Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
В эпоху пророчества мир испытывал ненасытную жажду духовности. Негативным проявлением этого стало поклонение идолам.

Один за другим проходят ханукальные дни. Каждая ночь светлее предыдущей: вчера в восьмисвечниках горело только по две свечи, сегодня по три, завтра уже по четыре, а там и пять, и шесть, и семь — и до бесконечности.

Не только «горизонтальная восьмерка» — символ бесконечности, но и цифра восемь, превосходя на единицу семерку материального мира (семидневной недели, семи нот, семи цветов радуги), устремляет нас в бесконечность, выражает способность материального стать духовным, объединяет в себе все надприродное и надрассудочное. Эта многократно повторяемая в каждом окне и дверном проеме арифметическая прогрессия света завораживает, и мы вновь и вновь, садясь рядом с ханукальным светильником, готовы рассказывать и слушать о чудесах.

За два века до…

Жизнь евреев всегда была полна всяческих чудес. Вот, например, такую загадочную историю, случившуюся во времена Второго Храма, в первой трети IV века до н.э., рассказывает Талмуд. Когда войско легендарного Александра Македонского, завоевавшего большую часть цивилизованного мира, приближалось к Иерусалиму, Шимон Ацадик облачился в свои одежды первосвященника и вместе с группой старейшин, разгоняя ночную темноту светом факелов, отправился ему навстречу.

При виде этой делегации Александр Великий, покоритель мира и самый могущественный человек своего времени, спустился с колесницы, низко поклонился Шимону Ацадику — а вскоре развернул свое войско и ушел восвояси. Оказывается, «ангел, который открывался ему в ночных видениях и даровал победы в войнах, выглядел точно, как этот человек» (Йома 69а).

Наша Традиция говорит, что победе над греками мы обязаны Шимону Ацадику, который жил за двести лет до ханукальных событий. Шимон Ацадик знаменовал собой новую эпоху в еврейской истории. Написано в мидраше «Седер а-Дорот Раба» («Порядок поколений»), что когда пришёл к власти Александр Македонский, умер последний пророк Эзра и прекратилось пророчество в мире, то есть прекратилась прямая связь с Творцом, которая существовала с сотворения Первого человека.

Завоевания Александра ознаменовали начало эллинистического периода в мировой истории, и тьма, с которой наши мудрецы ассоциируют царство греков, опустилась на евреев. Вс-вышний отделил Себя от мира «железным занавесом» — и прекратил способность пророков получать от Него информацию.

Приход эллинского царства как бы вытеснил из мира пророчество, затемнил глаза Израиля, провозгласив: существует только то, что видят глаза. Есть ли место пророчеству в таком мире?

Эллинистический материалистичный подход ставил на первое место интеллект и логику человека и отвергал все, что мозг не мог понять. Б-жественная Тора также подчеркивает важность человеческой мысли, но призывает ее служить Высшей цели.

Со смертью последнего пророка начала расцветать Устная Тора, и Шимон Ацадик стал первым человеком в еврейской истории, который вывел интеллект на передний план. В отсутствие пророчества, толкование Торы стало исключительной прерогативой мудрецов, и их заключение было решающим.

Война Маккавеев была войною света против тьмы, войной духовного против физического, войной умов, способных постичь сверхъестественное, против умов, ограниченных рамками материальности.

Действие и противодействие

Один из физических законов нашего мира, открытых Ньютоном, известен всем со школы: сила действия равна силе противодействия. Если в мире существует какая-то сила, всегда есть соответствующая «контрсила». Дело в том, что законы Вс-вышнего универсальны, и каждый физический закон имеет духовные корни. Мир устроен так, что преодоление контрсилы является условием способности силы укорениться и приносить плоды, и именно через противодействие раскрывается сила действия. Не будь ночи, мы не смогли бы оценить день, а день происходит через «завоевание» ночи.

В эпоху пророчества мир испытывал ненасытную жажду духовности. В правильной форме это стремление выражалось в связи с Единым Б-гом, а негативным проявлением такого стремления было почти неконтролируемое побуждение поклоняться идолам. Единственным способом достичь истинной духовности было преодоление притяжения идолопоклонства.

Образ Шимона Ацадика, который появлялся перед Александром на каждом сражении, и мудрость Устной Торы, призванной вновь соединить еврейский народ с Творцом, были причиной каждой греческой победы. Греческая философия была противовесом еврейскому использованию интеллекта. А значит, единственная причина, по которой греки пришли к власти, состояла в том, чтобы евреи могли победить их спустя годы и продемонстрировать, что представление Торы об интеллекте и разуме отражает истину.

Победа Устной Торы

Триумф Хануки был больше, чем военное поражение греков в Иерусалиме. Ханука была победой силы Устной Торы над контрсилой греческой философии и культуры. Победа подтвердила, что иудаизм — это не слепая вера, отрицающая интеллект. Напротив, иудаизм требует исследовать и думать. Тем не менее, наше царство мысли существует в контексте нашей Традиции, и именно наш интеллект приводит нас к выводу, что есть вещи, которые человек не может постичь.

Война продолжается и по сей день: современный мир пытается убедить нас, что существует только то, что мы можем увидеть и понять, и велико искушение поддаться. Но мы, еврейский народ, — ученики Шимона Ацадика, и мы знаем, что наша задача — использовать непостижимую силу ума, чтобы постигнуть все тонкости нашей веры и пределы нашего интеллекта.

У нас больше нет Пророков, чтобы раскрыть истину, зато с нами неизменно остается огромная сила разума — наша Устная Тора. Битва Хануки продолжается, но благодаря семенам, посеянным много сотен лет назад, живая связь с Творцом по-прежнему превозносит нас над природой вселенной и человека.


Агаду-шель-Песах, или Пасхальную Агаду, положено читать во время Седера — трапезы, которую мы проводим в первую пасхальную ночь. В эту Агаду наши мудрецы вложили ответы на многие вопросы об Исходе из Египта, празднике Песах и всей истории еврейского народа Читать дальше