Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Синагога в Хельсинки

В холь-а-моэд праздника Cуккот 2019 (5780) года мне удалось посетить одну из самых северных синагог Европы — синагогу города Хельсинки (бывшего Гельсингфорса).

Слово «удалось» я применил умышленно, и вот почему: сначала необходимо было отправить электронное письмо администратору Еврейской общины Хельсинки (Helsingin juutalainen seurakunta) на адрес srk@jchelsinki.fi с просьбой посетить синагогу. Меня попросили предоставить скан-копию паспорта, а затем назначили время для посещения: с 12 до 16 часов.

В Хельсинки я прибыл утром, а в Суккот трапезу с хлебом можно есть только в сукке, поэтому я поспешил прийти в синагогу пораньше, чтобы сразу попасть в сукку.

Синагога находится в центральном районе Хельсинки — Камппи по адресу Malminkatu (Вокзальная), 26 и представляет собой кирпичное здание, увенчанное цилиндрическим барабаном на четырёх столбах, который служит основанием для его купола. Здание было построено в 1906 году по проекту архитектора из Выборга Юхана Якоба Аренберга, и в настоящее время внесено в список культурно-исторического наследия Финляндии.

Хельсинки. Фасад синагогиФасад синагоги в центре Хельсинки

Стены здания снаружи украшают цитаты из ТаНаХа на иврите כִּ֣י בֵיתִ֔י בֵּית־תְּפִלָּ֥ה יִקָּרֵ֖א לְכָל־הָעַמִּֽים׃ — «Ибо дом мой назовется домом молитвы для всех народов», (Йешаяу 56:7) иכִּ֤י לֶ֣קַח ט֭וֹב נָתַ֣תִּי לָכֶ֑ם תּֽ֝וֹרָתִ֗י אַֽל־תַּעֲזֹֽבוּ׃ — «Потому что я преподал вам доброе учение. Не оставляйте заповеди моей», (Мишлей 4:2).

Калитка была закрыта, и, дождавшись, когда кто-то зайдет, я прошел вслед за ним, как показалось мне, незаметно. Но не тут-то было. Ко мне вышли два вооруженных охранника и сказали, что видят меня в первый раз, поэтому разговор с ними состоится за территорией. Я показал паспорт и сказал, что записан на посещение. Это совершенно не помогло, т.к. в синагогу запрещается вход без сопровождения. Я сказал, что хочу поесть в сукке и подожду там, пока придет на работу администратор, но охранник предложил мне подождать ее прихода совсем не в сукке, а в холле гостиницы Radisson Blu, расположенной напротив здания синагоги.

Хельсинки. Сукка во дворе синагогиИ в Хельсинки тоже строят сукку!

В 11 часов пришла администратор, и мне наконец удалось попасть внутрь двора в ее присутствии и под наблюдением охраны. Мне любезно предложили горячий чай с мезонот и даже разрешили погреть свою еду, убедившись в ее кошерности (хорошо, что я сохранил печать экшера на упаковке сарделек, предусмотрительно привезенных из кошерного магазина синагоги на Большой Бронной).

Выполнив заповедь нахождения в сукке, я отправился на экскурсию по зданию синагоги, которую провел для меня рав Шмуэль. В холле меня ожидала коробочка для цдаки с надписью на английском языке «Thinking good thoughts isn’t enough. Donate to the Jewish community of Helsinki. Donate today» (Недостаточно просто обдумывать в голове хорошие мысли. Сделайте пожертвование еврейской общине Хельсинки. Пожертвуйте сегодня). Такая надпись не могла оставить меня равнодушным. Кстати, за пожертвование мне сразу предложили выдать приходный кассовый ордер (наверное, для возврата подоходного налога).

В синагоге имеются два молельных зала: малый — для ежедневных молитв и большой — для праздничных, а также бейт-мидраш и миква. В синагоге и ее пристройке также расположены общинный центр, детский сад, общеобразовательная школа и кошерная столовая.

