Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Перочинный ножик, который повлиял на решение богача

Р. Даниэль Яфе был очень богатым человеком и всячески поддерживал изучение Торы. В частности, он удостоился оказывать существенную поддержку раби Йосефу Теомим, автору «При Мегадим». Когда рав Йосеф жил в Берлине, он учился и писал свои труды в бейт-мидраше р. Даниэля, полном еврейских книг.

Но не всегда р. Даниэль был богачом: в юности он был очень беден и работал на конюшне у торговца лошадьми вместе с р. Давидом Варишнером, который был очень праведным и Б — гобоязненным человеком. После этого р. Даниэль уехал в Берлин, преодолев немало трудностей на своем пути. Сначала он устроился посыльным в большом торговом доме, потом нашел себе учителя — студента, который обучил его основам экономики и бухгалтерского дела и прочим премудростям, необходимым, чтобы преуспеть в бизнесе. Вооружившись этими знаниями, р. Даниэль стал бухгалтером в другом торговом доме, сделал карьеру, женился на девушке из богатой семьи, на деньги приданого открыл собственный банк и вскоре разбогател. Его честность в делах и любовь к благотворительности снискали ему большое уважение в обществе, и вскоре он стал одним из парнасов — глав общины в Берлине. Таким образом, полностью сбылось сказанное нашими мудрецами: перемена места ведет к перемене мазаля — судьбы.

Тем временем, его товарищ р. Давид остался на прежнем месте и в прежней бедности. Но Всевышний послал ему замечательную дочь, Сару, обладающую исключительными достоинствами, скромную и Б-гобоязненную. У соседа р. Давида, р. Дова Кутнера был сын Авраам — выдающийся знаток Торы. Узнав о достоинствах соседской дочери, р. Авраам сам попросил отца устроить им сватовство. Р. Дов пришел к р. Давиду с предложением, но выставил также условие: приданое в 10 000 талеров. Р. Давид воскликнул: «Вы же знаете, в какой бедности мы живем, я не смогу собрать даже треть, даже четверть этой суммы!» На что р. Дов ответил: «Слышал я, что когда-то Вы работали вместе с р. Даниэлем Яфе, который сейчас один из самых богатых людей и глав общины в Берлине. Так поезжайте к нему, и он, несомненно, даст Вам все, что Вы попросите».

Делать нечего: собрался р. Давид в путь и вскоре прибыл в Берлин…

День был ясный и теплый. Р. Даниэль завтракал на террасе своего дома-дворца и читал книгу «Эйн Яаков». Вдруг к нему подошел какой-то еврей, сказал «Шалом алейхем, р. Даниэль», и принялся умолять помочь с приданым его дочери. Поначалу р. Даниэль не узнал его, принял за одного из многочисленных просителей и хотел дать ему одну монету. Но незнакомец не принял ее, сказав: «Не за этим я пришел. Неужели ты не узнаешь меня, своего товарища по работе на конюшне, Давида Варишнера?» Р. Даниэль воскликнул: «Друг мой, р. Давид, извини, что не признал тебя сразу, ведь с тех пор прошло уже сорок лет! Садись же вместе со мной, позавтракаем и побеседуем».

Так сидели они рядом, богач и бедняк, и предавались воспоминаниям о минувших днях.

В числе прочих, вспомнил р. Давид один случай: «Ты помнишь, р. Даниэль, как однажды был у меня хороший перочинный ножик со множеством лезвий и штопором, и ты очень захотел его приобрести, но у тебя не было денег. Помнишь, как ты сказал мне, что когда разбогатеешь, отдашь мне за него все свое состояние, что превысит 10 000 талеров? Я согласился, и мы скрепили свой договор рукопожатием…». Тут р. Давид заметил, как побледнел его друг, и с тревогой спросил: «Что случилось?» Р. Даниэль поспешил распрощаться с ним, сославшись на головную боль, и попросил прийти к нему в четыре часа пополудни…

Как только р. Давид удалился, р. Даниэль позвал свою супругу и сказал ей: «Дорогая жена, сейчас стало мне известно, что я потерял все свое состояние». Ответила праведная женщина: «Г-сподь делает, как правильно в Его глазах, Он дает богатство, и Он же его забирает. Расскажи мне, дорогой муж, что случилось?» Р. Даниэль рассказал ей всю эту историю. Жена сказала ему: «Не кажется мне, что эта сделка может считаться действительной. Ведь никому не придет в голову отдать все свое состояние за копеечный ножик».

Ответил ей р. Даниэль: «Это произошло 40 лет назад. Если бы я заплатил, и р. Давид купил на эти деньги немного товару, продал его с маленькой прибылью, купил бы еще, выиграл бы еще, и так далее, мог бы быть сейчас богатым. Вот послушай, что прочитал я в “Эйн Яаков”».

И р. Даниэль рассказал жене известную историю о раби Ханине бен Доса. О том, как пришел один человек в Иерусалим, купил там на деньги «маасер шени»[1] кур, и проходя мимо дома р. Ханины, отвлекся на какое-то срочное дело и оставил их во дворе праведника, а потом забыл их забрать. Рабби Ханина вернулся домой и нашел у себя во дворе кур с несколькими отличительными признаками. Куры несли яйца, высиживали цыплят, и скоро их стало так много, что они начали мешать людям. Тогда рабби Ханина продал всех кур и купил на эти деньги коз, но и те вскоре так расплодились, что у рабби Ханины оказалось целое стадо. Спустя какое-то время проходил в тех краях хозяин кур, вспомнил о них и рассказал об этом своему спутнику. Рабби Ханина услышал их разговор, выбежал из дома и спросил этого человека об отличительных признаках забытых кур. Тот перечислил их, и тогда сказал ему рабби Ханина: забирай их. И вывел из сарая стадо коз.

