Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Как судились два купца

Раби Моше Цви был главой раввинского суда в городе Саврани. Однажды пришел к нему уважаемый купец из города Броды, что в Галиции, и со слезами рассказал о своем горе. «Я давно занимаюсь торговлей, — поведал купец, — в том числе и с купцами из России. Среди них есть один уважаемый человек из Балты, и зовут его р. Ицхак. Он задолжал мне тысячу рублей и вручил мне, как принято, долговую расписку на эту сумму. Недавно я должен был послать ему список товаров, предназначенных для продажи, и приготовил его в отдельном конверте вместе со счетами. Но на следующий день мой слуга перепутал конверты и вместо списка отправил ему его же вексель на тысячу рублей. Когда я обнаружил ошибку, сразу же отправил ему срочное письмо со списком, а также добавил просьбу немедленно вернуть мне вексель. Прошло несколько недель, а от него в ответ — ни слова. Я написал ему опять и на этот раз получил ответ, что никогда он не был мне должен, никаких векселей не давал и не получал, и еще выразил обиду, что я его, якобы, в чем-то подозреваю. Это огромная для меня сумма, я не могу понести такой убыток и не разориться. И теперь я прошу рава помочь мне мудрым советом, как спастись от грабежа».

Раби Моше выслушал его горькую исповедь и сказал: «Через месяц я должен приехать в Балту, приезжайте и вы в то же время, и да поможет нам Всевышний восстановить справедливость!» Еврейская община города Балты в то время подчинялась решениям раби Моше Цви.

Месяц спустя р. Моше приехал в Балту, там снова предстал перед ним купец из Брод и вручил иск против р. Ицхака. Тот был тоже приглашен в суд, и когда он пришел, началось заседание. Оба купца по очереди высказывали свои претензии. Купец из Брод доказывал, что ответчик дал ему вексель на тысячу рублей, а потом этот вексель был возвращен ему по ошибке. А купец из Балты кричал, что ничего подобного не было, и весь иск — чистая выдумка! На это заседание пришли многие жители города — всем хотелось посмотреть, как великий мудрец Торы вершит суд в такой сложной ситуации. После того как обе стороны были выслушаны, р. Моше повелел судящимся и всему народу выйти из зала суда. После совещания было вынесено решение: р. Ицхак, купец из Балты, должен немедленно возвратить купцу из Брод тысячу рублей.

Купец из Балты рассердился и заявил, что приговор несправедливый, предвзятый и безосновательный, и он не считает себя обязанным ему подчиняться. Р. Моше ответил ему: «Вы осмелились оскорблять раввинский суд! Придется же и мне открыть ваш позор при всех. Знайте же, что почтальон принес вам вексель в начале Субботы, еще до кидуша, а вы сожгли его на субботних свечах — тех самых, что зажгла ваша супруга в честь святой Субботы!»

Услышав эти слова, купец из Балты обмер, его охватила дрожь, и он упал на пол без сознания. Когда его привели в чувство, раввин снова обратился к нему: «Теперь вы убедились, что есть над нами всевидящий глаз, и все тайное становится явным, даже если человеку кажется, что он совершает свои деяния в полном одиночестве. Теперь же немедленно пошлите кого-нибудь к себе домой принести тысячу рублей, которые вы должны. А также вы обязаны полностью раскаяться в своих поступках, и я тоже буду молиться, чтобы Всевышний, в Своей великой милости, простил ваше прегрешение и не наказывал вас за это».

Р. Ицхак немедленно выполнил требуемое. Он послал за деньгами, а сам слезно просил прощения у раввина, заверяя, что готов принять на себя любые лишения, чтобы искупить свой грех. Между тем раввин обратился к людям, во множестве собравшимся в зале суда. «Вы, наверное, думаете, что некий ангел с Небес открыл мне тайну о том, что сделал р. Ицхак с векселем, думая, что его никто не видит. Позвольте же мне представить вам этого ангела, знающего сокровенное, благодаря которому мне и удалось совершить справедливый суд».

И р. Моше открыл дверь в боковую комнату и вывел оттуда мальчика лет десяти. «Вот он, маленький ангел, от которого я и узнал правду». Купец из Балты побледнел и покраснел одновременно. Этот мальчик был не кто иной как сын его сестры, который лишился обоих родителей, и р. Ицхак с супругой взяли его к себе и растили как родного. И вот благодарность — именно он причинил ему такой ущерб: мало того, что лишил его тысячи рублей, которую р. Ицхак совсем было считал уже своей, так еще и опозорил его перед судом и всеми собравшимися, сообщив о том, что он совершил страшный грех нарушения Субботы!

