Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Иврит или Святой язык? Прав ли был Бен-Йегуда, придумывая слова?

Одно из великих чудес, которыми нас одарил Творец — это «лашон а-кодеш», Святой язык. Тот язык, на котором была дарована нам Тора. Рамбан в комментариях к Торе (Шмот 30:13) пишет, что поскольку для ряда заповедей необходимо пользоваться монетой «шекель», она называется в Писании «святой шекель». По той же причине и язык Торы наши мудрецы называют «языком святым» (см., например, «Сота» 35а), так как слова Торы и все пророчества были переданы на этом языке. Всевышний, да возвеличится Имя Его, говорит на нём со своими пороками и с общиной своей: «Я Г-сподь Б-г твой, выведший тебя из Египта, из дома рабства. Да не будет у тебя божеств, кроме Меня», и остальные речения Торы и пророчеств. На этом языке произносят Его Святые Имена. Этим языком Он творил мир и давал названия всему, что его наполняет. На этом языке были даны имена ангелам и всему воинству Небесному, а так же имена нашим праотцам. Рамбан приводит слова Рамбама из книги «Морэ Нэвухим» (3.8): «Не думай, что язык наш назван святым из гордыни или по заблуждению. Это вполне справедливо, ибо в нём нет слов, выражающих детородные органы или испражнения». Сам Рамбан считает, что объяснение Рамбама излишне. Того, что он упомянул выше, достаточно, чтобы этот язык назывался «Святая святых».

Святой язык и иврит

Рав Йешаяу а-Леви Горовиц, автор книги «Шней Лухот а-Брит», отвёл теме величия святого языка очень важное место. Среди прочего он пишет, что буквы и слова этого языка отличаются тем, что источник, питающий их — Небеса. Они не являются плодом человеческого творчества, как в других языках. Хатам Софер («Драшот», гл. 1, 100б) объясняет, что причина того, что Всевышний отнял у поколения раскола — «дор а-палага» (Берешит 11) — Святой язык и заменил его на 70 различных языков в том, что нечестивые люди не имеют права им пользоваться.

Разговорный язык любого народа весьма подвержен изменениям, обусловленным теми социальными, политическими и экономическими переменами, которые происходят вокруг. Часть слов уходит в небытие. Вместе с этим возникают новые слова, которые отражают дух времени. Языки заимствуют слова и выражения друг у друга. Зачастую язык видоизменяется настолько, что уже невозможно понять, что говорили и писали представители того же народа несколько сот лет назад. Меняются и интонация, и грамматика, и смысл слов, а иногда даже правила письма и внешний вид букв. Современному англичанину совсем не просто будет понять труды своего соотечественника Шекспира, который жил не так уж и давно — в конце XVII — начале XVII века. Сегодняшний россиянин вряд ли поймет речь времен Киевской Руси. Во многом это верно и в отношении разговорного иврита. В современном иврите присутствует масса слов, заимствованных из других языков: арамейского, персидского, греческого, латыни и других. Значение и форма многих слов и выражений претерпели невероятные изменения. Причём, помимо естественного процесса изменения разговорного языка наших предков, на него пытались влиять также и искусственно. Ведь известно, что чем выше степень святости и значимости чего-либо, тем с большим рвением силы зла стремятся внести дисгармонию, осквернить, сломать и уничтожить это.

Попытки вторжения в Святой язык совершались во всех поколениях на разных уровнях. Особо ожесточённая борьба за уничтожение всего святого, и языка в частности, разгорелась с начала XIX века, а своего апогея она достигла с официальным провозглашением языка «новый иврит» Бен-Йеудой в конце XIX века.

Несколько слов об авторе «нового иврита». Бен-Йеуда, настоящее имя которого Элиэзер Ицхак Перельман, родился в литовском местечке Лужки в 1858 году, учился в ешиве, которая находилась в городе Полоцк Витебской губернии. Потом он оставляет занятия Торой, веру, обычаи отцов, и становится нигилистом. Но быстро уяснив, что евреев, которые оставили еврейство, бьют и ненавидят ещё больше, чем тех, кто остается верен Всевышнему, становится членом движения «Любящие Сион». Он издаёт сионистские газеты, пишет статьи, в которых глумится над всем тем, что было свято и дорого множеству евреев во всех уголках мира на протяжении поколений, оскорбляет мудрецов Торы, призывает к созданию нового народа, подобного остальным народам мира. Предпочтительнее переселить этот народ в Уганду, а не в Эрэц Исраэль, для того, чтобы оторвать евреев и от своих корней, и от своей истории. «Новый иврит» создавался в целях духовного отмежевания от традиций иудаизма, от исполнения заповедей, от моральных устоев и еврейской культурной основы. Но язык должен был называться именно «ивритом», для того, чтобы внешне он выглядел как нечто еврейское. В свой лингвистический проект Бен-Йеуде было важно втянуть всех тех, кто знаком со Святым языком (а в то время многие молились, учились в хедерах и ешивах на Святом языке) — и ашкеназов, в быту говорящих на идиш, и сефардов, разговаривающих в быту на ладино и арабском языках. Для создания нового языка, по свидетельству самого Бен-Йеуды (лекция «Восполнить недостающее в нашем языке», которая полностью приводится в книге «Мечты и их крах», стр. 124), он прибегает к двум вещам. Во — первых, он выбирает из известной ему литературы на «древнееврейском языке» все слова, которыми можно воспользоваться в повседневной разговорной речи. Во-вторых, поскольку Святой язык не предназначен для праздного использования, он придумывает «недостающие» слова.

В предисловии к своему словарю иврита Бен-Йеуда пишет, что позволил себе изобрести совершенно новые слова, которые хорошо прижились в народе. Они до такой степени интегрировались в язык, что народ забыл, что у них есть автор. «Знали бы те, кто пользуются этими словами, кто их сочинил, — пишет Бен-Йеуда, — многие из них просто запретили бы их употреблять». Дело в том, что в 1887 году сефардская община Иерусалима во главе с раввином Рафаэлем Меиром Паназилем наложила на Бен-Йеуду херем (строгий бойкот). После того, как Бен-Йеуда покаялся, «херем» был с него снят, но он продолжил свою деятельность, подрывающую устои Торы и традиции народа, и в том же году вновь был объявлен вне закона, но теперь и ашкеназской общиной тоже. В третий раз «херем» на него был наложен осенью 1894 года главными раввинами ашкеназской и сефардской общин еврейского населения Иерусалима тех дней — равом Шмуэлем из Салант и равом Йаковом Шаулем Элишером во время собрания общин Иерусалима. Мать Бен-Йеуды, которая соблюдала традиции и не разделяла путь своего нечестивого сына, считала, что смерть первой жены и трёх его детей была наказанием за бунт против Всевышнего, Торы и еврейского уклада жизни. Своими дерзкими необдуманными статьями в газете «Цви», которую Бен-Йеуда издавал в Иерусалиме, он подверг опасности арабских погромов всю общину Иерусалима и Цфата. Была вероятность изгнания всех евреев из Эрэц Исраэль, а также со всех остальных территорий, находящихся под властью Оттоманской империи.

