Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Благодаря проекту просеивания грунта с Храмовой горы стали обнаруживаться новые и новые археологические находки, доказывающие истинность Торы и Танаха. И вот недавно была обнаружена печать, принадлежавшая высшему сановнику времен Первого Храма

Практически вся территория Израиля представляет собой огромную, скрытую под землей, энциклопедию. Почти в любом месте слегка копни — и найдешь глиняный черепок, которому несколько тысяч лет.

При этом ситуация с археологическими раскопками в Израиле совершенно ужасающая. Все неравнодушные израильские экскурсоводы с болью в сердце рассказывают о том, как, обнаружив древнюю синагогу или даже целое поселение, археологи вновь засыпают раскоп специальным «облегченным грунтом» — для следующих поколений.

Официальная причина этого в том, что у государства нет таких средств, чтобы проводить широкомасштабные повсеместные раскопки. Истинная же причина гораздо серьезнее. Ведь хотя многие состоятельные люди готовы вложить в раскопки свои частные капиталы, попытки эти пресекаются, и всё проводится только под руководством Министерства древностей.

Дело в том, что археология в Израиле — это вопрос политики и мировоззрения. И столько же времени, сколько существует археология, существует и так называемая «теория библейской критики», которую также называют «теорией подделки Библии». Приверженцы этой теории утверждают, что Тору следует рассматривать не как единый текст, а как механическое объединение нескольких «источников», что у Торы было несколько авторов, и что все Пятикнижие полно «поздних вставок». В принципе, теорию можно выдвинуть любую — пока не существует научных подтверждений истинности Торы.

Но несмотря на отсутствие средств, сопротивление левых сил, на антирелигиозность самих археологов — Святая Земля начала показывать свои сокровища. Появление на свет Свитков Мертвого моря и жертвенника на горе Эйваль начало расшатывать библейскую критику, которая, ссылаясь на «науку», утверждала, что Тора, по сути, является сплошной подделкой.

Благодаря проекту просеивания грунта с Храмовой горы стали обнаруживаться новые доказательства истинности Торы. Все началось, когда на южном склоне Храмовой горы в 1996-м году начали строить мечеть, и для этого удалили древние залежи накопившегося грунта. Раскоп производился с помощью тяжелой техники и без археологического надзора. Извлеченный грунт был сначала собран на свободной территории на востоке Храмовой горы, а затем вывезен на сотнях грузовиков и выброшен на городской свалке в Эль-Азарие, в районе перекрестка Цомет А-Заим, в долине Кедрон, а также на старом участке Отдела общественных работ, что на улице Невиим.

В 2005-м году был инициирован проект просеивания грунта, вывезенного с Храмовой горы, с целью его изучения и исследования, насколько возможно, и спасения артефактов, которые еще не разрушены полностью. Проект проводится под академической эгидой Университета Бар-Илан. В рамках этого проекта грунт был перевезен в Национальный парк Эмек-Цурим, где специалисты и добровольцы начали кропотливую работу по спасению от уничтожения сотен археологических артефактов.

И вот недавно в ходе просеивания была обнаружена печать (по-латински — булла), принадлежавшая высшему сановнику Иудейского царства, жившему около 2.600 лет назад, то есть во времена Первого Храма.

Такого рода печати использовались в древние времена для запечатывания писем — чтобы сохранить неприкосновенность их содержания до получения адресатом.

Диаметр печати — всего один сантиметр, но на ней хорошо видна надпись «Адоньяу ашер аль а-байт» — то есть «Адоньяу, начальник над домом», и это позволяет ученым прийти к заключению, что владелец печати был «первым министром» древнего еврейского государства, как, например, Овадьяу (Овадья), который служил при дворе царя Ахава и спас пророков от царицы Изевель (см. Книгу Царей I) и Эльяким бен Хилькияу, выполнявший эту должность при царе Хизкияу и проводивший переговоры с парламентером ассирийского царя Санхерива — Равшаке. Тем же титулом еще раньше величал фараон и Йосефа (Берешит 40:41).

Нам известны по крайней мере три человека в истории, которых звали именем Адоньяу. Один из них — сын царя Давида, другой был левитом во времена правления царя Йеошафата, а третий жил во времена Нехемьи.

В марте 2019 в Городе Давида была найдена другая редкая булла, принадлежавшая Нетану-Мелеху, слуге царя (ле-Нетан-Мелех эвед а-мелех). Имя Нетана-Мелеха («царедворца, что в поместье» царя Йошийау) упоминается в Книге Царей II (23:11), и археологи утверждают, что эта находка явилась первым доказательством того, что описанные в Танахе события являются не только вопросом веры, но также историческим фактом.

Ценность как этой находки, так и буллы с именем Адоньяу (в отличие от многих других подобных печатей, продающихся на черном рынке, происхождение которых не доказано), состоит в том, что эти артефакты были найдены в правильном археологическом контексте. Контекст — это намного больше, чем просто место находки: он включает хронологические и пространственные связи. А булла с именем Адоньяу была найдена не просто в Иерусалиме, а при раскопках большого двухэтажного здания, в котором во времена Первого Храма располагался административный центр Иудеи.

Еще раньше, в феврале 2018-го года, в раскопках Офеля у подножия Храмовой горы (недалеко от того места, где в 2015-м году была обнаружена печать царя Хизкияу) археологи нашли еще одну печать — с надписью «ле-Йешаяу», — которая, скорее всего, принадлежала не кому иному, как великому пророку.

Надпись на печати с титулом Адоньяу «ашер аль а-байт» дает ученым шанс разгадать еще одну историческую загадку, ключи к которой было невозможно подобрать в течение последних 150 лет — с момента раскопок 1870-го года, произведенных в Иерусалиме французским археологом Шарлем Клемоном-Ганно. Обнаруженное тогда каменное захоронение времен Первого Храма содержит надпись (на нее можно посмотреть в Британском музее), в которой есть и слова «ашер аль а-байт» и три последние буквы имени, совпадающие с окончанием имени Адоньяу.

До сих пор ученые полагали, что в этой могиле был захоронен знатный вельможа при дворе царя Хизкияу — Шевна, которого также называли Шеваньяу, но новая находка дает основание начать новые изыскания, связав захоронение с другим сановником — Адоньяу.

К какому бы выводу ни пришли ученые, ясно, что личная печать приближенного еврейского царя периода Первого Храма — это еще одно звено в длинной цепи еврейской истории Иерусалима. Каждая новая находка является историческим подтверждением того или иного факта, содержащегося в Писании, и даже самым антирелигиозным скептикам уже пришлось замолчать.


Глава повествует о перипетиях в жизни праотца Яакова: о знаменитой «лестнице в небо» — пророческом сне Яакова, о его встрече с Рахель, пребывании Яакова в доме Лавана, женитьбе и рождении детей, будущих прародителей колен Израилевых. Читать дальше

Недельная глава Ваеце

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

По материалам газеты «Исток»

Избранные комментарии на недельную главу Ваеце

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г находится вместе с нами. Яаков почувствовал это, увидив сон о лестнице, ведущей в небо. Этот мир полон соблазнов, но следует помнить, что присутствие Творца помогает справиться с ними.

Все, что произошло между Яаковом и Эсавом, произошло затем между потомками Эсава и потомками Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

События, произошедшие с Яаковом и Эсавом, служат предысторией всего того, что переживали их потомки. Многовековое противодействие присутствует и в наши дни.

Четыре жены Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

От четырех жен Яакова произошли двенадцать колен. Это не случайное стечение обстоятельств, а воля Б-га.