От проницательного взгляда раввина не укрылось его внутреннее замешательство. «Не вздумайте как-нибудь ущемлять мальчика, р. Ицхак! Только в заслугу того, что вы будете продолжать заботиться о нем, как о родном сыне, вы сможете получить полное прощение. Учтите, вас предупредили!» Купец немедленно принял на себя обязательство продолжать заботиться о племяннике, будто ничего не случилось, и скрепил это обязательство рукопожатием с раввином. После этого р. Моше поведал, как ему стало известно о происшедшем.

«Приехав в Балту, я начал расспрашивать местных евреев о характере и поведении р. Ицхака, честен ли он в торговле, учтив ли с людьми. Надо сказать, все хвалили его, рассказывали, что он честен и щедр, и я уже было решил, что все обвинение — не более чем наговор. Но однажды я встретил одного местного меламеда (учителя Торы для детей), и в беседе спросил также и его о р. Ицхаке. Тот ответил мне, что р. Ицхак известен как достойный человек, и даже взял к себе в дом племянника-сироту и заботится о нем. Этот сирота, как выяснилось, учится в классе у этого меламеда, и р. Ицхак щедро оплачивает его учебу.

Тогда я спросил меламеда, известно ли ему что-нибудь о поведении р. Ицхака в своем доме — во всем ли оно соответствует Торе? И он сказал мне, что знает о р. Ицхаке только хорошее, но однажды слышал, как его племянник рассказал своему другу, что как-то раз видел своими глазами, как дядя нарушил Субботу. Меламед не мог поверить своим ушам; он отругал ребенка и запретил ему еще когда-нибудь рассказывать подобные глупости. С тех пор мальчик ни разу не говорил на эту тему.

Этот рассказ заставил меня насторожиться. Я попросил меламеда тайно привести ко мне этого мальчика, и когда он это сделал, я ласково обратился к нему: “Не бойся, сынок. Расскажи мне все как было, как ты рассказывал своему однокласснику о том, что твой дядя нарушил Субботу”. Мальчик почувствовал себя более уверенно и рассказал мне следующее: “Однажды, в пятницу вечером мы с дядей вернулись из синагоги и начали петь “Шалом Алейхем”. Вдруг в дверь постучал почтальон, который принес дяде запечатанное письмо. Дядя попросил почтальона открыть ему это письмо и, когда тот это сделал, принялся его читать. Я вышел в другую комнату, чтобы не мешать дяде читать письмо, а когда обернулся, увидел, что дядя посмотрел направо и налево, решил, что его никто не видит, затем быстро схватил письмо вместе с еще одной бумажкой, которая была в конверте, и сжег их на свечах, стоявших на столе. Тетя в это время была на кухне”.

Тогда я понял, — завершил р. Моше свой рассказ, — что вексель, посланный по ошибке от купца из Брод, прибыл к купцу из Балты в начале Субботы, и он, одолеваемый дурным побуждением, поспешил сжечь его, чтобы замести следы, в надежде, что никто не узнает об этом. Но Тот, Кто создал глаза, — неужели Сам не увидит? Он и послал маленького “ангела” рассказать об этом [и, возможно, именно в заслугу того, что купец приютил у себя сироту, его грех раскрылся и не остался лежать на его душе в ожидании Суда в день его смерти, а привел его к полному раскаянию и искуплению при помощи позора — прим. пер.]. Я рассказал об этом коллегам-судьям, и они согласились с решением».

Эта история показывает нам, на что может быть способен человек, одолеваемый жаждой наживы, а также о том, что «один грех влечет за собой другой» (Авот, 4:2). Ведь даже человек, соблюдающий заповеди, в минуту испытания не смог совладать с собой и нарушил Субботу из-за тысячи рублей! Об этом сказано: «Не будь уверен в себе до самой смерти».

По книге «Ветвь фамильного древа» («Анаф Эц Авот»)


При всем священном отношению к браку иудаизм не знает запрета на развод. Однако, чтобы развестись, должны быть очень веские причины, и, чтобы развод не казался в глазах людей таким уж легким делом, еврейская процедура развода предусматривает выполнение определенных правил, без которых развод считается недействительным. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 145. Законы женитьбы

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Книга Заповедей. Заповеди «Не делай»: 356-360

Раби Моше бен Маймон РАМБАМ,
из цикла «Книга заповедей. Запретительные»

Запрет возвращать бывшую жену, если она побывала замужем за другим, и др.

Религиозный закон и право страны: столкновение цивилизаций?

Рав Пинхас Гольдшмит

Эта лекция посвящена памяти рава Азриэля Гильдесхаймера, духовного лидера ортодоксальных иудеев Германии XIX века, который верил, как верю я, и как верит множество других евреев в наши дни, что традиционный иудаизм и эмансипированный европейский еврей, законопослушный гражданин страны проживания, наделенный равенством в правах и обязанностях — совместимы.

Свадьба

Хаим Донин

Две части, из которых состоит церемония