Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Зависть приносит человеку не только страдания и муки из-за того, что у кого-то есть то, чего нет у него самого

Суть римского изгнания — римской цивилизации

Это изгнание началось с разрушением Второго Храма и закончится с приходом Машиаха. За этот период времени происходили самые разные изменения в истории человечества: менялись верования, идеалы, стремления и т. д. Еврейский народ также пережил за это время самые разные потрясения, преодолел самые разные испытания. В этой статье мы попробуем найти общий знаменатель — общую духовную составляющую всего этого периода.

Сразу стоит заметить, что стремление физически истребить всех евреев имело место уже во время персидского изгнания — история Пурима. Аман хотел уничтожить всех евреев, то есть попытки окончательно решить еврейский вопрос не является уникальной чертой Эдома. Духовная ассимиляция тоже имела место в период правления Антиоха — греческое изгнание. И, как мы знаем, праздник Ханука напоминает нам именно о победе Макабим (Маккавеев) как о победе еврейского взгляда на мир над греческой философией.

Получается, попытки уничтожить еврейскую идентичность тоже не являются римским патентом. Так в чем же отличительная черта римского изгнания, общая для всех этих сменяющих друг друга систем и идеологий?

Чтобы понять всю картину, нам нужно вернуться в начало истории. Когда Всевышний создал Адама — Первого Человека, нашелся ангел, который позавидовал величию Адама. Ведь Б-г дал человеку уникальную способность, благодаря которой Адам мог быть ближе к Творцу, чем ангелы. Способность эта — свобода выбора.

Если бы Адам с Хавой выбрали исполнить волю Всевышнего, то поднялись бы очень высоко и стали бы духовнее (ближе к Б-гу), чем ангелы… Но, как мы знаем, Адам согрешил и теперь эта духовная ступень будет достигнута человечеством только в Будущем обновленном мире. Как говорят наши мудрецы, ангелы будут спрашивать у еврейского народа о деяниях Творца (Раши к Бемидбар 23:23).

У этого ангела созрел простой, но действенный план, как не допустить человеческого величия. Это величие существовало только в потенциале, оно осуществилось бы, если бы Адам выбрал исполнить заповедь Всевышнего. Но если подтолкнуть Хаву (а она уж найдет, как воздействовать на своего мужа) к иному выбору, то «на нет и духовной ступени тоже нет».

Этот ангел впоследствии станет покровителем Эйсава и Рима — его наследников (у каждого народа есть свой ангел-покровитель), он же является дурным началом (йецер а-ра) — великим подстрекателем, он же — Ангел Смерти, он же — главный прокурор на Высшем суде и т. д. У него много имен и «должностей».

Этот ангел использовал того самого Змея, чтобы соблазнить Хаву и Адама (Пиркей дэ-раби Элиэзер 13). Операция «соблазнение Человека» (просто и доходчиво объясняем, почему надо идти против воли Творца) была провернута с помощью зависти: отведайте прекрасный плод — и, представьте себе, вы сами станете «богами». Просто зависть — это его уникальная функция, ради которой он был создан. Вот он и использовал ее на полную катушку.

С этого момента тот самый ангел «входит» в человечество и говорит уже изнутри (дурное начало) языком зависти. Следующий продукт зависти — это ненависть (Орхот Цадиким): объект зависти — это проблема, а, как известно, нет человека — нет проблемы. Первый раз ненависть проявилась у Каина. «Сказал раби Цадок: наполнилось сердце Каина завистью и ненавистью…» — и тогда он убил Эвеля (Пиркей дэ-раби Элиэзер 21).

Здесь необходимо сделать небольшое отступление и пояснить чуть подробнее, как работает зависть и как с помощью правильного выбора человек может стать к Б-гу ближе, чем ангелы.

Зависть

Зависть приносит человеку не только страдания и муки из-за того, что у кого-то есть то, чего нет у него самого: ну почему у меня не такая зарплата, машина, квартира, физиономия… как у людей, например, как у Васи? Она приносит также удовлетворение от осознания факта, что «у меня есть то, о чем другие пока только мечтают».

Например, владелец дорогой машины, квартиры, человек приятной внешности и т. д. получает удовольствие не только от самой езды на машине. Такой же, а, может, и гораздо больший кайф ему доставляет то, что люди тоже хотят такую машину. И наш «счастливый обладатель» дорогой хотелки наслаждается их желанием, их вожделением. На этом построены все дорогие бренды. Социальные же сети — это огромнейшие фабрики зависти. В нашей цивилизации вообще очень многое склеено завистью.