Большой молельный зал синагоги в ХельсинкиБольшой молельный зал. В центре видна бима (возвышение для чтения Торы) и Арон аКодеш

Раньше община проводила службу по сидуру ArtScroll, а недавно издала свой сидур, который так и называется «Сидур Хельсинки». Службы проводятся по ашкеназскому нусаху.

В холле синагоги висит памятная табличка, которая гласит, что земля, на которой построена синагога, была подарена городскими властями, и само здание было построено в течение 5 лет. Тогда это было место на окраине города, а сейчас — практически центр Хельсинки.

Здание синагоги закрывается в 4 часа дня, однако благодаря тому, что вечером намечалось молодежное мероприятие в сукке, мне удалось побывать в сукке еще и вечером и пообщаться с молодежью Хельсинки и гостями из Израиля.

Если кто-то из посетителей сайта соберется в Финляндию, то в синагоге Хельсинки будут рады вас видеть. Конечно, если в первый раз вы запишетесь заранее и придете строго к назначенному времени.

***

Собираясь в Финляндию, я почитал в энциклопедии о том, когда появились там евреи и как им там жилось на протяжении последних двух столетий. И вот что я узнал: во второй половине XVII века почти вся Финляндия находилась под властью Швеции, где с 1781 года евреям разрешалось жить лишь в трех городах Шведского королевства, причем ни один из них не находился на территории Финляндии.

В 1806 г. король Густав IV Адольф запретил евреям въезжать в Финляндию, но распоряжения об изгнании тех, кто уже успел поселиться в стране, не последовало. В 1809 г. Финляндия по результатам русско-шведской войны вошла в состав России, и император Александр I решил оставить в силе все действовавшие там шведские законы, включая запрет на пребывание евреев в Финляндии, но фактически он соблюдался не всегда.

Начиная с 1830-х гг. в гарнизонах крепостей Свеаборг (Суоменлинна) и Выборг служили солдаты и матросы — евреи. По окончании срока службы некоторые евреи оставались в Финляндии, становясь, главным образом, ремесленниками.

Тогда же в Хельсинки появился первый еврейский молитвенный дом. Право на жительство в стране отставных солдат-кантонистов было закреплено законом от 1858 г., в котором говорилось, что отставные российские военнослужащие (вне зависимости от вероисповедания) могут селиться в Финляндии вместе со своими семьями.

В 1862 г. правительствующий сенат Финляндии издал положение о паспортах, запрещавшее евреям въезжать в Финляндию; разрешалось их временное пребывание в стране (с санкции генерал-губернатора), но без возможности вступать там в брак и заниматься чем-либо, кроме торговли поношенным платьем. Им было запрещено посещать ярмарки и торговать за пределами своего города проживания. Нарушение этих правил влекло за собой немедленную высылку из Финляндии. Детям разрешалось оставаться в Финляндии только пока они жили вместе с родителями, либо не были женаты. Евреям, призванным в российскую армию в Финляндии, не было разрешено вернуться в Финляндию после их демобилизации.

В 1867 году еврейское сообщество Хельсинки пригласило первого раввина, а уже через три года, в 1870 году, в Хельсинки, на острове Силтасаари, была открыта первая синагога.

Синагога Хельсинки на старом фотоТак выглядела улица с синагогой на рубеже XIX-XX вв.

Несмотря на запреты и ограничения, в 1870—80-х гг. численность еврейства росла: к концу 1890 г. в Гельсингфорсе проживали 642 еврея (0.98% всего населения). Основным занятием финляндских евреев была мелкая торговля, в том числе и вразнос; некоторые зарабатывали на жизнь ремеслом.

В 1889 г. экспедиция канцелярии финляндского сената приняла постановление, гласившее, что евреи могут проживать только в Гельсингфорсе, Выборге и Або, причем вид на жительство им следует выдавать не более чем на шесть месяцев; здесь же говорилось, что они не должны переезжать из одного города в другой, а их дети вправе оставаться в Финляндии лишь до призывного возраста или вступления в брак.

