Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Всевышний сказал Моше: «Доколе вы будете отказываться соблюдать заповеди Мои и повеления Мои?!» Всевышний обвинил Моше в грехах евреев, но в этом заложен совершенно другой смысл.

Сказано в Барайте[1]:

Решение об объявлении года високосным выносят лишь те, кто был для этого заранее назначен. Вот случай, произошедший в Доме Учения рабана Гамлиэля. Он объявил: «Пусть рано утром семеро поднимутся ко мне!» Однако наутро в назначенном месте он обнаружил восьмерых и сказал: «Поднявшийся без приглашения пусть спустится!» Встал Шмуэль Акатан и сказал: «Это я пришел без приглашения…» Это было не так, но Шмуэль Акатан решил поступить таким образом, чтобы не смутить пришедшего без приглашения. Подобное произошло, когда Раби во время урока почувствовал запах чеснока. Он сказал: «Тот, кто ел чеснок, пусть выйдет из Дома Учения!» Встал раби Хия и вышел, и вслед за ним встали и вышли все остальные. Раби Шимон, сын Раби упрекнул раби Хию: «Ты огорчил моего отца!» На что раби Хия ответил: «Да не случится такого в Израиле!» У кого же раби Хия научился так поступать? У раби Меира. Барайта приводит историю о женщине, которая пришла в Дом Учения раби Меира и сказала: «Раби! Один из вас посвятил меня в жены физической близостью!» Раби Меир встал, написал разводное письмо и вручил ей, и все ученики поступили так же. У кого же этому научился раби Меир? У Шмуэля Акатана. А у кого научился Шмуэль Акатан? У Шханьи бен Йехиэля, о котором сказано: «И воскликнул Шханья бен Йехиэль из потомков Эйлама, и сказал Эзре: “мы оставили нашего Б-га и взяли нееврейских жен из народов этой земли. Но теперь есть надежда для Израиля[2].

А от кого это перенял Шханья бен Йехиэль? От Йеошуа: «И сказал Б-г Йеошуа: встань, зачем ты пал на свое лицо? Согрешил Израиль!»[3] Йеошуа обратился к Всевышнему: «Властелин мира! Кто же согрешил?» На что Б-г ответил: «Разве Я доносчик? Пойди и узнай!» А Йеошуа получил это от Моше, о котором сказано: «Доколе вы будете отказываться соблюдать заповеди Мои и повеления Мои?!» [4]

Все это совершенно непонятно. Неужели нам требуются доказательства правильности обычая, достойность которого очевидна? Всякий сразу поймет, что праведно спасти ближнего от стыда, позора и поношения. Если бы у нас не было подобных примеров из Торы и традиции, переданной мудрецами, разве мы не догадались бы сами, что так поступать правильно?

И следующий вопрос. Допустим, нам ни в каком вопросе не следует полагаться на собственное разумение, и во всем требуется указание великих людей прошлого. Но зачем Талмуд приводит всю цепочку передачи этого обычая по традиции и объясняет, что каждый из мудрецов научился ему у предшествовавшего ему, который был выше в мудрости, — вплоть до Йеошуа и Моше рабейну, одаренных мудростью непосредственно Самим Б-гом? Для подтверждения правильности такого обычая нам было бы достаточно одного самого веского довода — слов святой Торы!

Кроме того, от нас сокрыт смысл последнего доказательства, которое привел Талмуд. Всевышний сказал Моше: «Доколе вы будете отказываться соблюдать заповеди Мои и повеления Мои?!»[5] Действительно, Всевышний обвинил Моше в грехах евреев, но в этом заложен совершенно другой смысл! Это обвинение было связано с тем, о чем говорят наши мудрецы: «вместе с сорняками выдергивают и капусту»[6]. То есть обвинение не предъявлено Всевышним лично Моше и Аарону: роза пострадала только потому, что росла рядом с терниями. Обвинение Всевышнего было вызвано вовсе не Его желанием сокрыть истинных виновников и спасти их от стыда!

