Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
На седере нужно опираться на левую руку, а бокал с вином и мацу держать при помощи правой. Что делать левше? Или инвалиду?

В этой статье я хочу обсудить установленную нашими мудрецами заповедь «возлежать» во время Пасхального Седера. Всем, кто хотя бы раз принимал участие в настоящем Седере, известно, что нужно опираться на левую руку, а бокал с вином и мацу держать при помощи правой. Потому что такая поза соответствует поведению «свободных людей» — да, свободные люди пируют именно так. Сегодня, конечно, нет, но раньше, до повсеместного внедрения столов и стульев, свободные люди во время трапез возлежали на подушках. Поскольку в ночь Седера все евреи становятся в некоторой степени «аристократами», то все они обязаны «возлежать», облокотившись на левую руку, тем самым демонстрируя заповеданное поведение «свободных людей», даже если физически «возлежать» довольно сложно и не вполне комфортно.

В связи с этим самым облокачиванием на руку неизбежно возникают вопросы. Например, что делать левше? И как быть инвалиду, лишившемуся правой руки?

Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся к первоисточнику. В Вавилонском Талмуде («Псахим» 108а) приводится мишна, согласно которой в первую ночь Песаха даже нищий еврей не должен есть, пока не возляжет. Гемара обсуждает слова Мишны: «Опрокинувшись — не называется возлежанием. (Т.е. тот человек, который возлежал “опрокинувшись”, должен еще раз пить 4 бокала вина и еще раз есть мацу, поскольку его поза не является возлежанием, и, следовательно, заповедь он не исполнил). Возлежит, опираясь на правую сторону — не называется возлежанием. И не только это: есть вероятность, что трахея откроется раньше пищевода, и возникнет ситуация опасности для жизни».

Небольшое лирическое отступление. В печатных изданиях Талмуда, главу 10 трактата «Псахим» принято сопровождать тремя классическими комментариями, один из которых приписывают Раши, второй принадлежит перу его внука Рашбама, а третий — мудрецам школы Тосафот. Большинство авторитетов считает, что настоящий комментарий Раши на эту главу утрачен, и, соответственно, то, что опубликовано в стандартных изданиях Талмуда, перу Раши не принадлежит, и именно поэтому в ешивах принято учить эту главу с объяснениями Рашбама и Тосафот. Согласно этим авторитетам, об истинном мнении Раши по поводу изложенного в этой главе мы знаем лишь косвенно — по цитатам, приведенным Рашбамом и другими мудрецами эпохи ришоним, которые видели подлинный комментарий Раши.

Так вот, Рашбам объясняет, что «возлежать опрокинувшись» следует понимать как «лежать на спине лицом вверх», Тосафот соглашаются с ним и вступают в спор с теми, кто говорит, что «возлежать опрокинувшись» — значит «возлежать на животе». Далее Рашбам пишет, что возлежать, облокотившись на правую сторону, неправильно, поскольку правой рукой человек должен брать вино и мацу[1].

Далее Рашбам приводит объяснение Раши, который считал, что в опасении, которым заканчивает гемара («трахея откроется раньше пищевода, и возникнет ситуация опасности для жизни»), речь идет про «возлежание опрокинувшись»: изза того, что шея наклонена назад, надгортанник, закрывающий вход в гортань, открывается, откинувшись вверх, в итоге гортань остается открытой, и, поскольку вход ее выше входа в пищевод, то пища может попасть туда, и в итоге человек задохнется. Однако Рашбам спорит с мнением Раши: вопервых, если следовать Раши, остается неясной причина, по которой гемара не написала об этом опасении сразу же после закона об «опрокинувшемся», а вместо этого изложила закон «правой руки», и лишь потом привела данное опасение. Вовторых, Рашбам ссылается на своих учителей, от которых он слышал, что вход в пищевод находится чуть правее, и что надгортанник открывается, когда человек лежит на правой стороне, а если в гортань попадут туда еда и питье, то возникнет ситуации опасности для жизни. В итоге Рашбам резюмирует, что опасение Талмуда, по его мнению, касается именно возлежания на правом боку, поскольку упомянуто сразу после закона о нем.