Одна из целей основоположника «нового иврита» состояла в том, чтобы «освободить» язык евреев от бремени старины, придать ему новое лицо, как можно более отличающиеся от источника. Помимо гигантского числа выдуманных слов (его словарь, ни много ни мало, включает в себя 16 томов!), для поставленной цели он должен был изменить значение и форму уже существующих слов и выражений. В книге «Биньян Шалем» приводятся тысячи слов Святого языка, которые имеют совершено иное значение в современном иврите. В качестве примера упомянем некоторые из них. Значения слов на Святом языке приведены на основании трудов таких величайших знатоков Писания и Талмуда, признанных специалистов по Святому языку, как автор книги «Арух», Радак, рав Шимшон Рафаэль Гирш.

«Адив» — «доставляющий боль» (Святой язык) — «воспитанный человек, владеющий правилами приличия» (современный иврит). «От-Каин» — «защитный знак» (Святой язык) — «позорный знак» (современный иврит). «Эзор» — «пояс» (Святой язык) — «район (города)», «часть (тела)» (современный иврит). «Билуй» — «износ» (Святой язык) — «развлечение» (современный иврит). «Хазон» — «пророчество» (Святой язык) — «дальновидность» (Современный иврит). «Мокед» — «костер» (Святой язык) — «центр» (современный иврит). Существует и много особенно принципиальных расхождений. Каббалистическое понятие, выражающее высшую, скрытую от всего живого, святость, — «хашмаль», приведённое в пророчестве Йехезкеля, на современном иврите — простое «электричество». Слово «агада», означающее рассказ о вещах, обладающих исключительной важностью и глубиной, в современном иврите — «сказка», «легенда». «Лухот а — Бр ит» («Скрижали Завета») — это Десять Речений — Тора — Союз Всевышнего с народом, незыблемый и вечный, непоколебимая основа всего бытия. Если бы не Тора, не было бы мироздания. На современном иврите «луах» — «школьная доска», с которой, постоянно стирают написанное с тем, чтобы освободить место для нового текста, а другое значение этого слова — «календарь», срок жизни которого тоже не долог. По мнению «основоположника иврита», любое заимствованное слово, любое изменение древности легитимно. Почему? Вечного, истинного, святого просто не существует.

В ашкеназском, сефардском, в особенности йеменском произношении, существуют нюансы, особенности, отличия между различными звуками. Они обогащают речь, понимание текста, придают настроение и окраску сказанному, прочитанному, спетому. В современном иврите все эти особенности отсутствуют: нет больше сефардского подчёркивания гортанных звуков, отличий между «айн» и «алеф», «хаф» и «хэт»; нет йеменского «тет» и «коф»; ашкеназской огласовки «камац», отличающейся от «патах», буквы «тав», отличающейся от «сав». Ученик Бен-Йеуды, доктор Клознер, объяснил этот выбор своего учителя тем, что в древнегреческих и латинских переводах Танаха приведены некоторые слова оригинала без изменения. Т.е. для того, чтобы Танах понимали неевреи, следует принять за основу произношение, соответствующие их прочтению.

Но вот чем поистине может «гордиться» современный иврит (о чем, кстати, с искренней и неподдельной гордостью объявило «Содружество распространения иврита» около 50 лет назад в нью-йоркском еженедельнике «Доар»), так это то, что теперь в еврейском языке, как и в других, тоже существуют грубые жаргонные слова и выражения.

Поэтому, говоря о чудесных особенностях Святого языка, необходимо обратиться именно к оригиналу, в котором внутренняя и внешняя структура, грамматика и значение находятся в полном соответствии с Б-жественным замыслом. Этот язык существовал всегда и будет существовать вечно. Он незыблем в силу своего совершенства. В нём есть всё. Это тот язык, на котором говорит с нами Всевышний.

Тайнам Святого языка посвящено великое множество книг, исследований и статей, начиная с самых древних времён, как, например, книга «Отийот де-раби Акива», написанная около двух тысяч лет назад, и до наших дней. Попытаемся весьма кратко и поверхностно прикоснуться к некоторым тайнам языка — истинного, настоящего, Святого. Языка, буквами которого были созданы миры, и всё населяющее их, как пишет автор книги «Шомер Эмуним» от имени великого каббалиста, рава Йосефа Гектилия. Он говорит, что в каждом, даже самом мелком элементе буквы Святого языка сокрыты тайны невероятной глубины, которые не дано увидеть физическим зрением. В одном из самых древних каббалистических трудов — «Сефер а-Йецира» — написано, что создание всех душ, которые были, есть и будут на земле, происходит с помощью 22 букв Святого языка. Рав Моше Хаим Луцато (Рамхаль), пишет в книге «Дерех Эц а-Хаим», что эти буквы являются отображением Высшего духовного Светила. Чем больше человек погружается в изучение Торы, тем более полно ему открывается бесконечный свет неземной мудрости и святости.

Этим языком Всевышний творит наш мир, оживляя его каждое мгновение. На этом языке дарована Тора, и на нём Творец обращался к народу во время Синайского откровения. На этом языке пророки получали и передавали слово Б-га. Этот язык Творец, в великой милости Своей, даровал каждому из нас для того, чтобы мы могли наиболее полно обращаться к Нему в молитвах, постигать слова Торы Его, благословлять друг друга.

Языки народов мира

Язык представляет собой набор неких символов, выражающих предметы, действия, свойства и тому подобное. Основы всех языков Творец передал народам мира после краха проекта Вавилонской башни. В дальнейшем язык каждого народа интенсивно менялся, причём весьма произвольно. Поэтому, тот, кто не знаком с каким-либо словом, вряд ли сможет догадаться, что оно означает. Понятно, что в языке, являющимся продуктом народного творчества, не всегда возможно проследить связь между тем или иным словом и явлением, которое это слово призвано выразить. Иногда закономерности нет вообще, а иногда она продиктована каким-либо случайным историческим фактом. Например, источником английского слова salary — зарплата — является латинское слово sal — соль, благодаря случайному факту: римляне выдавали зарплату легионерам солью.