Зависть подразумевает определенное неравенство: ведь для того, чтобы один завидовал другому, необходимо, чтобы у этого другого было что-то, чего нет у первого (денег, силы, красоты и т. д.). Так образуется иерархия: тот, у кого чего-то «вкусного» больше, — сверху, а тот, у кого этого меньше, сидит внизу и смотрит вверх с вожделением, ожидая…

Эта иерархия близка по своим свойствам к иерархии звериной стаи — особи с нужными навыками занимают подходящее им положение. Как только старый вожак начинает утрачивать навыки («Акела промахнулся») или появляется новая особь с более развитым навыком, место занимает новый вожак — иногда с боем, иногда без.

Ключевое слово здесь — конкуренция: место, ресурс, уважение и т. п. — одно, а желающих — много. Это и есть взгляд того самого ангела на сотворение Адама — он увидел в Человеке своего конкурента.

Справедливости ради надо сказать, что зависть исполняет важную функцию в развитии человечества. Как сказали наши мудрецы: «Зависть книжников друг к другу увеличивает мудрость» (Бава Батра 21). Зависть — это мощный двигатель, который заставляет человека встать и начать что-то делать, толкает его к новым достижениям.

Свобода выбора

Наши мудрецы говорят: «Шесть свойств есть у человека: три — как у животных и три — как у ангелов» (Хагига 15). Иными словами, в человеке соединены как животные инстинкты и страсти, так и высшие духовные устремления.

В этом-то и заключается уникальность свободы выбора человека, его отличие от животных и ангелов — использовать свои животные побуждения для достижения высших духовных целей, к которым стремится душа, или же, наоборот, использовать способности души для удовлетворения животных страстей.

Именно тогда, когда человек выбирает путь души, он приближается к Б-гу больше, чем ангелы, так как его животная составляющая тоже служит Творцу. Получается, служение человека более наполнено, чем служение ангелов — у них просто нет животной составляющей, поэтому их служение неполноценно по сравнению с человеческим. Если же человек выбирает путь животных страстей, то опускается ниже самих животных, так как у них просто нет возможности опуститься духовно, у них духовности просто нет.

Вернемся к плану того ангела.

Чтобы желание того самого ангела сбылось и ангелы стали выше людей, необходимо, чтобы человек выбрал путь животного, пошел против воли Б-га, тогда (по его плану) всё будет как надо: ангелы останутся высшими творениями, а человек будет где-то на уровне животных или даже ниже их.

И как раз Эйсав очень хорошо вписывается в его замысел: Эйсав — сын Ицхака и внук Авраама, он очень неплохо разбирается в Законе Б-га (Тора была известна праведникам и до ее дарования). Как сообщают наши мудрецы, Эйсав задавал Ицхаку интересные вопросы о том, как правильно исполнять Высший Закон. То есть, в теоретической части Закона он очень хорошо разбирался, знал, как правильно, понимал, что такое хорошо и что такое плохо. Но все эти знания он использовал для достижения своих земных (животных) целей — проблема была в практическом выполнении Закона.

Рим как преемник Эйсава создал сложную систему человеческой иерархии, такую, в которой человек, находящийся на нижних ступенях, приравнивался к имуществу (подобно животному) человека, стоящего на более высокой ступени: хозяин мог делать с рабом всё, что заблагорассудится.

При этом в Риме была продуманная система «социальных лифтов»: люди могли подняться с самых нижних ступеней на более высокие. Например, раб мог стать вольноотпущенником и даже заработать солидное состояние. А свободный гражданин за нарушение закона мог стать рабом. Такая система соединяет все ступени в единое целое, т. е. зависть сияет во всей своей красе. Именно в Риме были придуманы гладиаторские бои: люди были готовы (или вынуждены) убивать друг друга на потеху зрителям — это обеспечивало прочное ощущение, что человек по своей сути — имущество, вещь, животное.

Итак, получаем эффективное осуществление операции «соблазнение». Цель операции: направить стремления, влечения, желания людей на достижение материальных благ и физических удовольствий (хлеба и зрелищ forever). Инструмент — структурированная на зависти иерархия, где чем выше место — тем больше разнообразных возможностей для удовлетворения физических желаний и получения материальных пряников.

