Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Что может родиться от лени? Только неуспех»Раби Шломо Ибн-Габироль
Суть различия между буквальным смыслом законов и их основаниями на примере сказанного в конце главы Итро

«Отдались от зла и твори добро, ищи мира и стремись к нему»[20].

На исходе святого шаббата главы Мишпатим я обещал записать кое-что из возникших тогда мыслей, однако их невозможно изложить письменно, разве что совсем вкратце. Сказано в Торе: «И вот законы, которые ты поместишь перед ними»[21]. Так это повеление разъясняет Раши: «Сказал Всевышний, благословен Он, Моше: “Не подумай: “Я повторю им каждую главу и закон по два или три раза, пока услышанное для них полностью не прояснится, но не буду утруждать себя разъяснением смысла и основания всех законов”. Поэтому сказано: “И вот законы, которые ты поместишь перед ними”»[22], — подобно накрытому столу, где все готово для трапезы»[23].

Мы показали суть различия между буквальным смыслом законов и их основаниями на примере сказанного в конце главы Итро: «И когда будешь делать Мне жертвенник из камней, не клади их тесаными, чтобы свой меч ты не занес на него и не осквернил бы его»[24]. И говорит Рамбан: «Здесь указывается на запрет прикасаться к камням жертвенника железом, как сказано: “Из цельных камней построй жертвенник Г-споду, Б-гу твоему…”[25], “И построй там жертвенник Г-споду, Б-гу твоему, жертвенник из камней, и не заноси над ними железа”[26]»[27]. Я полагаю, что основание этой заповеди в том, что из железа изготавливается меч — «חרב», приносящий бедствие миру, что на Святом языке имеет значение «חורבן» — «разрушение». И вот, ненавидимый Б-гом Эсав получил в наследство меч, и как ему предрек Ицхак: «И мечом своим ты будешь жить…»[28]

Это мы имеем в виду, говоря, что «жить своим мечом» — означает разрушать, уничтожать и опустошать. И именно такова основа существования нечестивого Эсава. Червь, называемый «пиявка», охотно высасывает отравленную и зараженную кровь и вместе с ней различные телесные болезни, ибо ему приятен их вкус, однако в результате это его самого приводит к смерти. Данную идею подробно разъясняет рабби Хаим Виталь в книге «Шаарей Кдуша»: «Когда святость оставляет человека, им овладевает дух нечистоты… И оказывается, что он питается нечистой и отвратительной пищей»[29], — и внимательно изучи первоисточник. В точности такова же природа сладости греха. В этом и состоит смысл слов Торы «мечом своим (то есть разрушением и опустошением) ты будешь жить»[30]. Таковой и является жизнь нечестивого Эсава до тех пор, пока, наконец, она не «отравит» его и он не погибнет, поскольку такая жизнь для человека — смертельный яд. Об этом же сказано в книге «Томер Двора», что «козла отпущения» посылают ангелу Эсава, поскольку грехи поддерживают его жизнь до тех пор, пока, в конце концов, не отравят его, и он не погибнет. Насколько же важно каждому человеку отказаться от нечистого и отвратительного хлеба, дабы тот не погубил его, что подробно разъясняется в книге «Шаарей Кдуша». Поэтому злодеи еще при жизни называются «мертвыми»[31]. Из этого мы учим, что непременно необходимо питаться только святым: чистым и незагрязненным хлебом, выращенным в месте святости, — и обо всем этом мы уже писали. Теперь же вернемся к комментарию Рамбана. Меч обладает силой на Небесах и на земле, ибо связан с планетой Марс и соответствующими созвездиями; успех ему несут кровь и разрушение, и именно в них проявляется его сила. Поэтому да не будет он внесен в Дом Б-га… По этой причине в Мишкане не использовали железо, и в Вечном Храме Б-га тоже не было никаких железных принадлежностей кроме ножей для зарезания жертвенных животных, поскольку это действие не является частью служения, ведь его может осуществить каждый еврей, даже если он не коэн. И вот, царь Шломо добавил к этому запрету требование, чтобы во время строительства Храма в Иерусалиме не раздавалось даже скрежета железных инструментов»; и следует внимательно изучить первоисточники.