Проследить случайность выбора многих слов нетрудно на примере названий различных материалов. Так, например, вид пластмассы-электроизолятора — баклит — получил свое название по имени своего первооткрывателя, доктора Лао Бакланта. Нейлон — путём соединения начальных букв Нью-Йорка и Лондона — городов, в которых находились основные центры по торговле этим новоизобретённым материалом. Название облицовочного материала, которым пользуются для покрытия мебели — формайки — также возникло в результате стечения целого ряда случайных обстоятельств. «Формайка» на латыни — означает муравей. Какова связь с муравьями? Около трёхсот лет назад один немецкий химик добыл кислоту из муравьев. Многие годы спустя на её базе изобрели формалин — жидкость для сохранения биоструктур. Прошло ещё немало времени, пока не обнаружили, что если добавить к формалину определённые химические вещества, можно получить качественный материал для облицовки древесных покрытий. Из этих и множества других примеров можно видеть, что, не зная истории создания слова, не получится понять до конца его этимологи.

Существует и другая возможность изобретения слов. Имя предмету, действию или качеству можно дать таким образом, что бы оно полностью выражало его суть, несло в себе информацию о нём. Можно не говорить «соль» по-русски или salz по-немецки, поскольку само это слово ничего нам, в об — щем-то, не сообщает, а выразиться языком химической формулы — натрий хлор. Для сведущих людей — это полная информация, говорящая и о форме, и о цвете, и о плотности. Варьируя последовательность различных атомов, можно самостоятельно выводить определение того или иного предмета, который они составляют. Почему же не выбрать химические формулы в качестве разговорного языка? Не только потому, что человеку трудно помнить и оперировать примерно сотней названий атомов, отличных друг от друга, которые являются основой различных видов соединений, но ещё и потому, что не всё дано ими описать. Какие атомы и молекулы могут отразить великолепие пейзажа или симфонии? А какой химической формулой обозначаются верность, дружба, любовь?!

Возможности святого языка

Принципиальное отличие языка Торы заключается в его способности выразить сущность того явления, которое он описывает, дать максимально точную информацию о нём. כסא — «кисэ» — это не формула древесины, а отображение того, что делает стул стулом. Или אדם — «адам» — определение, состоящее из трёх элементов: א («алеф»), ד («да — лет») и מ («мэм»), которое характеризует, что такое на самом деле человек. В качестве элементов Б-жественный язык использует не 100, а всего 22 символа, и выразить ими, в отличие от химического языка, возможно абсолютно всё.

В прочем, термин «символ» не совсем верен для выражения роли буквы в святом языке. В письменной Торе слово «буква» — אות — «от» — встречается многократно. Всякий раз оно обозначает духовное влияние, которое проявляется через некие материальные явления. Ещё одно значение слова «от» — «чудо». А что есть чудо? Это явление, происходящее вопреки законам природы. Чудо свидетельствует о силе, неподвластной природе. И обязывает нас понять, что материальное — это только «верхушка айсберга», основная часть которого скрыта от глаз. У всего материального есть некая духовная причина, которая порождает эту материю и поддерживает в ней жизнь.

В Святом языке каждая буква что-либо означает. Соединяясь в слова, буквы становятся отражением некой общей идеи, составные частицы которой заложены в каждую из этих букв. Создаётся картина, в которой сливаются в неповторимую гармонию краски, наполняющие каждую букву. При этом чрезвычайно важен порядок, в котором отдельные частички складываются в одно общее понятие, то есть очерёдность букв в каждом слове. Поэтому два слова, состоящие из одних и тех же букв, но в разном порядке, могут разительно отличаться друг от друга по смыслу.

Тот факт, что Святой язык является языком сущностным, а не плодом народного творчества, напрямую влияет на законы Торы. Заповеди, связанные со чтением текста (как, например, заповедь «Шма, Исраэль»), при исполнении которых пользуются Святым языком, будут исполнены в любом случае, даже если читать текст не на Святом языке. Тем не менее, если текст читают на другом языке, существуют дополнительные условия: жители этого места должны говорить на этом языке, исполняющий заповедь должен понимать то, что он читает. Объясняет автор «Биур Алаха» (62.2), что такая разница обусловлена тем, что Святой язык является языком по сути, а все остальные языки приняты жителями той или иной местности по их взаимному соглашению. Поэтому, если этим языком не пользуются и не понимают его, он теряет свой статус и при помощи него уже невозможно выполнить заповедь.

Форма написания и название буквы

Помимо того, что каждая буква несёт свойственную только ей идею, также и графическое отображение каждой буквы индивидуально и исполнено великой глубины. Когда говорится о том, как выглядят буквы Святого языка, имеется в виду начертание, используемое при создании Свитков Торы, тфилин и мезуз, то есть вид письма, который называется «ашурит». (Название шрифта «ашу — рит» впрямую не связано с ассирийцами, письменность которых была не буквенной, а силлабо-логографической. Понятие «ашурит» происходит от слова «ишур» — соответствие — и подразумевает соответствие между формой написания и внутренним смыслом буквы.) При написании Свитка Торы, мезуз и тфилин необходимо учитывать особенные правила, несоблюдение многих из которых делает вещь некашерной — непригодной для соблюдения заповеди. В Свитке Торы около 304000 букв, и неверное написание хотя бы одной из них делает некашерным весь свиток.

Рассмотрим несколько примеров. Букву מ — «мэм» должны обязательно составлять две другие буквы: כ — «каф» и ו — «вав». Буква ה — «эй» состоит из ד — «далет» и перевернутой י — «йод», а буква צ — «цади» представляет собой נ — «нун», на которой сверху находится буква י — «йод». На некоторых буквах должны быть «тагим» — «коронки» (как, например, на приведённых выше буквах נ — «нун» и צ — «цади»), которые пишут таким образом, чтобы они были присоединены к букве, но не дотрагивались друг до друга и до других букв.

В любом языке название буквы может случайным образом нести некий смысл, выражать некий предмет. Как, например, русская «и» — это не только буква, но и соединительный союз. А название английской буквы Q — «кью» — означает «очередь» — queue. Однако, данная аналогия случайна, и связи между названием буквы и одинаково с ним звучащим словом обычно не прослеживается. Также и названия букв арабского языка, алфавит которого схож с еврейским: «алиф», «ба», «джи», «дал» и другие — не несут смысловой нагрузки.