Вернемся к вопросу о левше. Этот вопрос обсуждает Рош (рабейну Ашер): цитируя нашу гемару, и приводя затем мнение Рашбама, он резюмирует: поскольку, согласно Рашбаму, правой рукой человек должен брать вино и мацу, то левша, у которого правая рука соответствует левой руке обычного человека, должен, наоборот, возлежать на правой стороне (т.е. как бы на левой обычного человека), однако, исходя из опасности такой позы для жизни, — левша должен возлежать, оперевшись на левую руку, в точности как правша.

В кодексе «Шулхан Арух» («Орах Хаим» 472.3) алаха установлена следующим образом: «Когда же возлежит он, пусть не наклонится ни на правую сторону, ни на живот, ни на спину» (т.е. следует устрожать, чтобы исполнить заповедь в соответствии со всеми мнениями — с Раши, Рашбамом и Тосафот, а также с теми, кто с ними спорил — с теми, в соответствии с мнением которых устрожал Рамбам). Рама в своем примечании к «Шулхан Аруху» ссылается на Тура и добавляет, что в этом вопросе нет никаких различий между левшой и правшой. (Стоит заметить: Тур приходился Рошу сыном, и установил закон в соответствии с мнением отца, а также разобрал мнения Раши и Рашбама, указав, что причина запрета возлежать на правой стороне, с точки зрения Раши, тождественна первой причине Рашбама — есть левой рукой неудобно — и что, по мнению Раши, левша все же должен возлежать на правом боку, поскольку опасение преждевременного открытия пищевода, согласно его объяснению, имеет отношение только к возлежанию на спине. При этом сам Тур, как и Рош, устрожает, обязывая левшу возлежать на левой стороне, поскольку есть сомнение, по чьему мнению установлен закон, а опасность для жизни превосходит по важности запреты Торы, соответственно, когда есть спор о том что же именно является опасным для жизни, следует устрожить по обоим мнениям).

Хафец Хаим в своем комментарии «Мишна Брура» пишет, что запрет возлежать на правом боку связан с тем, что это не «путь свободы» (см. выше) а также с тем, что это представляет опасность для жизни (т.е. он согласился с Рашбамом, как и его предшественники). По поводу того, что закон един для левшей и для правшей, Хафец Хаим пишет, что левша должен возлежать на левом боку, несмотря на то, что он привык есть левой рукой, и поэтому, согласно первой причине (требованию вести себя как свободные люди) он должен был бы возлежать на правом боку, и все же, вторая причина (опасность) не позволяет это сделать, а эта причина более важная, поскольку речь идет о риске для жизни, который отодвигает запреты Торы. Поэтому левша в ночь Седера будет есть правой рукой.

Важное дополнение, которое делает Хафец Хаим, состоит в том, что, если левша, все же, возлежал, опираясь на правую сторону, а не на левую, он, все же, исполнил заповедь, поскольку его правая сторона соответствует левой у обычных людей.

Еще одно лирическое отступление. В алахе действует принцип «הרוסיאמ הרימח התנכס»: опасность строже, чем запрет. Имеется в виду, что когда какоелибо действие, направленное на выполнение той или иной заповеди, является опасным для жизни, его запрещено совершать, т.к. жизнь свята и ради спасения жизни Тора приказывает нарушить 610 заповедей из 613 (кроме запретов идолопоклонства, убийства и разврата, ради которые нельзя нарушать никаких обстоятельствах, даже если за это придется отдать жизнь).