Так было в Риме, так продолжается и сейчас. После Рима пришли «темные века», потом средневековье, потом Ренессанс и Просвещение, потом индустриальная революция, потом современный мир… потом кола, пицца, лайк и кайф.

Сначала очень интересно: что за Бум-Крак и вот кто это у нас тут такой новенький вылупился из драконьего яйца? И все с надеждой смотрят, ждут, что там будет кто-то пушистый, мягкий и чтоб мурлыкал, а там… как ни странно, но из драконьего яйца постоянно вылупляется всё тот же самый…

Когда так называемые варвары (по сути, они уже были частью римского мира, даже служили в римской армии — «федераты») захватили Рим, они не хотели полного уничтожения римской цивилизации. Они просто хотели, чтобы во главе всей этой пирамиды, называемой Римской империей, стоял не римский гражданин, а вождь гуннов, готов, вандалов, да хоть чингачгуков.

Интересный факт: римский сенат существовал еще более ста лет после официальной даты падения Римской империи. Все эти «варвары» не хотели тотального уничтожения самой сути иерархии, они просто хотели, чтобы пряники распределялись по-другому. Это похоже на борьбу внутри стаи животных — многие хотят быть вожаком и каждый абсолютно уверен, что именно он сможет, что именно он — самый подходящий кандидат и т. п.

Каждый раз, когда приходит новый вожак, он немного меняет законы, отменяет старые должности, придумывает новые, и вроде бы вся стая теперь живет совсем по-другому, но суть-то осталась — это всё та же стая. Здесь сохраняется иерархия, построенная на зависти, кто выше, тот получает больше материальных пряников, а под какими знаменами и названиями — это уже неважно. Эта иерархия и есть общий знаменатель римского изгнания.

Все революции, все смены власти, все «перестановки на шахматной доске» происходят, когда те, кто внизу, накапливают силу и начинают требовать себе больше пряников, а те, кто сверху, теряют бдительность и неспособны отстоять свое право называться «Великий потребитель самого вкусного».

Тогда летят головы, зачастую — у тех, кто вообще никого не трогал, а просто мимо проходил. Полыхают костры, горят старые флаги и… на смену старым порочным, подлым и коварным потребителям всенародных благ приходят новые справедливые, честнейшее и светлейшие распределители всё тех же самых, но теперь уже своих и с таким трудом добытых пряников. Пока уже они сами не потеряют бдительность, и тогда опять…

Кстати, с точки зрения того ангела, кто стоит во главе пирамиды — большой разницы нет, главное, чтобы люди жили животными стремлениями, а кто наверху, как там и что — это уже вопрос второстепенный.

Это всё — с точки зрения того самого ангела и Эйсава — римской цивилизации. Теперь посмотрим с точки зрения еврейского народа.

На протяжении римского изгнания с человечеством (по крайней мере, с той его частью, которая теперь называется западный мир) произошло важное изменение. Евреи рассеялись среди разных народов и государств, а почти неизбежное следствие изгнания — антисемитизм или попросту — ненависть к евреям.

Ненависть именно как к носителям чуж(д)ой культуры, ведь эта группа людей живет по другим правилам — у них своя система ценностей, свои представления о нравственности и морали и они далеко не полностью разделяют систему ценностей того народа, среди которого живут.

С точки зрения структурированной на зависти иерархии, обязательно кто-то должен быть сверху, а кто-то внизу, поэтому любой носитель чужеродной культуры, является потенциальной угрозой. Почему они (евреи) не вливаются в наш теплейший коллектив? Всё очевидно: они просто ждут, когда у них накопится чуть больше силы, а тогда они захватят власть над всей страной (ведь других стремлений, как всем известно, в жизни просто не существует и быть не может).

Подозрение это очень давнее: еще фараон в свое время боялся, что евреи захватят всё и вся, и начал разработку стратегических планов по сдерживанию потенциальных угроз, готовил, так сказать, превентивный удар. А когда евреи достигают какого-то материального успеха, у многих закрадывается подозрение: а, может, они уже захватили власть, только тайно, и уже по-тихому гребут лопатой наши кровные пряники, а разве нет?.. Вот и весь антисемитизм в кратком изложении.