В Святом языке, каждая буква имеет название, с ясным значением. א — «алеф» — от слова «алуф» и обозначает силу, власть, а также учение. ב — «бэт» — это «байт» — «дом», ג — «гимел» — «гомель» — «воздавать», ד — «далет» — «дэлет» — «дверь». Слово «эй» — это «возьмите» (название буквы ה мы встречаем в рассказе о том, как Йосеф предлагает одолжить египтянам зерно, чтобы тем было что сеять, и так бы они смогли пережить голод: «Эй лахем зэра» — «Возьмите себе зерно» (Берешит 47:23). И так — все буквы, без исключения, вплоть до последней буквы ת — «тав», которая несет в себе «знак», «обозначение».

В этой связи хотелось бы привести отрывок из Вавилонского Талмуда («Шабат» 104а). Талмуд объясняет название некоторых букв. א — «алеф» — изучать, ב — «бэт» — «бина» — мудрость. Это значит, что самое первое и самое главное — это постижение мудрости Торы: нужно понять, каково твоё предназначение в мире, в чём смысл жизни, что хорошо, а что плохо. ג — «гимел» — «лигмоль» — «давать», «помогать». Причём «ножка» буквы «гимел» направлена вперёд — ג. Тот, кто хочет по-настоящему помочь, торопится сделать это. «Далет» — это «даль» — «неимущий», «обездоленный». Он стыдится принять помощь, поэтому верхушка буквы «да — лет» отвёрнута от «гимел» — ג ד. В другом месте в Талмуде («Санэдрин» 98б) написано, что однажды спросили у раби Элазара его ученики: «Что должен сделать человек для того, чтобы спастись во время страшных событий, которые произойдут перед приходом Машиаха (“хэвлей машиах”)?» Ответил им учитель: «Нужно изучать Тору и помогать ближнему».

ה — «эй» и ו — «вав» — Имя Творца. Изучая Тору и помогая ближним, человек поднимается на тот уровень, когда он может служить Всевышнему, находясь в полной гармонии с собой и с миром. Того, кто поступает так, ждут: ז — «зайн» — «зан» — пропитание, ח — «хэт» — «хэн» — милость, ט — «тэт» — «тов» — «добро», י — «йод» — «йеруша» — «наследие», а так же כ — «каф» и ל — «ламед» — корона в Будущем мире («кетэр ле-олам а-ба»). Талмуд продолжает и дальше открывать чудеса, сокрытые в последовательности и в форме написания каждый из букв Святого языка, но мы пока что ограничимся этим[1].

Поиск смысловой наполненности букв

Всё, что связано с буквой и словом в святом языке, неслучайно. Для постижения идеи, заложенной в той или иной букве, необходимо учесть и её звучание, и числовое значение, но в рамках данной статьи остановимся на трёх определяющих. Два из них — форма написания и название буквы — уже были упомянуты выше. Третье определяющее идею буквы — это её первоисточник, текст Торы. Оказывается, что для выяснения значения буквы, можно найти слово, начинающееся с данной буквы, которое встречается в Писании впервые, и постараться понять, что это слово означает. Например, буква ט — «тэт». Впервые мы встречаем слово, начинающееся с этой буквы в четвёртой фразе Торы: «И увидел Всевышний свет, что он хорош». «Хорош» — на языке Торы — «тов». Первая буква этого слова — «тэт». Значит суть этой буквы — быть хорошим. Остается лишь дать определение, что такое хорошо, и мы поймем, что должна выражать эта буква. Для этого нужно рассмотреть корни, начинающиеся с этой буквы и найти общую идею, которой все они отвечают. После чего, учитывая её название и образ написания, мы получим о ней достаточно полное и объёмное представление. Так называемое «трёхмерное» постижение буквы.

Следует подчеркнуть, что когда речь идёт о поиске значения букв в Писании, имеются в виду корневые буквы, а не соединительные союзы, определенные артикли и другие орфографические элементы, не являющиеся основой слова.

Уже в первой главе Торы, повествующей о сотворении мира, фигурируют слова, начинающиеся почти со всех букв алфавита, что дает нам возможность постичь смысл каждой из них. Исключение составляет лишь буква ו — «вав». Интересно, что единственное слово в Торе, которое начинается с этой буквы, это слово «вавей» (Шмот 26:32), множественное число от слова «вав», являющегося названием буквы «вав». «Вавей а-амудим» — это предметы, на которые в переносном Храме прикрепляли «парохет» — занавес, отделяющий Святая Святых. (Слова «вилон» — «занавес» и «вэред» — «роза», начинающиеся с буквы «вав» — не исконно еврейские. Первое — заимствовано из персидского языка, а второе — родом из латыни.) Буква «вав» используется в качестве соединительного союза и, согласно Каббале, выражает связь между высшими мирами и материальным бытием.

Корень слова

Даже тот, кто лишь поверхностно знаком с ивритом, знает, что основой слов этого языка является их корень. Принцип этот иврит «позаимствовал» из Святого языка — языка Торы. Каждый корень, как правило, состоит из трёх букв. Построение корня происходит следующим образом. Две буквы составляют ядро — сердцевину слова, а при добавлении третьей буквы образуется корень. Для примера возьмем ядро גד — «гимел-далет». Если к этому ядру прибавить букву ל — «ламед», то получится корень ג — דל — «гадал», от которого образованы слова «гидуль» — «нарост», «итгадель» — «возвеличился», «гдула» — «величие».

Определение того, что является ядром корня, важно, поскольку именно соединение этих двух букв придает особенный смысл корню, который сохраняется и в других корнях с тем же ядром. Функция третьей буквы, образующей корень — создать ту или иную вариацию.

Иногда можно встретить слова с четырёхбуквенным или даже пятибуквенным корнем. Но все такие сложные корни, без исключения, состоят из двух ядер. Они образованы либо посредством удвоения того же самого ядра, как, например, «литалтель» — «переносить», либо — с помощью соединения двух разных ядер, придающих слову значение, обусловленное обоими. Раши, комментируя стих из книги пророка Ирмияу (16:5), пишет, что слово «марзеах» означает либо «пиршество», либо «траур». Тот, кто знаком со Святым языком, без труда сможет объяснить связь между столь разными, можно сказать даже противоречивыми понятиями. Корень מר — ז — ח — «мэм-рейш-зайн — хэт» — двухъядерный: «мар» — «горький» и «зах» — «изменить месторасположение» (см. Шмот 28:28 и комментарии к этому стиху). Теперь связь понятна: пиршество — это когда двигается, то есть льётся горькое питьё, которое помогает человеку отодвинуть в сторону горькое настроение, сменив его на весёлое, иногда подвигая при этом человека к горькой зависимости. Значение слова «марзеах», как «траур», также вполне оправдано: либо из-за горечи потери человек не находит себе места и постоянно двигается, либо он пытается вывести себя из состояния скорби, изгоняя из сердца горечь потери (Маарша, «Ктубот» 69б).