Глубоко изучив эти слова наших мудрецов, предельно проникнув в их суть, мы осознаем, что великие нашего народа в своей глубочайшей мудрости знали: человеку не следует на практике руководствоваться даже тем, что на первый взгляд кажется очевидным этическим принципом, если он опирается только на собственное разумение. Он должен воспринять эти принципы от учителей, которые, в свою очередь, тоже получили их от своих учителей, а те — от своих. И эта цепочка должна дойти до святой Торы — источника Знания и высших душевных качеств. Ведь каждое, даже самое возвышенное чувство, должно пройти проверку: можно ли им руководствоваться в жизни?

Во-первых, даже самые праведные чувства не должны переходить установленных им границ. Поэтому качества человека на Святом языке называются «מידות» — меры. Каждому качеству необходимо определить его точную меру, нарушение которой может превратить хорошее качество в его противоположность, и оно, упаси Б-г, окажется дурным. За поиском верных решений следует обращаться к святой Торе, тайны которой переданы нашим мудрецам, благословенной памяти, постигшим Высшее Знание и Волю, по словам которых нам следует жить.

Во-вторых, учитывая влияние, которое положительное качество человека оказывает на его душу и души окружающих, можно обнаружить несколько сопутствующих ему ограничений. Бывает, что на первый взгляд некое свойство покажется абсолютной добродетелью, но если мы присмотримся внимательнее, то обнаружим в нем многочисленные изъяны и недостатки, так что ущерб от него превысит пользу.

Из всего сказанного следует, что невозможно решить, хорошо ли то или иное качество, а уж тем более, определить границы его применения, пока человек не взвесит это на весах разума. И даже этого недостаточно: мы не имеем права полагаться на собственный разум и свой критический подход, а должны глубоко изучить слова мудрецов прежних поколений, вдуматься в их жизненные пути, определить цель их деяний и понять по каким критериям праведники прошлого сверяли свои жизни с каждым качеством и чувством.

Обратите внимание на то, что к поступку раби Хии Талмуд относится неоднозначно и вносит в наши сердца сомнение в его правильности. Спасение ближнего от публичного позора принятием на себя его вины мы сочли несомненным достоинством, однако на самом деле это не так уж очевидно. Во-первых: этим праведник очерняет себя в глазах окружающих, поскольку они считают, что он поступил недостойно и огорчил учителя. Во-вторых: особо возвышенному поведению человека обычно сопутствует гордыня — ведь оказавший ближнему такое благодеяние чувствует себя чистым от греха, поскольку он даже готов принять на себя позор другого! В-третьих: вместо того, чтобы помочь ближнему, он делает его жизнь еще тяжелее, поскольку наносит ему тяжелейший удар: «спасенный от позора» чувствует, что он настолько жалок и ничтожен, что даже не может сам ответить за свой проступок, а товарищ настолько выше него, что принимает его вину на себя. И в-четвертых: в подобном поступке можно усмотреть неуважение к учителю: если он хотел выявить виновника — кто же имеет право ему в этом воспрепятствовать?!

Для уверенности в том, что этот обычай проистекает из источника истины и совершаемый поступок правильный, раби Хия должен был перенять его от своих учителей, зная, что они тоже пришли к нему не из собственных соображений, а восприняли, в свою очередь, от своих учителей, и, в конечном итоге, убедиться, что этот обычай коренится в святой Торе.

[1] Сангедрин 11а.

[2] Эзра 10:2.

[3] Йеошуа 7:10-11.

[4] Шмот 16:28.

[5] Шмот 16:28.

[6] Раши, Шмот 16:28.

Редакция благодарит рава Хаима Бурштейна за любезное разрешение на публикацию


Значение слова Алель (Аллель) — восхваление, возвеличивание, прославление. Обычно Алель читают во время утренней молитвы Шахарит, часто некоторые строфы — нараспев вместе с кантором Читать дальше