В «Биур алаха» — еще одном комментарии Хафец Хаима на первую часть «Шулхан Аруха» — написано, что если инвалид, лишившийся правой руки или с увечьем правой руки, который не способен есть с ее помощью, возляжет на правый бок, то следует опасаться, что трахея откроется раньше пищевода, а если возляжет на левый бок, как обычные люди, то возникает вопрос, как он будет есть и пить? Обязывая левшу опереться на доминантную руку, алаха учитывала, что у него есть правая рука, с помощью которой он вполне способен есть, хотя это для него несколько не привычно. Инвалид же не сможет есть левой рукой, если он на ней возлежит, а правой, поскольку она не функционирует. Согласно написанному Рашбамом в отношении первой причины запрета возлежать на правой руке[2], возможно, в подобной ситуации не обязали мудрецы возлежать вообще.

Хочу привести еще один закон, помещенный в той же главе «Шулхан Аруха» в п.7: «Каждый, кто обязан возлежать, если ел [мацу] или пил [4 стакана вина] не возлежа — не исполнил заповедь, и должен выпить и съесть еще раз, возлежа». Рама пишет в своем примечании, что т.к. в наше время у обычных людей вообще не принято возлежать во время трапез, и можно положиться на мнение Равьё, который считал, что если уж так получилось, что человек пил 4 бокала вина и ел мацу, но забыл при этом опереться, то он, все же, выполнил заповедь. Если он уже выпил третий или четвертый стакан вина, забыв облокотиться, то ему не следует пить их второй раз, ведь иначе это будет выглядеть как прибавление дополнительных стаканов к заповеданным[3], но если выпил не облокачиваясь только первые два стакана, то пусть выпьет их еще раз, не произнося благословение вторично. То же самое относится и к маце. Но изначально лучше человеку возлежать на протяжении всего Седера.

Таким образом, совершенно ясно, что инвалид, чья правая рука не функционирует, может положится на мнение Равьё: даже сидя за столом ровно он прекрасно исполнит заповеди Седера, связанные с мацой и вином.

В заключение, отвечу на вопрос, который, возможно, захотят задать некоторые читатели: если можно полагаться на мнение Равьё, то зачем мы все « мучаемся» в неудобной позе во время Седера? Действительно, «Мишна Брура» в комментарии на данный параграф приводит длинный список авторитетов, которые не согласны с Равьё. Они считают, что и в наше время заповедь облокачиваться как выражение «пути свободы» не изменилась, и что обычный человек не выполняет заповедей, связанных с вином и мацой во время Седера, если не облокотился на левую сторону, и что даже в случае сомнения[4] обычному человеку нельзя полагаться на мнение Равьё, а посему возникает большая проблема, если ктото забыл опереться, когда пил третий или четвертый бокал, поскольку выпив их вторично он будет выглядеть как тот, кто добавляет дополнительные бокалы к заповеданным. Однако Хафец Хаим резюмирует, что если уж так случилось, то можно облегчить и все же положиться на мнение Равьё, но только в третьем и четвертом бокалах, и что однозначно запрещено трактовать разрешение Равьё шире, чем это делал Рама (распространив его на первые два бокала и мацу, если третий бокал еще не выпит).

Хочу пожелать нам всем, чтобы исполнились слова, завершающие Пасхальную Агаду: «В следующем году — в отстроенном Иерусалиме! И да вкусим мы от жертвоприношений и от пасхальной жертвы вскоре, в наши дни». Амен.

[1] Следовательно, если кому-то придется брать их левой рукой, то это не будет похоже на поведение «свободного человека», которого требуют от нас мудрецы во время Пасхального Седера.

[2] Человек не может есть правой рукой, на которой возлежит, потому что это не «путь свободы».

[3] Запрет добавлять от себя заповеди распространяется не только на изобретение 614ой заповеди в дополнение к 613 заповедям Торы, но и на предложение вложить пятый отрывок в тфилин или поднимать пять видов растений в Суккот, и.т.д.

[4] Когда человек не помнит, возлежал он или нет, и если возлежал, то насколько правильно.

Из журнала Мир Торы


Из слов Торы — «Соблюдайте праздник мацы в течение семи дней» — мудрецы Талмуда учат, что в дни Холь аМоэд (полупраздничные дни) запрещено выполнять многие виды работы. Читать дальше