Рассмотрим ядро, состоящее из букв פ — «пэй» и צ — «цади»: «пэй» означает «выход наружу», а «цади» — «сила», «противостояние». Вот слова, образованные с помощью этого ядра: פצה — «пэй-цади-эй» — «с трудом открыть рот»; פצ— ח — «пэй-цади-хэт» — «колоть»; «дробить»; פצע — «пэй-цади-айн» — «рана»; פצצ — «пэй-цади-цади» — «разбивать».

Буква ל — «ламед» — это «стремление», «постижение», «поиск». С помощью этой буквы задают направление к чему-либо или к кому-либо. Соединившись, «пэй» и «ла — мед» составляют ядро פל , означающее выход к некой цели: פלג — «пэй-ла — мед-гимел» — «раздел», «размежевание»; פלט — «пэй-ламед-тэт» — «выброс наружу»; פלל — «пэй-ламед-ла — мед» — «вынесение приговора».

Ядро, состоящее из ק — «коф» и צ — «цади», несёт в себе идею завершения, конца. ק — «коф» — выражает некое пространство — «экеф», а צ — «цади» — «противостояние» — «цад ше-кенегед». ק — צ — ר — «кацар» — «короткий»; — ץ קצ — «кацац» — «размельчал». Кстати, удвоение второй буквы всегда привносит оттенок усиления, как, в данном случае размельчать — это резать много раз. Аналогично этому, происходит усиление и в корнях פצץ — «пэй-цади-цади» — «разбивать» и פלל — «пэй-ламед-ла — мед» — «вынесение приговора».

נד — «нун-далет» — «отдаление». נדה — «нун-далет-эй» — «нида» — «удаленная»; נדח «нун-далет-хэт» — «отверженный»; נדר — «нун-да — лет-рэйш» — «обет», «отказ от чего-либо»; נדד — «нун-далет-далет» — «кочующий».

Поскольку смысл слова во многом определяется двумя из трёх букв корня, между словами, в корнях которых есть две одинаковые буквы, существует явное родство. Пр ичём, как в том случае, когда у этих слов одинаковыми являются первая и вторая буквы (ядро), так и в том, когда у них одинаковые первая и третья или вторая и третья буквы. Рассмотрим несколько таких корней: נשל — «нун-шин-ламед», נשר — «нун — шин-рэйш» (отличается последняя буква), נזל — «нун-зайн-ламед» (отличается средняя буква), קשל — «коф-шин — ламед» (изменилась первая буква), — לח ש — «шин-ламед-хэт» (отличается последняя буква, а так же порядок первых двух). Слова, образованные от данных корней довольно схожи по смыслу: «опал», «упал», «вытек», «споткнулся», «отправил».

Ядро דק — «далет-коф» — означает «тонкость», «точность». Слова «дикдук» — «грамматика» — нет в Танахе, его создали мудрецы Торы, которые досконально владели тайнами Святого языка. Это слово образовано путём удвоения корневого ядра, что, как было сказано выше, привносит усиление. Разумеется, что если Тора — книга жизни, свод правил, законов, советов и пророчеств, то все в ней должно быть предельно вымерено, точно и конкретно. Поэтому её грамматика невероятно тонка и точна.

«Гимел»

Рассмотрим букву ג — «гимел». Значение этой буквы — «великий», «большой». Первый раз в Торе она встречается в словосочетании «великие светила» — «а-меорот а-гдолим» (Берешит 1:16). Название буквы «гимел» — «давать», «воздавать», а также «гмила» — «достижение зрелости» «независимость от других факторов». Всё это и даёт полное представление о сути данной буквы: величие в том, чтобы давать другим, отрешившись от собственной выгоды, то есть отдавать бескорыстно. Можно истолковать это также с другой стороны. Плод, взявший от дерева всё необходимое, после своего созревания, отрывается от него. Интересно, что практически каждый корень может выступать как в активном, так и в пассивном значении. Например, увеличиваться — увеличить. Буквы — это основа бытия, мира, души. А любая сила, данная свыше, должна быть использована, как для собственного роста, так и для того, чтобы помогать расти другим.

Приведём несколько примеров корней, содержащих букву гимел. גמר — «гимел-мем-рейш» — «завершение». «Гамаль» — «верблюд» — корень גמל — «гимел-мем-ламед». Запасы пищи, которые он отложил в горб, дают ему возможность не получать еду и питье извне в течение длительного времени: «отказ от внешних источников» — «гмила».

גדל — «гимел-далет-ламед» — «большой», «великий». «Далет» и «ламед» образуют ядро דל — «даль» — «недостаточный», «нищий», «лишённый», «обездоленный». Прибавление буквы ג — «гимел» показывает на прогресс, рост от недостающего к более полному. Ведь «гимел» — это «давать». И если лишённому восполнить недостающее, то он перестаёт быть лишённым. А тот, кто сумеет сохранить и не растеряет то, что ему доверили, показывает, что он взрослый, большой — «гадоль».

מל — «мем-ламед» — вторая и третья буквы названия буквы «гимел», соединённые вместе, выражают «наполнение», и, в то же время, «отсечение»: «мале» — «полный», «мила» — «обрезание», то есть отсечение, которое приводит к полноте и гармонии. Объединив ג — «гимел», означающую стремление давать, с буквами מ — «мем» и ל — «ламед», мы получим корень גמל — «гимел — мэм-ламед», который выражает гармонию того, кто даёт и наполнение того, кому дают. Дающий возносится духовно, совершив нравственный подвиг, а получивший становится более полным — материально или духовно — получив недостающие ему элементы. Это и есть суть буквы «гимел» — «воздавать», «помогать», и, вместе с этим — «вырасти», «достичь независимости».

ג — «гимел» — «рост» и ב — «бэт» образуют слова: «гова» — «высота», «гива» — «возвышенность», «гвура» — «мужество». Когда к этой паре присоединяется буква א — «алеф» — «сила», «доминантная роль», то получается слово «гаава» — «гордость», «гордыня». При удвоении-усилении буквы «гимел» возникает слово «гаг» — «крыша».

Сочетание букв ג — «гимел» и ז — «зайн» означает «отсечение». Корень ג — זר — «ги — мел-зайн-рэйш» — «резать»; גזמ — «гимел-зайн-мэм» — «обрезать ветви», גזל — «гимел-зайн-ламед» — «воровать», что является отсечением имущества другого человека. Интенсивная резка происходит при стрижке, поэтому её наиболее удачно выражает корень ג — ז — ז — «гимел-зайн-зайн» с удвоенной буквой «зайн» — «стрижка».