Как известно, само изгнание является наказанием (точнее, палкой, направляющей на путь исправления) за беспричинную ненависть — продукт структурированной зависти. Антисемитизм способствуют (пусть и «в грубой форме») сплочению еврейского народа: когда тебя все вокруг не очень-то любят, мягко говоря, это помогает держаться вместе.

Далеко ходить не надо, можно сравнить отношения между евреями в Израиле и в диаспоре, а также в самом Израиле во время усилении интифады и в мирное время — внешний фактор способствует внутреннему объединению.

Весь период римского изгнания идет расцвет Устной Торы — именно Устная Тора дает нам ключи к освобождению от власти римлян. Устная Тора связывает весь еврейский народ сквозь эпохи, культуры, менталитеты.

Даже сегодня еврей, изучающий слова мудрецов, живших две тысячи лет назад, тысячу лет назад, сотни лет назад, находит в этих изречениях что-то, связанное с ним лично, с его жизнью. Что-то, что по-настоящему наполняет его, хотя нам сегодня, почти невозможно представить тот мир, в котором жили мудрецы сотни и тысячи лет назад.

Внешний мир «вокруг» мудрецов тогда был совсем другим, у людей были непонятные нам стремления, иные мысли, даже сам ход мыслей, скорее всего, сильно отличался от современного. Но, когда мы начинаем постигать изречения мудрецов, все внешние культурные различия становятся незначительными и нам может показаться, что этот мудрец сидит с нами здесь и сейчас в бейт-мидраше. Мы как будто переносимся в другое время и пространство, где все модные течения и идеологические веяния растворяются и остается только настоящая Б-жественная суть, неподвластная времени.

Еще пример.

Сегодня можно повсеместно увидеть, как хасиды в группах и по одиночке с большим воодушевлением изучают комментарий «Ор а-Хаим». Так было и пятьдесят лет назад, и сто, и двести. Автор этого комментария — раби Хаим бен-Атар, живший триста лет назад в Марокко. Если даже сегодня, в эпоху глобализма, существуют большие культурные различия между евреями — выходцами (и потомками выходцев) из Восточной Европы и из арабских стран (в том числе, из Марокко), то что уж говорить о прошлом и позапрошлом веках?

Еврей, живший в Восточной Европе, отличался от еврея, жившего в Марокко, не только стилем одежды и кулинарными предпочтениями, но и эстетическим восприятием (во многом это продолжается и сейчас). Члены этих общин по-разному понимали, что является красивым и прекрасным в музыке, что такое гармония и т. д. Скорее всего, и ход мыслей был различным.

И все эти различия отходят на второй план, исчезают, когда дело доходит до Торы — как сегодня, так и прежде. Как хасиды, так и евреи восточных общин, изучающие «Ор а-Хаим», находят в нем истину, обращенную именно к ним, затрагивающую душу и пробуждающую в ней светлое и чистое.

Таких примеров много. Тора соединяет всех евреев сквозь времена и континенты.

Осталось только чуть подробней прояснить принципиальное различие между иерархией Эйсава и «ступенями» духовных достижений.

В духовной сфере, в приближении к Б-гу тоже существует разделение между людьми: у каждого из них — свое место, и тоже присутствуют понятия «выше» — «ниже». Например, известно, что уровень пророчества Моше выше, чем у остальных пророков. Да и просто здравый смысл подсказывает, что духовная ступень, на которой человек находится, прямо связана с его усердием в служении Б-гу — чем больше усилий приложил, тем выше ступень. Получается, тоже иерархия, неравенство и т. д. В чем же отличие?

Есть коренное различие — по сути — и есть внешние проявления, так сказать, симптомы. Каждый может проверить себя: в какую иерархию он «ввинчен» сильнее — какие устремления (еврейские или римские) оказывают большее влияние на его выбор.

Различие по сути

Бывает, что человеку удовольствие от пиццы важней (нужней), чем, скажем, от творчества. Или пельмени с пивком доставляют больше кайфа, чем чувство наполненности, когда сделал что-то на благо человечества, планеты Земля, общины, Родины, бабушек на соседней лавочке. О таких случаях мы говорить не будем, здесь и так всё ясно.

Поговорим о случае, когда пицца уже не очень-то мотивирует… Отличие в том, что именно для человека является счастьем. Звучит как-то абстрактно. Если по-простому: что дает человеку силы жить дальше, что является для него опорой, на что он показывает пальцем, когда говорит: «Жизнь удалась» или «Жизнь прожита не зря», или «Всё-таки чего-то в этой жизни я достиг».

