были, по словам Чарльза Диккенса, «лучшие времена и худшие времена» — XVIII век шел к концу. Континентальную Европу раздирала политическая борьба, а Британия тем временем становилась все более «прогрессивной», и после того, как крещеный еврей Бенджамин Дизраэли занял пост премьер-министра, сюда стали стекаться образованные, культурные, амбициозные евреи, гордящиеся своим происхождением, но уже воспринимающие еврейскую Традицию — лишь как одну из традиций…

Эта группа образовала что-то вроде братства: члены избранных семейств строили вместе бизнес, женили своих детей и создавали еврейскую общину «нового типа». Среди этой блестящей публики были, тем не менее, и люди, для которых еврейство означало — Тора и заповеди, а не «связи и мозги».

Одним из наиболее известных евреев-иммигрантов был уроженец Нидерландов Леви А. Барнет Коэн, который переехал в Лондон в 1770-х годах и в конечном итоге стал одним из десятка евреев, вновь избранных в парламент, оставаясь при этом религиозными. Он женился на еврейке по имени Лидия, и вместе они создали соблюдающую еврейскую семью. Их дочь Джудит впоследствии станет великой — и при этом малоизвестной — покровительницей евреев, которая годами будет скромно держаться в тени своего мужа — сэра Моше Монтефиори.

Детство Джудит Коэн

Джудит с детства отличалась как блестящим умом, так и преданностью еврейской Традиции. Она изучала французский, немецкий, итальянский, арабский и иврит, овладевала живописью, музыкой, литературой — и при этом регулярно учила недельную главу Торы.

Одним из самых ярких детских воспоминаний Джудит был день поста Девятого Ава. Она и ее сестры сидели на полу в их большом лондонском доме, когда слуга ввел в зал группу гостей, в том числе знаменитого британского военно-морского офицера адмирала сэра Сидни Смита. Мужчины были поражены, когда увидели девочек сидящими на полу, вопреки социальным нормам и протоколам!

«Я продолжала спокойно сидеть на полу, — вспоминала позже Джудит, — и когда сэр Сидни спросил, что это означает, я объяснила ему, что так делают все евреи в годовщину разрушения Иерусалима, которая соблюдается как день траура и поста. “Доблесть, проявленная нашими предками по этому печальному случаю, несомненно, хорошо известна вам, сэр Сидни… и я уверена, что вы поймете нашу скорбь о том, что мы не смогли спасти Святой город и Храм…”»

Был ли удивлен адмирал Смит, что ребенок преподал ему урок истории и еврейской религии — этого мы не знаем, ведь он был настоящим джентльменом, не показывающим своих эмоций. Он только ответил: «Да, я прекрасно понимаю».

Еврейский дом с Моше Монтефиоре

Образованная и пылкая Джудит вышла замуж не рано, даже по нынешним меркам. Ее младшая сестра Хана к тому времени уже шесть лет как была замужем за одним из Ротшильдов! Джудит было 28 лет, когда она познакомилась с Моше Монтефиоре, знатным евреем из известной еврейской семьи, рожденным в Италии.

Моше был деятельным человеком: к моменту своей женитьбы он уже успел сколотить состояние, потерять его и вновь заработать. Многие британские евреи, принадлежавшие к высшему классу, уже давно отказались от веры отцов, но Моше был евреем Торы и надеялся вместе с Джудит создать традиционную еврейскую семью, где Тора будет всегда на первом месте.

Джудит была из ашкеназской семьи, а Моше — из сефардской. В те времена, так же как и сейчас, евреи предпочитали оставаться в рамках своей (восточной или западной) традиции. Но и в те времена, так же как и сейчас, были редкие исключения из правил, когда пара оказывалась гармоничной, несмотря на разное происхождение. Но Джудит и Моше не только стремились подняться над разницей менталитетов, темпераментов и семейных традиций в своей семье. Они стремились призвать к объединению всех евреев, независимо от места их проживания и нусаха молитвы.

Вскоре после хупы Моше и Джудит Монтефиоре начали работать, претворяя в жизнь свое видение того, что должно представлять собой еврейское общество. Они стали поддерживать еврейские общины в Великобритании и во всем мире и делать все возможное, чтобы восстановить еврейскую жизнь в Земле Израиля.

Джудит была богата, и использовала свое большое состояние так, как ее учили с детства: «ты богата для того, чтобы иметь возможность помогать бедным». С помощью Джудит в Лондоне были организованы Общество еврейского женского кредита, Общество посещения больных, еврейский приют и образовательная программа для девочек в еврейской больнице.

В 1837 году Моше был посвящен в рыцари, и Джудит тогда стала называться леди. В том же году он был избран шерифом Лондона — и стал вторым евреем в истории, когда-либо занимающим этот пост. Чета Монтефиоре была знатна, богата и уважаема — но это не спасало их от нападок антисемитов.

Против антисемитизма

Еврейская писательница из Минска Паулина Венгерова писала в своих мемуарах: «В воскресенье Монтефиоре были на банкете у генерал-губернатора. Сэр Монтефиоре гордо сидел в своей красной парадной форме шерифа с золотыми полосами… Рядом с ним — леди Джудит в великолепнейшем платье придворной дамы. Польский граф на ужине громко жаловался другим гостям на то, что серьги Джудит слишком дорого стоят, повторяя старую клевету о том, что евреи владеют слишком огромными состояниями. А другой кривился, мол, почему так много шума вокруг какой-то еврейки…»

В 1840 году весь мир всколыхнуло «Дамасское дело». После того, как настоятель местного монастыря капуцинов и его слуга-мусульманин были убиты в Дамаске, со всей средневековой жестокостью и средневековой же непросвещенностью, местные власти обвинили евреев Дамаска в двойном убийстве и в намерении использовать кровь жертв для выпечки мацы. Несколько евреев были арестованы, а 63 еврейских ребенка были захвачены полицией, с тем чтобы оказать давление на их родителей и заставить их признаться в убийствах.