В соответствии с этим постановлением, ряд евреев, упомянутых поименно, были допущены оставаться в стране только до особого распоряжения, а селиться только в определенных, закрепленных за ними, городах.

В конце XIX — начале XX веков в Гельсингфорсе, Або и Выборге действовали еврейские молитвенные дома, погребальные братства, благотворительные общества. И вместе с тем, в начале 20 века в Финляндии появились первые сионистские кружки. В ноябре 1906 г. в Гельсингфорсе прошла 3-я конференция сионистов России.

В 1917 году, когда Финляндия стала независимой, евреи получили гражданские права. 12 января 1918 года был обнародован закон, касающийся «Моисеевых исповедников», а в 1922 году был принят закон о религиозном равноправии.

В конце 1910-х — начале 1920-х гг. в Финляндии осела часть евреев, эмигрировавших из России, в результате чего численность еврейского населения страны достигла 2000 человек.

В конце 1930-х гг. в Финляндию прибыло около 500 еврейских беженцев из Германии, Австрии и Чехословакии, правда, большая часть из них впоследствии проследовала в другие страны. После того как 60 беженцам из Штеттина на борту парохода «Ариадна» было отказано во въезде, поток беженцев поредел. Финское государство ничем не помогало беженцам; вся помощь шла от еврейской общины и из-за границы (от Джойнта и других организаций).

К началу второй мировой войны еврейское население увеличивалось в результате иммиграции, в основном, из СССР. В 1939 году в Финляндии было три еврейские общины: в Хельсинки около 1200 членов, в Виипури — 300, в Турку — 200.

В годы советско-финляндских войн 1939—40 гг. и 1941—44 гг. сотни евреев сражались в рядах финляндской армии. В марте 1940 г., когда советские войска подошли к Виипури (Выборгу), все еврейское население города (около 300 человек) покинуло его вместе с финнами.

С 1941 г. Финляндия и нацистская Германия были со-воюющими сторонами, но, несмотря на сильное немецкое давление, финское правительство отказалось принимать меры против финских граждан еврейского происхождения, которые таким образом продолжали пользоваться всеми гражданскими правами на протяжении всей войны, как в самой Финляндии, так и на занятой её армией территории Советского Союза.

В 1941 году еврейских беженцев переселили из городов в сельскую местность — подальше от немцев. Во время войны около 300 еврейских военнопленных были направлены Советской властью в особые лагеря. Убедившись в том, что исход войны для Германии проблематичен, финны не выдали немцам этих пленных и ничем не ухудшили их участь. Еврейская община Финляндии помогала этим пленным продовольствием.

Известно, что на фронте существовала полевая синагога в палатке для военных-евреев в 2 км. от расположения немецких войск. Финское верховное командование предоставляло отпуск еврейским солдатам по субботам и в дни еврейских праздников.

Солдаты, служившие в разведке, постоянно контактировали с немцами и знали об уничтожении евреев на оккупированных нацистами территориях. Но все помнили также и слова маршала Маннергейма, когда Гиммлер пытался убедить финских руководителей депортировать евреев в концлагеря: «В то время, как евреи служат в моей армии, я не позволю их депортацию». Служа в финской армии, еврейские солдаты надеялись защитить общину от преследований.

Руководство финской тайной полиции имело контакты с гестапо и подготовило выдачу нацистам около 500 евреев. Первая партия была отправлена в Эстонию 27 декабря 1942 года, но людям удалось переправить на волю сообщение об этом, и поднявшаяся волна возмущения в прессе и политических кругах предотвратила депортацию.

Еврейская община организовала помощь фронту, заботилась о еврейских беженцах из Европы и о потерявших свои дома беженцах из Выборга. Община Швеции приняла у себя еврейских детей из Финляндии.

В 1943 году финское правительство начало работать над отправкой еврейских беженцев в нейтральную Швецию, стараясь получить согласие её властей. Весной 1944 г. около 160 еврейских беженцев, не имевших финляндского гражданства, были туда переправлены по приказу маршала Маннергейма, командовавшего финской армией.