В римской системе ответ на этот вопрос будет зависеть от того, удовлетворил ли человек те желания и стремления, которые еще не удовлетворили те, кто ниже его в иерархии. Например, такая фоточка в соц. сетях: уверенный человек в «Феррари» на набережной, подпись: «С утра так здорово прокатиться вдоль берега, очень приятный бриз дует с моря, всем сердечно советую».

Мысли людей, видящих этот пост, начинают крутиться-вертеться, как шестеренки сложного организма (в смысле механизма) и на выходе выдают желание, которое после небольшого просеивания сводится к: «Вот живет же человек, вот это круто, я тоже так хочу». Чем больше людей этого хочет, тем бОльшую уверенность в себе ощущает наш счастливый обладатель «Феррари». И убеждает себя: вот он, смысл бытия.

Но если он остался честным с собой, то у него могут промелькнуть мысли, вроде: «Прокатиться на велике было бы приятней, а пешком прогуляться — так вообще лучше всего, да и, чтобы насладиться ветерком, тачка (вообще любая) не нужна…» Поэтому и приходится черпать энергию из желаний других людей…

В еврейской системе есть понятие «рад собственной участи (уделу)» — самеах бэ-хелько. Человек радуется тому, что у него есть, тому, что какую-то энергию он потратил на что-то духовное, на связь со святым. Это осознание: что бы ни произошло, эта энергия не пропала зря, это было не впустую, какая-то его часть (часть его жизненной силы) победила смерть и соединилась с вечностью. Этот источник счастья находится внутри него.

Коренное отличие в том, откуда мы черпаем силу: от людей нижестоящих или из вечности.

«Проверь себя сам», или как быстро, без мытарств диагностировать свою лояльность системе. Все предельно просто, нужно честно ответить на вопрос: что я буду чувствовать — счастье, грусть, радость, печаль и т. п., — если мой сосед получит то же самое, только в два раза больше. Вопрос, конечно, не новый, всем известный, сильно заезженный, но при этом всё такой же действенный.

Просто берем и подставляем в трафарет этого вопроса всевозможные ценности. Например: «Если я получу X$, а мой сосед 2X$, то я буду чувствовать… или мне будет…» Дальше просто перебираем: «У меня будет здоровое/красивое тело, а у моего соседа — просто супер-пупер отменное…»

Самое интересное начинается, когда начинаем подставлять в трафарет духовные ценности: «Я помог Х людям, а мой сосед 2Х, я выучил и/или знаю Х объем Торы, а мой сосед 2Х, я выполняю Х заповедей, а мой сосед 2Х. Что я буду чувствовать? Боль, радость, разочарование, прилив сил, может быть, надежду? А вдруг я чувствую — ой, что это?! — не может быть, неужели зависть!?»

Но ведь зависть к духовному — это же хорошо? Вон, мудрость от этого только увеличивается. Или что-то здесь всё-таки не так?

Зависть — это просто двигатель, мы же проверяем, в какую из двух систем мы себя вписываем. На языке наших мудрецов это звучит так: «С каждого, кто принимает на себя иго (ярмо) Торы, снимают иго царства (на нашем языке — “иго обустройства мира”), и, наоборот, на того, кто слагает с себя ярмо Торы, возлагают иго царства» (Пиркей Авот 3:5).

Человек обязан быть встроен в какую-то систему. В римской системе — пряников ограниченное количество, чем человек выше, тем больше их получает. Поэтому любой, кто находится выше меня, уменьшает количество пряников У МЕНЯ. И каждый раз, когда кто-то возвысится надо мной, я вряд ли почувствую радость, счастье, прилив сил и т. д.

Поменяв ценности с материальных на духовные, мы можем по-прежнему остаться под игом Эдомского царства — внутри римской цивилизации, в римском изгнании.

В еврейской же системе, соединившись с вечностью, мы выходим за рамки количественного ограничения. Пряников хватит на всех, да, на всех абсолютно, даже на того Реувена и на того Шимона. Не просто хватит всем, а у каждого — свои уникальные пряники, которые никто и никогда не сможет у него отнять (вечность, бесконечность — она, знаете ли, такая вот безграничная).