Всевышний запретил в Своем Доме использование всякого железа даже для того, чтобы только лишь вырубить из скалы и обтесать камень для жертвенника — ведь железо несет разрушение. И мы должны разобраться, в чем заключается грех железа, ведь оно не более чем «глина в руке гончара»[32], который может иметь намерение изготовить из него орудие убийства и уничтожения, но может воспользоваться им и для других целей. Само же железо, несомненно, по воле Б-га, было сотворено для пользы человеку и укрепления мира на земле, как известно из истории с камнями, произошедшей с нашим праотцом Яаковом[33]. Поэтому очевидно, что Всевышний пожелал раскрыть нам, насколько Ему отвратителен сущностный недостаток. Ведь по своей природе человеку свойственны ненависть, зависть и гнев, так что наши мудрецы, благословенной памяти, заботясь о поддержании мироздания, повелели нам молиться о процветании государства: «Молись о благополучии царства — ведь если бы не страх перед ним, люди бы живьем поедали друг друга»[34]. Природа человека порочна, и все его стремление — со злобой, завистью и предвзятостью судить о других людях, и, не будь у них страха перед государством, множество людей, упаси Б-г, пало бы убитыми в каждом городе и мир был бы уничтожен. Всевышний, благословен Он, пожелал ясно показать, что Ему отвратительны не только убийство и разрушение, даже совершенные непреднамеренно, но и орудие их совершения. И хотя железо как таковое не является причиной зла, тем не менее Всевышний захотел продемонстрировать человеку, насколько Ему ненавистно все, даже косвенно причастное к разрушению.

И теперь я обращаюсь к вам, мои братья и друзья! Послушайте меня и пробудитесь с новыми силами, чтобы эти вызывающие трепет слова, упаси Б-г, не оказались неуслышанными вами! Посмотрите: даже неодушевленная материя — железо, лишенное разума и понимания, подобное «глине в руке гончара», настолько отдалено от святости, что даже запрещено для использования в целях обработки камней жертвенника, который является лишь местом приношения жертвы, — и только одно его прикосновение делает жертвенник непригодным для служения, как сказано в Торе: «чтобы свой меч ты не занес на него и не осквернил бы его»[35]. Тем более это относится к человеку, который обладает разумом, пониманием и свободой выбора, однако следует за помыслами своего злого сердца, в результате чего его одолевает растерянность и тревога и он утрачивает покой души — особый дар, которым Всевышний в Своей милости наделил его с Небес! И это — сущностный недостаток, приводящий к утрате всей Торы, основанной на одном лишь незамутненном разуме, согласно высказыванию наших мудрецов: «Тот, кто задумывается о своих путях, удостаивается увидеть ниспосланное Б-гом спасение»[36].

Мы уже говорили, что речь идет об оценке «раввинским судом», состоящем из троих судей: разума, сердца и тела. Мы несколько раз объясняли, что соблюдение Торы — это благо в том числе и для тела, и поэтому Тора не запретила того, что тело не в силах вынести, и позволило ему быть среди троих судей. Растерянность и тревога отнимают у разума спокойствие духа, что, упаси Б-г, отдаляет еврея от всей Торы, согласно словам наших мудрецов: «Если ты этого не приобрел, то что же ты приобрел?»[37] И тогда люди, упаси Б-г, утрачивают связь с Всевышним, благословен Он, и отдаляются не только от Творца, но и от всего, что связано со святостью. А доказательство тому — железо. Оно уничтожает только тело, а порок поспешности, когда человек суетится и мчится, как закусившая удила лошадь, — уничтожает душу; и вводящий в грех поступает хуже, чем убийца. Поэтому он более опасный вредитель, чем железо, несущее смерть. То же самое относится к мерзости в глазах Всевышнего: высокомерию, зависти, страстям и стремлению к славе, а также, упаси Б-г, к лживости. Речь идет не только о явной лжи, но и об ошибке в оценке события или мнения, возникающей под влиянием дурных черт характера, когда человек не может отличить добро от зла, согласно стиху Писания: «Горе называющим зло добром, а добро — злом; считающим тьму светом, а свет — тьмой; полагающим горькое сладким, а сладкое — горьким»[38]. И об этом можно сказать еще многое.

