Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Отметим лишь, что по мнению многих авторитетов благословение «…борэ миней мезонот» априори применимо не только к продукту, именуемому «орез»,но и к тому, который называется «дохан». А значит, даже если рис — это не «орез», а «дохан», то на него нужно благословлять «…борэ миней мезонот»

Как известно, существует диспут ришоним (авторитетов Средневековья) насчет значения слова אורז («орез»). Согласно Раши («Брахот» 37а), אורז — это просо, но Тосафот (там же) спорят с этим: они считают, что דוחן («дохан») — это просо, а «орез» — это растение, которое мы называем рисом.

Одно из важных следствий этого спора связано с благословениями. Еврейский закон относит рис к категории «китнийот» — продуктов, напоминающих злаки, т.е. к той же категории, в которую включены гречка, куку­руза и бобовые. Согласно Талмуду, на «орез» произносится благословение «…борэ миней мезонот» («…сотворивший разнообразные виды пищи»), как на все блюда, испеченные или сваренные из злаков, которые при этом не имеют статуса хлеба. Однако на другие «китнийот» мы произносим благословение «…борэ при а-адама» («…сотворивший плод земли»).

Большинство соблюдающих заповеди евре­ев придерживаются обычая, согласно которому нужно произносить на рис благословение «… борэ миней мезонот»[1], что соответствует мнению школы Тосафот и большинства других мудрецов[2]. Тем не менее, хасиды Хабада, а также ряда других «дворов» благословляют на рис «…ше-а-коль ние би-дваро» («…по слову Которого существует все»), как на все нерастительные виды пищи и на все напитки, сделанные не из винограда. Более того, они стараются вообще не есть рис отдельно — предпочитают его как часть трапезы с хлебом, поскольку благословение на хлеб «освобождает» от необходимости благословлять все остальные виды пищи, съедаемые в процессе трапезы (за исключением напитков, имеющих статус вина, и десерта). Другой вариант, к которому прибегают придерживающиеся данного обычая, следующий: нужно съесть что-то такое, на что точно можно произнести благословение «…борэ миней мезонот», и что-то еще, на что точно можно благословить «…борэ при а-адама», и при произнесе­нии этих благословений иметь в виду рис. Их действия продиктованы опасением «напрас­ного благословения» («браха ле-ватала»[3]). В этой статье мы приведем некоторые доказательства того, что «орез» — это все же рис, а «дохан» — просо.

Начнем с этимологии слова «орез». Оно не случайно напоминает нам слово «рис»: если проигнорировать гласные, то мы увидим, что согласные почти идентичны. Во многих языках слово рис вообще звучит почти как «орез». Нас особенно интересует родственный арабский язык, на котором слово jjl («рис») состоит из эквивалентных букв («Алиф» — «Ра» — «Заин») точно так же, как ארז. (Кстати, и пшенка по-арабски — родственное слово к |ПП — CA-JI — «алдо — хан»). На древнегреческом языке, рис — это opuZa («оруза»), и похожую картину мы увидим во многих других языках[4].

Виленский Гаон в свое время провел основанный на Талмуде эксперимент[5], и пришел к выводу, что «орез» — это рис. Дело в том, что когда кому-то дают урожай на хранение, то известно, какой процент этого урожая в среднем испортится в течение оговоренно­го срока хранения, и с этим считаются, когда оценивают, сколько нужно потом вернуть владельцу (если урожай смешался с урожаем хранителя). Согласно Талмуду («Бава Меция» 40а) «дохан» портится вдвое быстрее, чем «орез», и Виленский Гаон доказал с помощью практического эксперимента, что именно скорость порчи риса соответствует тому, как портится упомянутый в Талмуде «орез».

Мне кажется, что есть еще одна веская причина полагать, что «орез» является рисом. В трактате «Швиит» (2:10) упоминается, что в год Шмиты — седьмой год торанического сельскохозяйственного цикла — можно поливать «орез» (ממרסין בארז בשביעית), несмо­тря на то, что в Шмиту действуют ограниче­ния при поливке растений. Важно отметить что здесь используется не часто употребляемое слово משקין («поливают», досл. «поят»), а редкое слово ממרסין, указывающее на то, что при поливе данной культуры используется большое количество воды[6]. Это имеет смысл лишь в том случае, если «орез» — это рис, поскольку рис действительно требует огром­ного количества воды.