«Алеф»

Вернёмся вновь к букве א — «алеф», но уже более подробно. Как уже упоминалось, эта буква несёт в себе выражение силы, власти. «Алуф» — «главенствующий», «первенствующий». В книге пророка Ирмияу (3:4) титулом «алуф» назван Творец, Который Всемогущ, Всесилен, и по желанию Которого происходит всё. Первое слово в Письменной Торе, начинающееся с буквы «алеф» — это «Эло — ким» — Б-г, Всесильный («Брешит» 1:1).

«Человек» на святом языке называется «адам». Говорят мудрецы, что в создании человека участвуют трое: Всевышний, вдыхающий в него душу, и мать с отцом, дарующие ребёнку плоть. «Алеф» — это «Творец», а «далет» и «мем» образуют слово «дам» — «кровь», являющуюся жизненной силой человека. Говоря о данном слове, не возможно не упомянуть о гематрии — числовом значении буквы. Гематрия раскрывает понимание многих вещей в изучении Торы, выведении её законов и взаимосвязи между вещами. Она является одним из важных принципов толкования многих мест Танаха. В слове «адам» — человек — сочетание «далет-мем», которое отражает материальную часть человека, имеет числовое значение 44: «далет» — 4, «мем» — 40. Числовое значение слова «отец» — «ав» — 3 и слова «мать» — «эм» — 41, в сумме дают то же число — 44. Дополнительный смысл, заложенный в слове «адам» — это «домэ» — «подобен». Человек подобен Всевышнему, как сказано: «По образу и подобию создал его» (Берешит 1:27), хотя он и сотворён из праха земного — «адама».

Буквы Святого языка, помимо своей основной функции, обозначают также и цифры. От «алеф» до «тэт» — единицы; от «йод» до «цади» — десятки; девять специальных букв, которые используют в конце слов: «пэй софит», «цади софит» и другие — сотни. Тысяча — это максимальная единица отсчёта и её выражает также «алеф», но уже не тем, что она первая в порядке букв, а своим названием; «алеф» = «элеф». После тысячи начинаются комбинации уже существующих чисел, что связано с каббалистическими понятиями о четырёх мирах («Ацилут», «Брия», «Йецира», и «Асия»). Очень символично, что буква «алеф», идея которой «Творец», начинает и завершает перечень цифр и чисел, как сказано: «Ты — первый и Ты последний». Всё великое множество (тысяча) в реальности является единой системой. Точная слаженность, гармония и взаимосвязанность поразительно сложных и невероятно многочисленных элементов, бесспорно, свидетельствует о Единстве и величии Создателя.

Чтобы проиллюстрировать сказанное, приведем следующий пример. Художник отмерил нужные размеры холста, отрезал лишние части ткани и начал писать картину. На полотне возникало произведение искусства, а обрезками той же материи художник вытирал кисти. Чем отличается картина от лоскута, испачканного краской? Ведь они являются частями одного куска ткани, и на них находится краска одного состава? Они отличаются тем, что картина является плодом замысла художника, а на лоскуте мы видим хаотичное смешение случайных цветов. Точное сочетание красок и продуманная связь между различными элементами, продиктованные вдохновением мастера, делают картину картиной. Истинное произведение искусства отличается тем, что каждая, самая мелкая точка вписана в своё место. Всего одна точка из бесчётного множества других! И так действует каждая из около ста триллионов клеток тела человека, и каждый из более триллиона нервных окончаний человеческого мозга — вовремя, в чёткой последовательности и согласованно между собой. Согласно Каббале, число 1 выражает единство. Интересно, что гематрия слова «алеф» — 111. Если к этому числу прибавить 1000, то есть число, которое выражает название буквы «алеф», то получится 1111, — каким бы великим не было множество элементов, все они свидетельствуют о единстве их источника.

Выше было упомянуто, что не только название буквы и её смысловое наполнение, выведенное из Торы, помогает раскрытию смысла, заложенного в корнях слов, но и внешний вид буквы. Согласно правилам написания Свитка Торы, тфилин и мезузы, буква א — «алеф» — представляет собой наклоненную букву «вав», к которой с двух сторон примыкают два «йода». «Йод» и «вав» входят в четырехбуквенное непроизносимое Имя Творца, а сумма их числовых значений вместе равна 26 (6+10+10) — числовому значению этого Имени!

Слушай, понимай, держи равновесие

Вернемся к названию буквы א — «алеф». Его составляют три буквы: אלפ — «алеф-ламед-пэй». א — «алеф» — источник всего живого — Всевышний; ל — «ламед» — «поиск внутреннего смысла», פ — «пэй» — «выход», «уста». Внутренний смысл вещей следует постигать из учения Всевышнего, черпать из источника истины. «Уста» — это орган, с помощью которого происходит передача информации от учителя к ученику. Слово «пэле» — «чудо» — состоит из тех же букв, что и «алеф», но в обратном порядке: когда причинно-следственная связь очевидна, то это «алеф», а когда — нет, то это «чудо» — «пэле». פ — «пэй» — «открытый вход» или «открытый выход», а также «уста» — вместе это открытый от удивления рот. Буква ל — «ламед» — «поиск внутреннего смысла»; א — «алеф» — источник всего живого — Всевышний. Ты удивлён, увидел чудо? Ищи способ постичь его у Творца, Который вершит чудеса.

Передача от учителя к ученику происходит «из уст в уши». Слово «ухо» на Святом языке — «озен». Оно начинается с буквы «алеф». Слово «озен» — «ухо» и «мозна — им» — «весы» — однокоренные. От этого же корня происходит слово «изун» — «равновесие», «верные пропорции». Весы являются во всем мире символом справедливого суда. Постижение учения Творца делает человека справедливым, взвешенным и правдивым. Интересно, что вестибулярный аппарат, отвечающий за устойчивость и равновесие, находится именно в ухе. Это стало известно только около 200 лет назад, но люди на тот момент пользовались этим точным словом уже более 5700 лет!

Ядро זנ — «зайн-нун» означает питание. Стоящая перед этим ядром буква א — «алеф» придаёт корню смысл духовной пищи, которой является слушание. Когда эта информация исходит от Всевышнего (что символизирует буква «алеф»), то она истинна, и её постижение ведет к добру. В качестве дополнения картины заметим, что נ — «нун» в качестве первой буквы впервые встречается в Торе в слове «нефеш» — «душа». Таким образом, слово «озен» складывается из: א — «алеф» — «Творец», ז — «зайн» — «питает», «наполняет», «насыщает», נ — «нун» — «душу» человека мудростью, добром, любовью, вечностью.