«Вот видишь, — сказал р. Даниэль жене, — сколько усилий затратил рабби Ханина на уход за курами, их продажу, покупку коз и уход за ними. А потом отдал это все хозяину парочки кур! Так неужели я, когда-то лишив друга возможности сколотить состояние, теперь заплачу ему только жалкие гроши за ножик?» Ответила ему жена: «Не знаю, что тебе сказать, знаю только, что говорили наши мудрецы, благословенной памяти: “Сделай себе рава и удались от сомнения”. Так что послушай меня, поезжай к раввину Берлина рабби Цви Гиршу Левину, большому мудрецу Торы, и он тебе скажет, как поступить». Р. Даниэль согласился с мудрым советом жены, распорядился снарядить карету и поехал к раввину. По дороге он получил множество приветствий от прохожих, которые высоко ценили его щедрость и добрые дела…

Приехав к раввину, который сидел в окружении учеников, р. Даниэль попросил поговорить с ним наедине. Раввин пригласил его в одну из комнат, и р. Даниэль рассказал ему со слезами на глазах об этом злополучном договоре. Внимательно выслушав его, раввин сказал:

«Успокойтесь, р. Даниэль, про вас сказано: “От благословения Всевышнего разбогатеешь, и не будешь знать печали”. Согласно букве закона, вы не должны своему другу ни гроша, ибо таков Закон: человек не может распоряжаться ни тем, что не существует, ни тем, чем он не обладает, а только предполагает, что будет этим обладать. Ваш друг р. Давид также не полагался на ваше тогда не существующее богатство, и отдал вам нож исключительно в качестве подарка». Р. Даниэль спросил: «Значит, по мнению рава, я не должен ничего ему платить? А как же поступок рабби Ханины бен Доса?» Раввин ответил: «Рабби Ханина действовал в соответствии с мидат хасидут — выше буквы закона, и из этого нельзя выводить практические законы. Закон таков, как я уже сказал. Но если вы захотите сделать добро своему другу, это будет поступок, заслуживающий благословения».

Р. Даниэль вышел от раввина успокоенный и в хорошем настроении поехал домой. Вернувшись, он первым делом рассказал жене о решении раввина. Затем поехал в свой банк и вынул из сейфа 100 000 талеров, а затем, как ни в чем не бывало, вернулся на свою террасу обедать и продолжать чтение «Эйн Яаков». Там и нашел его р. Давид, придя в 4 часа, как и договорились. Увидев его, р. Даниэль встал с места, обнял и тепло поприветствовал друга. Р. Давид сказал: «Я рад, что тебе уже лучше». Р. Даниэль ответил: «Да, мне было нехорошо, но теперь я чувствую себя отлично!» Он угостил друга чашечкой кофе и тогда достал из ящика стола заранее приготовленные деньги. «Здесь сто тысяч талеров, — объяснил он, — Десять тысяч дай в приданое своей дочери, как и обещал. Пятьдесят тысяч вложи в какое-нибудь дело — пусть дает прибыль, которая пригодится вам на старости лет. А остальное — на свадебные расходы и украшения для невесты». Р. Давид Варишнер сидел, не веря своим глазам — такой огромной суммы он в жизни не видел! Он только и смог произнести: «Это слишком много!» Р. Даниэль ответил: «Но я должен тебе за ножик все свое имущество, кроме десяти тысяч талеров, и поверь, мне осталось еще намного больше». Р. Давид возразил: «Но ведь тот ножик я тебе отдал в подарок. Я и представить себе не мог, что ты достигнешь такого богатства». Р. Даниэль сказал: «Вот и я даю тебе все эти деньги в подарок, тебе они пригодятся, особенно в старости. И поверь, по сравнению со всем моим имуществом, которым благословил меня Г-сподь, эта сумма ничего не значит. Так возьми же ее, друг мой, и отпразднуй свадьбу своей дочери пышно и весело». Р. Давид больше не стал отказываться и вернулся домой в роскошном экипаже. Свадьба р. Авраама Кутнера и Сары Варишнер состоялась спустя несколько месяцев и была роскошной и радостной. И р. Даниэль Яфе тоже радовался тому, что смог помочь своему другу юности, и о нем сказано: «Изобилие и богатство в доме его, и (воздаяние за) справедливость его пребывает вовеки» (Теилим, 112:3).


[1] «Вторая десятина», ее отделяют после первой. Плоды второй десятины не нужно никому отдавать, но следует съесть их в пределах Иерусалима, или выкупить, а на деньги купить снеди, и съесть ее в Иерусалиме, при этом можно делиться второй десятиной с кем угодно.

По книге «Ветвь фамильного древа» («Анаф Эц Авот»)


Шестая заповедь. «Не убивай»

Рав Ефим Свирский,
из цикла «Десять заповедей»

В основе запрета на убийство лежит известное библейское положение о том, что человек создан по образу и подобию Всевышнего. Поэтому убийство - не что иное, как дерзкий и открытый бунт против Творца.

История жизни

Неизвестный автор

Добро, которые мы делаем другим людям, впоследствии возвращается. История о солдате, который был ранен арабским снайпером.

Под кровом Всевышнего

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Б-гобоязненный человек позаботится, чтобы за его столом каждый день сидел бедняк; он будет относиться к нему так, словно это один из праотцев, и подаст ему лучшие блюда, как подал бы их небесным гостям.

Корни семьи Штернбух

Сара Шапиро,
из цикла «Как смогу я видеть бедствие...»

На протяжении веков евреи страдали от преследований и погромов. Но и очередное место жительства не было благосклонно к переселенцам.