И вот, ныне я счел необходимым раскрыть то, что храню в тайне уже почти тридцать лет. В Жагаре, где я когда-то жил, приехал наш учитель, благословенной памяти. Он провел там праздник Рош Ашана и собрал на эти дни особый миньян. Тогда он сказал мне нечто, что меня невероятно потрясло, и никто, кроме меня, никогда такого не слышал и ни в одной книге не читал. Но я осознавал, что никто их не поймет так глубоко, чтобы проникнуться ими столь же сильно, как я. Поэтому я решил ни с кем ими не делиться до тех пор, пока не найдется подходящий человек и не наступит благоприятный момент. Однажды мне показалось, что уже пришло время, и я рассказал об этом человеку, великому в Торе и знающему Мусар, но не следующему в нем по нашему пути, и увидел, что тот не воспринял сказанного мною. Ведь то, что не до конца понятно, не производит впечатления, а для обретения ясности в знании требуется полностью изменить свой путь, что сделать очень трудно. Поэтому сердце не устремится навстречу этим потрясающим словам. В свое время мы уже говорили об этом: «Три помехи лишают человека разума и заслоняют ему мудрость Создателя: служение идолам, злой дух и влияние бедности»[39]. Я же это понял, поскольку из-за множества моих грехов привык к тому, что мои поступки не соответствуют требованиям моей же мудрости, да поможет нам Всевышний с этого дня и далее! Но по причине, приведенной в предыдущем рассуждении, я решил раскрыть то, что хранил в тайниках своей души уже почти тридцать лет.

Если я не ошибаюсь, час, когда учитель заговорил со мной, пришелся на второй день праздника Рош Ашана. Тогда он в шутку спросил меня, не открылся ли мне уже пророк Элиягу, и я сразу же понял смысл его вопроса. В те дни, находясь в Жагаре, я много времени посвящал изучению Мусара и укреплению веры, добиваясь, чтобы она стала для меня Учением Б-га Живого. Вы знаете, — я много раз говорил об этом, — что падение человека происходит в первую очередь из-за того, что он помещает свою веру на «рога оленя», довольствуясь верой, которую воспринял в юности, когда был резвым, как олень, и постоянно куда-то мчался[40]. Но человек, начавший изучение Мусара, должен укреплять свою веру так, как будто никогда ничего о ней не слышал и только сегодня родился и обнаружил Тору и мир, полный разнообразных знаний. Отныне на него возложена обязанность самому отличать добро от зла, и тогда его вера, с Б-жьей помощью, приблизится к совершенству. Мы постоянно говорим о том, что даже известные и не нуждающиеся в доказательстве знания требуют глубоких размышлений. Тот же, кто не вдумывается в них, — не понимает их полностью, а всего лишь невнятно повторяет, принимая на веру.

Наш учитель знал, что я много занимался Мусаром, ведь я приехал в Жагаре по его просьбе основать там Дом Учения Мусара, что тогда воспринималось людьми как нечто новое и непривычное. И, может быть, он опасался, что я упаси Б-г, стану считать себя выдающемся наставником. Это и послужило причиной его ироничного вопроса о том, не явился ли мне уже пророк Элиягу. И тогда учитель сказал мне то, чего я до тех пор ни разу не слышал из его уст, и не уверен, слышал ли кто-либо другой. Мне кажется, что это были слова, которые нельзя произносить при большом стечении народа, ибо не все могут их воспринять и лишь немногие способны им последовать. Но поскольку он знал, что я постоянно изучаю Мусар и возглавляю Дом Учения, то, возможно, опасался, что моя радость от постижения глубочайших тайн Торы может незаметно перерасти в гордыню. Поэтому он сказал мне, что главное в Мусаре — это обретение возвышенных духовных качеств, а я знаю, что из-за множества моих грехов черты моего характера далеки от совершенства. И он поведал мне нечто такое, что могли изречь лишь уста великого человека.