Памятник нерукотворный

Рассмотрим слово «песель» — «статуя», «скульптура», «изваяние». Начальная буква этого слова פ — «пэй». Первое слово в Торе, которое начинается с буквы פ — «пэй» (Бе — решит 1:2) — это слово «пней» — «внешняя сторона», «поверхность». Название этой буквы — «уста», «вход», «выход». Соединив значение и название буквы «пэй», мы получим «вторжение», «внедрение».

Далее следует буква ס — «самех». Эта буква означает «силук» — «устранение», а также «седер» — «последовательность», «чёткий порядок». Даже внешний вид этой буквы — замкнутый круг, символизирует порядок, очертание границ, которые не преступают. Название буквы «самех» — «подпирать» — «лисмох» и «находиться по близости» — «самух».

В любой конструкции необходимо, чтобы отдельные элементы не только были размещены в определённом порядке, но также чтобы они находились на нужном расстоянии друг от друга — так называемое понятие структуры. Даже если все части находятся в верном порядке, но расстояния между ними не соблюдены, то система не исправна. Идея, которую несёт буква «самех» — это одновременно и правильный порядок отдельных частей («седр») и соблюдение нужной близости между ними («самух»).

Третья буква слова «песель» — ל — «ла — мед» — означает «стремление к цели». Даже её внешний вид напоминает полёт ввысь. Название буквы — это «учение», «постижение» — «лимуд». Общее значение — «стремление достичь некую интеллектуальную цель».

Постараемся собрать воедино полученные элементы: «вторжение внутрь» — для того, чтобы «придать определённую форму, устранив лишние элементы» — ради «достижения некой интеллектуальной цели». Скульптор, вторгаясь внутрь камня, каждым ударом придаёт ему искомую форму, где все элементы находятся в чётком порядке, создавая тот самый образ, который он всё это время вынашивал в своём сознании. Так у нас сложилось слово «песель» — «скульптура», «изваяние», «статуя».

Слово «псолет» — это «отбросы», «мусор», то есть то, что скульптор отсекает, создавая изваяние, имеет, как мы это видим тот же корень, что и слово «песель». Ведь отсечение лишнего необходимо для выявления формы, скрытой в глыбе. Ещё одно слово, имеющее тот же корень — «пасуль» — «вещь, непригодная для той цели, которую собираются достигнуть».

Слово «лефалес» — «делать прямым». Царь Шломо («Мишлей» 4:26) пользуется этим глаголом, советуя нам делать свой путь прямым, и стараться, чтобы каждый шаг жизни был сделан верно. Этот же корень мы встречаем в слове «пелес», означающем инструмент, которым пользуются для определения прямоты пола и потолка, отвесности стен, для того, чтобы здание получилось ровным, прямым и, соответственно, устойчивым. Слово «пелес» состоит из тех же букв, что и «пе — сель», только в изменённом порядке. פ — «пэй» — «внешняя поверхность» (стены, потолок, пол), которую изучают и проверяют. «Изучение», в данном случае «проверка» — это, как мы уже знаем, буква ל — «ламед». А прочность строения и верная конфигурация — это буква ס — «самех».

Сравнивая слова «песель» и «пелес», можно заметить, что значение слова напрямую зависит от последовательности составляющих его букв. При создании скульптуры в каждом отдельном действии нет законченности, нужная форма будет достигнута только в конце работы, поэтому ל — «ламед» — идея конечной цели — в слове «песель» находится в конце. В слове «пелес» буква «ламед» — «постижение» — вторая по счёту. Она ближе к началу, а значит, её роль доминантная. Ведь при всей интеллектуальности работы скульптора, он создает свое творение физическими действиями. А проверка прямоты стен здания является мысленным процессом. Заметим, что слово, обозначающее понятие, противоположное прямоте, состоит из тех же коренных букв, только в обратном порядке: «силуф» — «искривление».

Рассмотрим ещё несколько корней, ядро которых состоит из букв פס — «пэй-са — мех». פסק — «пэй-самех-коф» — «прерывать»; פסח — «пэй-самех — хэт» — «перепрыгивать». Слово «ничего» на святом языке — «эфес». Присутствие ядра פס — «пэй-самех» придаёт всем этим словам значение «отрыв», «отсечение», как мы уже это видели, рассматривая работу скульптора.

Рассмотрим ядро סל — «самех — ла — мед». סלק — «самех-ламед-коф» — «устранять»; סלל — «самех-ламед — ламед» — «прокладывать путь», «устранять преграды»; סלח — «самех-ламед — хэт» — «прощать», то есть та же идея — «устранять» — «устранять обиды».

Внешнее и внутреннее

Буква ב — «бет» — это «байт» — дом в его сущностном понимании. Не строение, а царящее в нём настроение: теплота, доброжелательность, любовь. Когда Тора говорит о внутреннем содержании чего-либо, она использует слово «байт». Всевышний повелевает Ноаху облицевать ковчег «изнутри» — «ми-байт» (Берешит 6:14). «Ми-байт ле-парохет» (Ш мот 26:33) — «С внутренней стороны от занавеса» (речь идёт о Святая Святых — наиболее важном и скрытом помещении Храма).

Значение, которое буква ב — «бет» — обычно придаёт словам — это «внутри», «в чём-либо». Буква פ — «пэй», как мы помним, является выражением чего-то внешнего, выхода, через который стремятся наружу, или входа, через который проникают внутрь. То, что можно воспринять органами чувств — оно внешнее. А то, что постигается разумом — внутреннее. ב — «бет» — «бина» — «мудрость» — постижение причинно-следственной связи, логики вещей и взаимозависимости событий. פ — «пэй» — «пней а-маим» — внешняя поверхность водоёма.

В свитках Торы буква פ — «пэй» — пишется, как обрамление буквы ב — «бэт» — פ. Причём чернила выписывают внешнюю видимую поверхность, а внутри остаётся незаполненное пространство в форме буквы ב — «бет» — «бина» — «постижение мудрости».

Интересно заметить, что в святом языке нет ни одного корня, включающего одновременно и «пэй» и «бет». Ведь внешнее это не внутреннее, а внутреннее — не внешнее. И всё же, буква «пэй» учит нас, что за всем внешним следует стремиться увидеть внутреннее содержание.

