Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Благотворительность защищает человека, как кольчуга. Так же, как кольчуга состоит из многих стальных чешуек, и все вместе они защищают от стрел, так и каждая монета, которую дают на благотворительность, становится частью большого счета, защищающего человека.»Вавилонский Талмуд, Трактат Бава Батра, 9
Какие три слова — главные в счастливой семье? Скольких правил нужно придерживаться, чтобы попросить прощения? Какова истинная цена слова «извини»?

Один известный еврейский специалист по семейным отношениям во время своих лекций часто задавал аудитории вопрос: «Какие три слова являются главными в построении отношений между мужем и женой?». Кто-то, как правило, выкрикивал с места «Я!» — и лектор согласно улыбался, записывая на доске «Я». Тут же появлялось и второе предполагаемое слово «ты» — но лектор отрицательно качал головой. Мы? Вместе? Навсегда? — «Нет, нет, нет…»

Главные три слова — это: «Я был неправ (была неправа)». Невозможно прожить с человеком жизнь и ни разу не обидеть его, не задеть, не ошибиться. Но также невозможно продолжать жить, как ни в чем ни бывало, перешагнув через чувства обиженного человека. Тора требует от нас не только раскаяния, но и умения находить правильные слова, чтобы попросить прощения, утешив и умиротворив обиженного, а не ограничившись формальным «извини».

Удачно ли вы попросили прощения? Вы узнаете это по тому чувству, когда в комнате вдруг становится легче дышать, улетучиваются недобрые мысли, залечиваются раны… Всегда ли нам удаются эти чудесные превращения?

Неудачное извинение

Тане всегда было очень важно уважение окружающих. А для ее мужа Саши очень важно было крепкое материальное положение семьи. Но как Саша ни старался «сколотить состояние», скопить удавалось не слишком много. Когда друг рассказал ему об инвестициях, в двух словах обрисовал все прелести пассивного дохода и легкость, с которой этого можно достичь, Саша, недолго думая, вложил все сбережения в акции.

Доходы были стабильны, но не слишком высоки, так что Саша решил перейти к сделкам в кредит. Надо ли говорить, что, не имея опыта и знаний, через несколько месяцев он был вынужден объявить себя банкротом? Их общая с Таней квартира, машина, мебель и часть бытовой техники были проданы за долги. Таня не скрывала, что она злится на мужа. Очень злится:

— Как ты мог взять на себя такой риск? Почему ты не посоветовался со мной?

— Тебя это не слишком-то интересовало, — парировал Саша, — ты ведь была довольна, что я наконец стал много зарабатывать! И ни разу не спросила, откуда эти деньги!

Несколько лет ушло у Саши и Тани, чтобы немного встать на ноги. Они даже смогли купить квартиру — правда, не такую шикарную, как первая. И вот у Саши снова появляется мысль, как можно еще заработать: взять деньги из пенсионных фондов — и вложить их в недвижимость! Таня вне себя:

— Мы еле-еле выползли из банкротства, и теперь ты опять хочешь нас всего лишить ради очередной аферы!

— Но, Танюша, сейчас ведь все по-другому. Во-первых, я от тебя ничего не скрываю. Во-вторых, это не какие-то там игры на бирже. Что может быть надежнее недвижимости?

— Как я могу тебе верить? Ведь в прошлый раз ты мне не говорил ни слова о долгах!

— Тогда я был другим человеком. Неужели ты не можешь меня простить?

— В каком смысле? Да ты же ни разу за все эти годы даже не просил прощения!

— Ну, хорошо, хорошо, ты права. Я должен извиниться за все, что произошло. Я сожалею, что втянул тебя во всё это. Но у меня в тот момент практически не было выбора! Пожалуйста, прости меня сейчас — и давай снимем пенсионные деньги. Ведь это такой шанс!

Они пререкались еще полчаса, но так ни к чему и не пришли. В чем же Саша был неправ? И почему Таня не готова была его простить?

На самом деле, Саша никогда не задумывался о том, что цель извинений — залечить принесенную обидчиком рану. В детстве всех учили извиняться. Пробормочи одно слово — и иди дальше играть, никакое наказание тебе уже не грозит. А ведь просить прощения так, чтобы исправить то, что испортил, — это целая наука.