Несмотря на абсурдность дамасских обвинений, многие антисемиты Запада ухватились за дамасское дело и стали использовать его в качестве доказательства того, что все всемирное зло сосредоточено в евреях и что никаким евреям доверять нельзя.

Моше и Джудит Монтефиоре организовали комитет влиятельных евреев и отправились в Египет, чтобы обратиться к Мухаммаду-Али с просьбой передать дело на рассмотрение властям Александрии или европейским судьям в Дамаске. Вместо этого Мухаммад-Али издал указ о помиловании обвиненных и прекращении следствия. Но цель Монтефиоре была — снять обвинения в ритуальном убийстве, он настаивал, и указ в результате был заменен другим, где говорилось, что освобождение заключенных является актом справедливости, а не милостью властей.

А месяц спустя Моше Монтефиоре удалось выхлопотать в Стамбуле у султана указ, объявлявший обвинение евреев в употреблении христианской крови клеветой и запрещавший возбуждение судебных процессов на основании такого обвинения.

Джудит и Моше ездили повсюду, где, как они чувствовали, была возможность помочь евреям — будь то Марокко, Италия или Россия. Джудит всегда замечала несправедливость и страдания вокруг себя — и, казалось, почти всегда был у нее наготове план — как облегчить страдания униженных и оскорбленных сынов и дочерей Израиля.

В 1846 году Джудит сопровождала своего мужа в поездке в Россию. Они отправились к Николаю I, чтобы просить его отменить указ, запрещающий евреям проживать в областях Западной России, граничащих с современной Польшей — супругов приняли с большими почестями, но в просьбе отказали…

Земля Израиля и могила Рахель

К сожалению, Джудит не обладала крепким здоровьем — и была лишена счастья стать матерью. Приступы болезни постоянно мучили Джудит, но никак не влияли на плотный график поездок по всему миру. Наиболее важными для нее и Моше были пять путешествий в Землю Израиля, где они добивались у турецкого правительства больших прав для евреев и жертвовали средства еврейским городам и фермам. Женщины специально шли через всю страну к Джудит, когда она была в Земле Израиля, — и просили ее помощи, которую она охотно оказывала.

Во время своего первого визита в Израиль, в 1836 году, Джудит молилась у гробницы праматери Рахель, после чего записала в своем дневнике, как она «была глубоко впечатлена чувством благоговения и почитания, которые охватили ее, когда она стояла в гробнице одной из праматерей Израиля». И еще она с горечью заметила, что была лишь одной из шести европейских женщин, посетивших это святое место за последние сто лет…

Два года спустя Монтефиоре вновь совершили восхождение в Землю Израиля, где помогли восстановить синагогу в Цфате, разрушенную землетрясением. Джудит писала о том, как они ехали на лошадях по стенам Иерусалима, а также о шести различных синагогах, которые они посетили: как ашкеназские, так и сефардские.

Не стоит и говорить, что во всех своих многочисленных путешествиях Монтефиоре придерживались еврейского закона, соблюдая шабат и кашрут, и чтобы избежать проблем с кошерным мясом, возили своего собственного шохета, который совершал забой скота и птицы в соответствии с алахой. А будучи приглашены на банкеты и приёмы, они приносили туда с собой свою еду и посуду.

Еврейская кулинарная книга

Вернувшись домой в Англию, Джудит приступила к написанию книги — одной из первой в своем роде, — которая была опубликована под названием: «Еврейское руководство, или Практическая информация по еврейской и современной кулинарии; с коллекцией ценных рецептов и подсказок касательно туалета». Свою работу леди Джудит держала в секрете, и только спустя несколько лет после выхода книги в 1846-м году публике стало известно имя автора.

Джудит Монтефиоре в своей книге выступает за те же ценности, которыми она жила: строгое соблюдение кашрута, простота в одежде, благотворительность и милосердие. Традиционные английские блюда она адаптировала для кошерной кухни, сало и моллюсков заменила на другие продукты — и в таком виде рецепты вошли в еврейскую кухню.

***

В первый вечер Рош аШана в 1862 году Джудит была дома с Моше. Они вместе посидели за праздничным столом, благословили друг друга и пошли спать. К сожалению, Джудит так и не проснулась; она умерла во сне, после многих лет болезней. Оплакивал ее весь еврейский мир.

Моше, со свойственным ему размахом, построил для умершей жены гробницу в Рамсгейте, на юге Англии, точно скопировав дизайн гробницы Рахель, где Джудит молилась много лет назад. Неподалеку он основал еврейскую школу под названием «Колледж Джудит Леди Монтефиоре».

Моше Монтефиоре прожил 101 год; когда он скончался в 1885 году, он тоже был похоронен в Рамсгейте — рядом с женой. За несколько месяцев до кончины он записал последнее завещание, распорядившись значительной суммой денег, которые должны будут использоваться для поддержания гробницы Рахель в Земле Израиля, которая имела такое огромное духовное значение для него и его жены — и для всего еврейского народа.

На таких одержимых и пламенных людях, как леди Джудит Монтефиоре, людях, что всю свою жизнь направляют на помощь другим, — держится еврейский народ и весь мир!


Сгула — это слово святого языка лучше всего перевести как «достояние», нечто особенное, уникальное и драгоценное, что у кого-то имеется; сокровище Читать дальше