Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
На горе Синай, где Моше находился сорок дней и сорок ночей, Всевышний, помимо прочего, объяснял Моше устройство сборного переносного Храма — Мишкана, чему и посвящена глава. Для строительства Мишкана евреи должны были принести дары, как сказано в первом стихе главы: «Пусть возьмут Мне приношение».

У темы «Что почем?» много аспектов. Поговорим об одном из них в связи с вопросом, который задает известный комментатор Торы Ор а-Хаим по поводу стиха: «И вот приношение, какое… брать у них: золото, и серебро, и медь. И синету, и пурпур, и червленицу, и лен, и козью шерсть. И бараньи красненные кожи, и тахашевые кожи, и дерево шитим. Оливковое масло для освещения, пряности для масла помазания и для благовонного курения. Камни ониксовые и камни вставные для эфода и для нагрудника» (Шмот, 25:3-7).

Виды приношений перечислены здесь по нисходящей в зависимости от ценности: серебро дешевле золота, медь дешевле серебра, ткани и кожи дешевле меди, дерево дешевле кож и т.д. Каким же образом драгоценные камни, которым предстояло оказаться на одежде первосвященника, попали в конец списка? Опираясь на мнение Раши и Ор а-Хаима, мой учитель и наставник рав Хаим Шмулевич, благословенна память праведника, говорил следующее. В главе «Ваякель» книги «Шмот» рассказывается, как община Израиля приносила эти дары. Князья, главы колен, принесли дары последними. Раши объясняет: главы колен считали, что они восполнят недостающее после того, как вся община принесет то, что пожелает. Община, однако, принесла все необходимое, кроме драгоценных камней и благовоний. И князьям осталось только это, что они и сделали. Из-за того, что главы колен (несиим) медлили, не проявили рвения сразу, в их названии опущена буква ( несиим написано без буквы йуд).

Можно ли упрекать князей за это промедление? Их расчеты кажутся вполне разумными и логичными. Можно, говорил рав Х. Шмулевич. К этим расчетам их привела душевная леность — ситуация, характерная для человека. К расчетам, позволяющим нам выжидать, нас нередко приводят мотивы, которые мы скрываем порой даже от самих себя. Прямая же мысль приводит к прямому действию. В нашей главе сказано и в главе «Ваякель» многократно повторено, что приношение должно быть «от человека, побужденного сердцем своим» (Шмот, 25:2). Дар ценен, если человек сердцем хочет принести его. В дарах князей этого сердечного порыва недоставало, и потому их дары по своей ценности оказались в конце списка.

Другая линия рассуждений Ор а-Хаима строится на том, что сами эти драгоценные камни достались главам колен без труда. Стих 35:27 главы «Ваякель», сообщающий: «И принесли князья (а-несиим) камни ониксовые и камни вставные для эфода и для нагрудника» — можно прочесть как «И принесли облака (а-несиим)…» Говорит мидраш, что драгоценные камни выпадали вместе с маном для глав колен. Всевышний высоко оценил дары, в которые люди вложили труд и энергию, и гораздо ниже — дары, не стоившие дарителям усилий. Это, кстати, относится не только к приношениям в Мишкан, но и к самым разным сторонам жизни.

Так, например, наши занятия Торой Всевышний оценивает не по результатам, а по вложенным в занятия усилиям, потому что результаты зависят от способностей, от того, что дано (как драгоценности, упавшие с неба), а усилия — от душевных качеств и внутренней работы человека.


Шестая заповедь. «Не убивай»

Рав Ефим Свирский,
из цикла «Десять заповедей»

В основе запрета на убийство лежит известное библейское положение о том, что человек создан по образу и подобию Всевышнего. Поэтому убийство - не что иное, как дерзкий и открытый бунт против Творца.

История жизни

Неизвестный автор

Добро, которые мы делаем другим людям, впоследствии возвращается. История о солдате, который был ранен арабским снайпером.

Под кровом Всевышнего

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Б-гобоязненный человек позаботится, чтобы за его столом каждый день сидел бедняк; он будет относиться к нему так, словно это один из праотцев, и подаст ему лучшие блюда, как подал бы их небесным гостям.

Корни семьи Штернбух

Сара Шапиро,
из цикла «Как смогу я видеть бедствие...»

На протяжении веков евреи страдали от преследований и погромов. Но и очередное место жительства не было благосклонно к переселенцам.