Учитель сказал мне так: Тора находится не на Небесах, а ниспослана на землю — мудрецам каждого поколения. Они устанавливают даты праздников, определяют «отрезание души» и выносят смертные приговоры преступникам, — все это происходит в соответствии с тем, как представляется верным суду на земле. И, согласно их решению, свое постановление выносит и небесный суд. А судья имеет право полагаться только на то, что видят его глаза и что ему представляется правильным[41]. Поэтому разве не очевидно, что вначале он обязан привести к совершенству свои духовные качества? Тогда ничто не отклонит его от правды, и он действительно сможет полагаться на то, что видят его глаза, ибо они будут обладать истинным видением. Совсем другое дело — если он не совершенствовал свойства своей души. И даже если вынесенное им решение единожды случайно оказалось верным, он, тем не менее, не достоин быть судьей, поскольку его знание не является Торой. Ведь Б-жественное Учение находится не на Небесах, как сказано: «Не на Небесах она, чтобы сказать, кто поднимется для нас на Небеса и возьмет ее нам, и даст нам услышать ее, дабы мы ее исполнили»[42]. Я останавливаюсь столь подробно на словах нашего учителя, поскольку он выразился настолько кратко, что если бы я не пояснил его мысль, пусть и несколько многословно, то смысл сказанного им мог бы остаться совершенно неясным. И я тоже обычно стараюсь быть лаконичным. Это имели в виду мудрецы Талмуда, сказав: «“Уста священника будут хранить знание, и Тору искать следует из уст его, ибо посланник Г-спода Воинств он”[43], а если человек не обладает этими качествами — то его знания — это не Тора»[44]. Подобный смысл содержит изречение мудрецов Талмуда: «Таково наказание лжецу: даже если он говорит правду, ему не верят»[45]. Это означает, что даже правда обманщика — это не истина, потому что все его знания — это не Тора. Да смилуется над нами Милосердный, чтобы мы удостоились удела в Его Учении и смогли воспитать в себе качества, необходимые для обретения Торы. И тогда наши знания станут истинными, и мы найдем в Торе свой удел.

Это поможет нам понять слова рабейну Йоны в книге «Шаарей Тшува»: «Ложный свидетель пропадет, а слышащий вечно говорить будет»[46]. Если это понимать буквально, то слово «вечно» остается неясным. Все прислушиваются к честному человеку, поскольку знают, что он взвешивает свои слова и всегда внимательно слушает, — означает ли это, что он будет говорить беспрестанно? Наш подход это хорошо разъясняет. Человек следит за своей речью, только если он подготовил себя и развил в себе качества, необходимые для обретения Торы. Это свидетельствует о том, что его знание — истинная Тора, и он будет вечно нести людям свет истинного Учения. Совсем другое дело — если он неосторожен и небрежен в своем понимании и речи. Его знания — это вовсе не Тора! Его постигнет такая же участь, как судьба лжеца из поговорки: «Даже если он говорит правду, ему не верят». И ему нечего будет сказать в Вечном мире, который весь истина. Там нет места лжи, и она не используется даже как средство, подобно железу, которым запрещено вытесывать камни для жертвенника, — ведь ложь намного хуже железа!

И вот, мне стало жаль железо, и я сказал: перепояшусь же милосердием ради него, поскольку оно настолько отдалено от святого служения из-за обитающих на земле злодеев, использующих его для убийства вопреки воле Б-га. Ведь в действительности железо подобно камням, которые спорили между собой за право стать изголовьем для нашего праотца Яакова: «На меня пусть возложит праведник свою голову…»[47], и железо тоже желает приобщиться к святости! Об этом хорошо сказал мой дорогой брат рав Арье, да воссияет его свет: «Запрет касаться камней жертвенника для железа почетен, потому что с его помощью миру был преподан важнейший урок». Мне понравились его слова, поскольку они выражают самую суть. Подобную идею раскрывает Тора: «Помни, что содеял Г-сподь, Б-г твой, Мирьям в пути при вашем Исходе из Египта»[48]. Первые комментаторы отметили, что в этом содержится предостережение против злоязычия. Но как же Тора могла сказать о Мирьям такие слова, которые сами являются суровым обвинением? Отсюда мы учим, что если нечто сказано для того, чтобы преподать урок, это не запрещено и не рассматривается как злоязычие. В таком случае подобные слова не только не позорят человека, к которому они относятся, но даже возвышают его. Так же и железо: отдаление от жертвенника — не зло для него, а благо! И мне понравилось это толкование, поскольку теперь нам не приходится удивляться деяниям Б-га, спрашивая: «Чем же согрешило железо?!»

И ныне, мои братья и друзья, давайте изыщем способы, чтобы не отдалиться от всего, что связано со святостью в мире вечности и безграничного блага. Ведь в Высшем мире нет ничего замутненного и отвратительного. А если человек, упаси Б-г, привыкнет к нечистоте в нижнем мире, куда же ему направить свои пути? Сказали наши мудрецы, что Всевышний отворачивается от него и все страдания Геинома незамедлительно обрушиваются на его голову, ибо некому его защитить. А если у него есть Тора и заповеди, они заступаются за него. Но если его знание, упаси Б-г, — это не Тора, то кто же его защитит?