Всевышний создал весь наш мир посредством буквы ה — «эй» («Менахот» 29б). И, хотя в этом заложены глубочайшие таинства бытия, уже при первом приближении становится ясно, что важность даже одной буквы в Святом языке, согласно еврейскому мировоззрению, невероятна. Для того чтобы изменить принципиальные аспекты судьбы человека, Творец иногда меняет буквы в его имени. Мы видели это у праотца Авраама, которого прежде звали Аврам, у праматери Сары, которую прежде звали Сарай, у пророка Йеошуа[2] и у других. Понятно, что пользоваться таким драгоценным сокровищем, как буквы Святого языка, необходимо с особой осторожностью.

Наш великий учитель Рама, ашкеназский законодатель, в примечаниях к своду «Шулхан Арух» (раздел «Йорэ Деа» 284.2), приводит мнение, согласно которому не следует записывать будничную информацию шрифтом «ашурит», которым пользуются для написания Свитков Торы. В книге «Питхей Тшува» («Йорэ Деа» 283.3) написано, что один из великих мудрецов Торы не хотел использовать «ашурит» при написании текста на могильной плите своего сына и предпочел другой шрифт.

Рамбам в книге вопросов и ответов «Пеэр а-Дор» (п.7) пишет, что поскольку на языке этом дарована Тора и сделаны надписи на Скрижалях Завета, неверно пользоваться им в повседневной жизни. Сыны Израиля всегда писали будничные тексты, используя другие формы букв. Описывая месторасположение стен праздничного шалаша «сукки», многие комментаторы Талмуда пользуются греческой буквой γ («гамма»). Автор комментария «Хохмат Маноах» к книге Рамба — ма «Йад а-Хазака» объясняет, что это связано с тем, что из уважения к святому языку мудрецы не хотели использовать его буквы в качестве наглядной информации даже для объяснения законов Торы. В книге вопросов и ответов «Рав Поалим» («Йорэ Деа» 4.32) главный раввин Багдада раби Йосеф Хаим, автор книги «Бен Иш Хай», пишет, что запрещено пользоваться «ашуритом» для написания свадебных приглашений. И к этому склоняется сын Хатам Софера, автор респон — сов «Ктав Софер» (раздел «Эвен а-Эзэр», п. 22), хотя и пишет, что в приглашениях его отца был использован «ашурит».

Завершить это небольшое путешествие в тайны нашего великого языка хотелось бы словами восхваления Всевышнему, которое многие поколения еврейский народ возносит Творцу во время праздничных молитв: «…и возвысил нас из всех языков». Одно из проявлений величайшей любви, которую Всевышний изливает на народ свой — это дарование нам столь чудесного и возвышенного языка.


[1] Рамбам («Яд а-Хазака», «Илхот Сефер Тора» 7.8) приводит в качестве закона, что переписчик святых текстов должен строго соблюдать правила написания увеличенных и уменьшенных букв, а также правила написания помеченных и необычных букв, таких как «а-пеин а-лефуфот», «акумот» («искривлённых») — чтобы они были написаны именно так, как их всегда переписывали писцы («соферы») один у другого. В своем предисловии к комментарию на Тору, он пишет, что всё то, что было передано (Всевышним) Моше Рабейну в пятидесяти вратах мудрости, полностью записано в Торе — либо прямым текстом, либо заложено в ее словах в виде намёка, с помощью числовых значений и формы написания букв, обычной или изменённой, как, например, «а-лефуфот», «а-акумот» и др., в окончаниях букв и их «коронках». Подобно этому пишет и ученик Рамбана, рабейну Бехайе, в комментариях к Торе (Берешит 11:32): «…ибо это является проявлением совершенства Торы и намёками, которые таятся в её буквах, ибо именно для этого используются в Торе “перевёрнутые”, “подвешенные”, “искривлённые”, “закрученные”, “увеличенные”, “уменьшённые”, “меченные” и “выделенные” буквы, чтобы через можно было бы постичь пятьдесят врат мудрости, которые открылись Моше».

[2] Примечательно, что Йеошуа в Танахе всегда назван «Йеошуа бин Нун», а не подобно другим: «бен Нун». Автор книги «Коэлет Моше» пишет, что дело в том, что в добавленной к имени Ошеа букве «йод», взятой от имени Сарай, для того, чтобы получилось имя Йеошуа, недоставало в огласовке двух точек. Поэтому слово «бен» (сын «такого-то») огласовано «хириком», имеющим одну точку, а не «сеголем», который составляют три точки.


В этой главе Тора продолжает повествовать о жизни праотца Яакова: Яаков возвращается в родные края, где ему предстоит встреча с Эсавом. У Яакова есть все основания предполагать, что Эсав хочет его убить. Читать дальше

Недельная глава Ваишлах

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Итак, Яаков возвращается в родные края. Ему предстоит встреча с Эсавом. У Яакова есть все основания предполагать, что Эсав хочет его убить. Недельная глава «Ваишлах» («И послал») начинается с рассказа о том, как Яаков готовился к встрече с братом. Он сделал три вещи: собрал подарок, помолился Б-гу и снарядился к войне. И все эти три действия имели глубокий смысл. Начнем с третьего. Всех своих спутников, и скот, и верблюдов Яаков разбил на два отряда. Расчет у него был такой: если погибнет один отряд, то может спастись второй. Действие Яакова учит нас, что нельзя сосредоточивать все в одном месте...

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваишлах

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Почему молчал Яаков?

Борух Шлепаков

Праотец переживает страшную трагедию. Его дочь Дина становится жертвой притязаний Шхема. Почему же Яаков молчал, узнав о произошедшем?

Родители не должны ставить никого из детей в привилегированное положение. Ваешев

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Родители должны постоянно следить, чтобы их слова и действия не вызвали у братьев и сестер антагонизма. Последствия могут быть трагичными, как это следует из Торы.

«ВАИШЛАХ» («И ПОСЛАЛ»). Две опасности

Рав Бенцион Зильбер

Яаков уходит от Лавана и возвращается на родину. Ему предстоит встретиться с Эсавом, что небезопасно, поскольку, как сообщили Яакову вестники, Эсав вышел ему навстречу с большим отрядом. Яаков отправляет Эсаву дары, на всякий случай готовится к бою, разбив свой лагерь на два стана, и просит Б-га о благополучном исходе встречи. Далее в главе говорится о разрушении города Шхема, о рождении у Рахели второго сына — Биньямина (двенадцатого сына Яакова), а также о смерти Рахели и Ицхака. В конце главы приводится родословная Эсава.

Сделка с дьяволом или сила духа?

Рав Арье Кацин

Коментарии к недельной главе Льва Кацина

Врата востока. Недельная глава Ваишлах

Исраэль Спектор,
из цикла «Врата востока»

Восточные истории, комментирующие недельную главу Торы.

Недельная глава Ваишлах

Рав Реувен Пятигорский

По материалам газеты «Исток»