В 1945 году некоторые из этих беженцев захотели вернуться, но финская община была против из-за тяжёлого экономического положения.

Летом 1944 года советские войска наступали на Финляндию, существовала угроза передачи власти в стране немцам и уничтожения еврейской общины. Некоторые еврейские солдаты на фронте договаривались между собой о совместном побеге из страны, если немцы её захватят.

С середины 1940-х до конца 1960-х гг. свыше 100 человек (около 6% еврейского населения страны) переселились из Финляндии в Израиль; 27 (по другим данным — 29) финляндских евреев, большей частью имевших боевой опыт, приняли участие в Войне за Независимость.

В 1960 г. в Финляндии проживало приблизительно 1900 евреев, 75% из них — в Хельсинки, 20% — в Турку, почти все остальные — в Тампере. В 1960-х гг. в Хельсинки и Турку действовали синагоги; еврейский детский сад и среднюю школу в Хельсинки посещало около 90% детей соответствующих возрастов из еврейских и смешанных семей, в Турку функционировал хедер.

В 1970-х гг. — начале 1990-х гг. численность еврейского населения Финляндии заметно сократилась из-за отрицательного естественного прироста и в результате эмиграции, в том числе, и репатриации в Израиль (где в первой половине 1990-х гг. насчитывалось около 470 выходцев из Финляндии, среди которых преобладали женщины и молодежь).

К концу 1994 г. в Финляндии оставалось примерно 1300 евреев (0.03% всего населения). В настоящее время в Финляндии есть две еврейских общины: одна в Хельсинки (около 1100 членов), другая в Турку (около 200 членов). В Турку и Тампере также есть синагоги. Хотя религиозная община ортодоксальная, большинство финских евреев нерелигиозны и состоят в смешанных браках.


Готовность прислушиваться к окружающим и исправлять свои недостатки — одна из главных тем самосовершенствования человека в иудаизме. С другой стороны, критиковать тоже нужно уметь. Читать дальше

История одного кольца

Хаим Вальдер

Супруги должны поддерживать друг друга и делать всё для того, чтобы покой и гармония не уходили из семьи. Следующая история служит подтверждением того, что ради любви еврейский муж готов пойти на лишения, как материальные, так и духовные.

На тему недельной главы, Шмини 1

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

Похвала должна быть искренней и конкретной. Выражение «он хороший мальчик» зачастую раздражает родителей, которые хотят убедиться, что учитель не отделывается общими фразами, а действительно хорошо знает их ребенка. Хвалить нужно действия человека, упоминая его достижения и успехи.

На тему недельной главы. Толдот

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

Коментарии к недельной главе Льва Кацина

Ситуации, когда не надо критиковать

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Зачастую встреча супругов — это момент, которого ждал тот, кто оставался дома, чтобы высказать все, что он набрал за день. Ведь у него тоже были сложности с детьми или с владельцем магазина напротив, и он ожидает прихода супруга, чтобы рассказать ему обо всем, что случилось.

Береги свою речь. Не злословьте о родственниках!

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Береги свою речь»

Нельзя распространять негативную, пусть и правдивую, информацию. Не важно, о ком идет речь, — близком родственнике, ученом или малоученом человеке. Злословить и сплетничать запрещено Торой.

Ущерб от недостатка комплиментов

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Тот, кто не получает комплиментов, зачастую неадекватно реагирует на всякие мелочи. Он требует от супруга делать для него или для семьи нереальные вещи.

Критика и изменение привычек

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Абсурд становится еще более явным, когда пытаются оценить удовольствие от курения и приходят к выводу, что оно не доставляет особого удовольствия, и уж, несомненно, такого, которое оправдало бы полное порабощение сигарете.

«День искупления посреди года»

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Кроме искупления грехов, которое происходит, когда человек не отвечает на обиду, ему тем самым дается понять, что Всевышний любит его и искупает его грехи легким путем, затрагивающим только его чувства и не наводящим на него болезни и горести