Да поможет нам Милосердный, чтобы мы удостоились обрести свой удел в Его Учении!


[20] Теилим 34:15.

[21] Шмот 21:1.

[22] Там же.

[23] Раши, там же.

[24] Шмот 20:22.

[25] Дварим 27:6.

[26] Дварим 27:5.

[27] Рамбан, Шмот 20:21.

[28] Берешит 27:40.

[29] Шаарей Кдуша, гл. 1.

[30] Берешит 27:40.

[31] Брахот 18б.

[32] Молитва в Рош Ашана и Йом Кипур.

[33] См. гл. 58 этой книги.

[34] Авот 3:2.

[35] Шмот 20:22.

[36] Сота 5б.

[37] Недарим 41а.

[38] Йешаягу 5:20.

[39] Эрувин 41б.

[40] «Люди должны учиться жизни у оленя, как сказано в Писаниях: “Заклинаю вас ланями и полевыми газелями…” (Шир Аширим 2:7). — Благодаря своему инстинкту самосохранения олень, преследуемый охотниками, скрывается от них в чаще леса. Однако он понимает, что его быстрому бегу мешают ветви деревьев, в которых он рискует запутаться своими ветвистыми рогами. Поэтому в самом начале погони он ломает свои рога о дерево, сбрасывает их, а затем свободно и спокойно устремляется вперед, легко скрываясь от погони. Так и человек. Окружающий мир мешает ему продвигаться вперед, он запутывается в нем, движимый своими дурными чертами характера, которые ему надлежит сломить, чтобы не попасть в ловушку своего злейшего врага — дурного побуждения. Однако необходимо понять, что существует огромная разница между лесом оленя и человека. Лес, в котором скрывается олень, — настоящий, но в случае с человеком реального леса ведь в действительности нет, а возникает только иллюзорная чаща, созданная рогами его дурных качеств и препятствующая его движению по жизни…» (Саба из Новардока, Уровень человека, гл. «Исправление качеств»).

[41] Сангедрин 6б.

[42] Дварим 30:12.

[43] Малахи 2:7.

[44] Хагига 15б.

[45] Сангедрин 89б.

[46] Мишлей 21:28. См. Шаарей Тшува 3:181.

[47] Хулин 91б.

[48] Дварим 24:9.

Редакция благодарит рава Хаима Бурштейна за любезное разрешение на публикацию


Элияу а-Нави (он же пророк Илия) — величайший праведник и пророк. Согласно сокровенной традиции, Элияу стал новым воплощением души первосвященника Пинхаса, сына Элазара-коэна и внука первосвященник Аарона. Читать дальше

Ахав и Изевель

Рав Яаков Баум

Темные страницы еврейской монархии

О Машиахе

Раби Моше бен Маймон РАМБАМ

Из главы «Законы о царях и о войне», книга «Мишне Тора»

Когда придет Машиах?

Журнал «Мир Торы»

Майса

«Ки тиса» («Когда будешь вести счет»). ДОЛГО ЛИ УСИДИШЬ НА ДВУХ СТУЛЬЯХ?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний предписывает Моше определить число сынов Израиля («Когда будешь вести счет…») с помощью полушекеля, который внесет каждый из них на строительство Мишкана (переносного Храма). В такой форме евреям была дана заповедь приносить пожертвование на нужды Храма размером в полушекель. С этого приношения началось строительство Мишкана. В отсутствие Моше (он, как вы помните, сорок дней и ночей находился на горе Синай) евреи изготовили золотого тельца, поклонились ему и принесли жертвы. Моше спускается с горы с двумя скрижалями, видит это и разбивает скрижали. Сорок дней молится Моше, чтобы евреи не были истреблены в пустыне за этот грех. Б-г прощает евреев. Афтара к главе «Ки тиса» – отрывок из первой Книги царей (Млахим I, 18:1-39). (Напоминаем: афтара – отрывок из Пророков, который читают в синагоге по субботам после чтения недельной главы.) Этот отрывок рассказывает о временах царя Ахава, правившего северным – Израильским – царством, где проживали десять колен Израиля (два колена населяли южное царство – Иудею; раскол единого царства произошел после смерти царя Шломо). Ахав и его подданные поклонялись идолам, нарушая этим вторую из Десяти заповедей, запрещающую поклонение любым божествам, кроме Единого Б-га. Тема афтары связана с темой поклонения золотому тельцу в недельной главе.