Как просить прощения? Шесть правил

Для того, чтобы правильно попросить прощения, нужно соблюсти следующие правила:

  1. Не прибавляйте после извинений «но…». Если вы приводите целый список оправданий или объяснений своему проступку, как бы они ни были справедливы — вы сводите на нет эффективность извинений.
  2. Признайте, в чем конкретно вы были неправы. Если вы просто говорите «прости», вашему супругу (супруге) остается только гадать, о чем вы сожалеете. О том, что вы «попаслись»? Или о том, что муж (жена) сердится? Или все же о том, что вы поступили неправильно?
  3. Признайте нанесенный вашими действиями вред или ущерб. Если вы сами немного толстокожи и не знаете, насколько велика душевная рана обиженного супруга — спросите у него напрямую.
  4. Признайте чувства «второй стороны». И опять: если вы не знаете, что он (она) чувствует — спросите.
  5. Сделайте выводы — вслух! Если вы для себя решили, что больше так не будете поступать — скажите об этом! И расскажите, какие конкретно шаги вы собираетесь предпринять, чтобы та ситуация, о которой вы сожалеете, больше не повторилась.
  6. И вот сейчас — попросите прощения. Только после того, как вы предприняли шаги с 1-го по 5-й. Если вы сразу говорите «прости» — этим вы показываете, что прощение вам нужно только для того, чтобы избежать нежелательных для вас последствий.

Слова сожаления, которые лечат

Лечение душевных ран — так же, как и физических, — это не событие, а процесс, который только начинается после «оперативного вмешательства», то есть после того, как сказаны слова прощения.

Первые три года совместной жизни Миши и Иры были непростыми. Ирина очень хотела ребенка — а беременность все не наступала, хотя врачи уверяли, что все в полном порядке, и надо просто подождать. На супругов уже косо поглядывали, гадая, в чем причина, когда наконец — о счастье! — в одно прекрасное утро Ира увидела две заветные полоски на тесте.

Миша был рад не меньше Иры, и она уже представляла себе, как они вместе будут покупать малышовые одежки, как он будет спрашивать, чего ей сегодня хочется — клубники или ананасов, как он будет заботливо вести ее под руку, чтобы она не споткнулась… Предвкушая все эти прелести беременной жизни, Ира сказала мужу утром:

— Ой, ты знаешь, меня сегодня тошнит как-то уж очень…

— Ты же сама этого хотела, правда? — улыбнулся тот.

Ира была ошарашена этими словами. Да, она хотела забеременеть, но токсикоза она не хотела, и уж совсем не рассчитывала услышать… вот это — вместо сочувствия. Миша понял, что жена чем-то недовольна, быстро сказал:

— Извини, я пошутил, — и ушел на работу.

Все девять месяцев беременности, когда Михаил не выказывал стремления бежать среди ночи за квашеной капустой или отпрашиваться с работы, чтобы съездить на очередную проверку УЗИ, Ирина думала про себя: «Да, это же я хотела. Сама», стискивала зубы и чуточку отстранялась. И еще чуточку. И еще.

Миша видел, что Ира изменилась за время беременности, но списывал это на «гормоны» и надеялся, что с рождением ребенка все пройдет.

С рождением ребенка все только ухудшилось: «Я сама хотела ребенка, так чего и просить его вставать к малышу по ночам… и в аптеку… и… Я сама».

Хроническая усталость, выгорание и рушащийся мир в семье привел Ирину к семейному консультанту, который посоветовал ей рассказать о своих чувствах мужу.

Миша был в шоке. Он и представить себе не мог, что у Иры настолько отшибло тогда чувство юмора, а уж тем более — что та шутка была причиной ее плохого настроения целый год! Конечно, он бы с удовольствием ходил в магазин, в поликлинику, в аптеку — куда угодно, но был уверен, что Ирину все устраивает, как есть! Что он зарабатывает деньги, а она ведет хозяйство!

Подумав еще немного, Михаил понял, что, обидев жену год назад и до сих пор не попросив прощения, он фактически заставил ее страдать всю беременность. И то, что сейчас она на грани нервного срыва — результат того самого неосторожного слова, после которого события стали накручиваться одного на другое. Он набрал побольше воздуха в грудь и начал непростой разговор с женой…

* * *

В обеих приведенных ситуациях обиженными оказались жены, а просящими прощения — мужья. Несомненно, в половине случаев бывает ровно наоборот, и оба супруга должны воспитывать в себе чуткость, чтобы не обижать друг друга ненароком: замечать выражение глаз друг друга, прислушиваться к тону голоса, присматриваться к изменениям в поведении, задавать прямые вопросы.

Та же чуткость поможет нам своевременно попросить прощения, залечивая обиду другого, — и она же поможет нам принять прощение от всего сердца. Просить прощения и прощать — это азбука человеческих взаимоотношений, и только освоив ее, мужчина и женщина могут построить счастливую семью.

Счастье семьи никогда не будет зависеть от материального благополучия, от количества выпавших испытаний и от других внешних обстоятельств, если муж и жена умеют жертвовать своими интересами ради супруга/и, готовы идти на компромисс, не боятся признавать свою неправоту. Только та семья будет по-настоящему счастлива, в которой оба умеют и готовы просить прощения — за умышленные или неумышленные обиды.


Хотя Творец неподвластен никаким законам и непостигаем, тем не менее, мы должны посвятить всю свою жизнь познанию — не самого Творца, а путей Его проявления в этом мире. Тот, кто идет по пути постижения Творца, будет способен воспринять истинное благо, ради которого он был сотворен Читать дальше