Когда я вижу соседа, который достиг в духовности больше, чем я, — это не за мой счет, это показывает мне, что и я могу достичь большего. Это может придать мне сил и дать надежду, что и я могу прилагать больше усилий в служение Творцу. И… если у меня есть в сердце любовь к Торе, к Всевышнему, к еврейскому народу (достаточно к одному из них, они взаимосвязаны), это еще придаст мне радости и счастья.

Мудрецы приводят пример Йаровама бен-Невата — первого царя Израильского царства, который был грешником и подстрекал к греху других, у которого нет удела в Будущем мире. Талмуд (Санхедрин 102) рассказывает интересную историю о том, как глубоко зависть может засесть в сердце человека: Сам Всевышний удержал Йаровама за одежду и сказал ему: «Если ты раскаешься, то Я, ты и сын Ишая (царь Давид) будем вместе гулять в Эдемском саду». А Йаровам спрашивает: «Кто во главе?» Всевышний отвечает: «Сын Ишая». Тогда Йаровам говорит: «Раз так, то я не хочу».

Интересный момент: само по себе раскаяние не является чем-то непредставимым для Йаровама, он вполне готов прекратить грешить и вернуться к полноценному служению Б-гу. Но его волнует, кто будет во главе (привет, иерархия). Он прекрасно понимает, что, если раскается, то это вечность, это Будущий мир. А если нет, то это безвозвратная гибель. И он выбирает смерть.

Почему? Очень просто: быть вечно номером два, вечно терпеть, что царь Давид выше его в иерархии, — это самое большое страдание, которое только может быть. Лучше уж любой ад, чем это… Кстати, иерархия существовала только в его воображении. Сам царь Давид, сказавший о себе: «…я — червь, а не человек…» (Теилим 22:7), вообще не обратил бы внимания, под каким номером он будет гулять со Всевышним. Наоборот, он был бы счастлив, если бы весь еврейский народ тоже был там.

«…гниль костей — зависть» (Мишлей 14:30). Разложение и гниение — это продукт смерти (кто такой Ангел Смерти и какой его основной инструмент — мы помним).

В Будущем мире, когда Творец удалит из мира смерть и будет воскрешение мертвых, места зависти не будет вообще — нисколько, никакой. Поэтому тела праведников, которые уже при жизни духовно очистились от зависти — освободились из ловушки того самого ангела, не разлагаются после смерти: они готовы войти в Будущий мир.

Мы сейчас живем во времена, очень близкие к приходу Машиаха и избавлению от римского ига. И каждому человеку придется сделать выбор, подобный тому, перед которым Всевышний поставил Йаровама. Выбор между истиной, Торой, Всевышним, любовью к еврейскому народу (это всё — «однокоренное»), с одной стороны, и удовольствием быть выше других, с другой. Выбрать оба варианта не получится никак, от чего-то придется отказаться.

Для избавления еврейского народа из первого изгнания — из египетского рабства — Всевышний выбирает человека, который говорит: «Пошли, через кого ни пошлешь» — «пошли любого другого», «любой человек в мире лучше подходит для этой миссии, чем я» (Шмот 4:13 и см. комментарий Рамбана к этому стиху).

Разумеется, Моше Рабейну желал всем сердцем, чтобы еврейский народ вышел из Египта, и молился об этом. Просто он был готов оказаться последним в еврейской иерархии — главное, чтобы вышли из Египта и приблизились к Б-гу, а какое положение при этом займет он сам, ему неважно. На самом деле в его восприятии нет той иерархии, где пряников на всех не хватает, как он сам говорит: «…о, если бы весь народ Б-га был пророками…» (Бемидбар 11:29).

Закончить хотелось бы словами наших мудрецов, которые кратко и глубоко передают эту идею:

«Раби Элазар Акапар говорит: зависть, вожделение и стремление к почестям изгоняют человека из мира» (Авот 3:21, и см. комментарий Раши). «Зависть» — сама иерархия. «Вожделение» — стремление к удовлетворению животных страстей. «Стремление к почестям» — стремление к высокому положению в обществе, стремление насладиться иерархией, занятой в ней ступенью. «Изгоняют человека из мира» — человек теряет свой удел в Будущем мире…


Многодетная семья, в еврейской традиции, — это и есть настоящая семья. Живя в семье, «благословенной детьми», как говорят на иврите, и родители, и дети ежедневно оттачивают множество коммуникационных навыков и совершенствуют свой характер, ведь жизнь в многодетной семье требует от всех известной доли скромности, уступчивости, уважения и устремленности Читать дальше