В заключение, я хотел бы особо подчерк­нуть, что данное исследование носит теоре­тический характер, и не ставит перед собой задачи убедить кого-либо поменять обычаи. Талмуд («Бава Кама» 30а) приводит слова одного из наших мудрецов: тот, кто хочет быть настоящим хасидом (благочестивым человеком), должен быть осторожен в вопросах благословений. Да удостоимся мы хорошо знать законы благословений и произносить правильные благословения — с необходимой концентрацией и от души!


[1] Разумеется, не все рисовые продукты требуют благословения «…борэ миней мезонот», но обсуждение этой темы выходит за рамки данной заметки.

[2] Похоже, что этого мнения придерживался и Рамбам (комментарий к мишне «Дамай» 2.1; «Законы десятины» 3.14). С этим были согласны составитель кодекса «Шулхан Арух» («Орах Хаим» 208), автор книги «Левуш» (208.7) и автор комментария «Мишна Брура» (208.25). К такому заключению пришел и рав Шмуэль Вознер («Шевет а-Леви» 10.43). Таков обычай сефардских евреев (см. также рав Йосеф Хаим, «Рав Поалим» 2.33, «Каф а-Хаим» 208.38, «Ор ле — Ци — он» 2.14.22). Автор «Арух а-Шулхан» (208.21) пишет, что «в этом нет больше никаких сомнений», хотя сам он и не приводит никаких доказательств. Профессор Йеуда Феликс, большой специалист по древним названиям флоры у фауны, тоже считал, что «орез» — это рис. Заметим, что так как в современном иврите под словом «орез» по умолчанию подразумевается рис, многие книги по теме благословений, написанные в Израиле, даже не объясняют, что такое «орез».

[3] Раби Шнеур Залман из Ляд, основатель движения Хабад, пишет в «Луах Биркат а-Неэнин», что обычай мира в том, чтобы понимать под словом «орез» рис, а под словом «дохан» — просо, но есть комментаторы, которые понимают противоположным образом, и поэтому Б-гобоязненный еврей может есть просо и рис только включая их в трапезу с хлебом, или же пусть благословляет на них «…ше-а-коль ние би-дваро».

По всей видимости, раби Шнеур Залман считал, что благословение «…борэ миней мезонот» («…сотворивший различные виды пищи») не может постфактум «вывести» любую пищу (т.е. его мнение по этому вопросу отличается от точки зрения автора книги «Мишна Брура» («Биур Алаха» 167, «ба-маком»), ведь иначе он бы согласился с тем, что лучше благосло­вить на рис «…борэ миней мезонот», так как это, по крайней мере, априори верное благословение по мнению многих ав­торитетов, которое уж точно «вывело» бы рис как минимум апостериори, в то время как благословение «…ше-а-коль…» точно не является априори подходящим и засчитывается лишь постфактум.

Отметим лишь, что по мнению многих авторитетов благословение «…борэ миней мезонот» априори применимо не только к продукту, именуемому «орез»,но и к тому, который называется «дохан». А значит, даже если рис — это не «орез», а «дохан», то на него нужно благословлять «…борэ миней мезонот» (см. «Биур Алаха» 208, «аль»).

[4] См. комментарий «Имрей Шломо» к книге «Маасе Рав» (71). Там приводится и ряд других доказательств в пользу того, что «орез» — это рис.

[5] «А-Гаон а-хасид Ми-Вильно» стр. 80.

[6] См., например, комментарий «Тиферет Исраэль» к этой мишне.

Из журнала Мир Торы


Наши мудрецы учат: «Кто не видел “празднества водочерпания” — тот не знал настоящей радости в жизни». Во время праздника водочерпания в Храме самые уважаемые люди, не боясь уронить свою честь, плясали и веселились, чтобы оказать почет Вс-вышнему Читать дальше