Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Люди похожи и одинаковы в том, что у них есть один и тот же образ и подобие — образ Б-га

У многих из тех, кто размышлял над обсуждаемыми выше концепциями, возник серьезный вопрос, и вот его суть. Разве это — настоящие чувства!? В этом ли глубина и цель заповеди любви к ближнему?! И где внутренняя связь между людьми, если все происходит в рамках холодного и расчетливого рационализма, в соответствии с рассудочным решением человека, который любит ближнего по решению своего разума?! Чтобы объяснить этот вопрос, нам нужно рассмотреть его немного подробнее.

Корень любви к ближнему — единство сотворенных

«Во всякое время любит друг, а брат рождается для беды» (Притчи 17). «Царь Шломо хотел сказать, что когда человек любит ближнего, его любовь прилеплена к нему, и хотя их тела разделены, душа любящего связана с ним всегда… И так можно понять из данного стиха, что основная любовь — к ближнему, поскольку они одинаковы и похожи, и потому возможна между ними любовь… Хотя некоторые мудрецы думали, что любовь требует противоположности, как любовь мужчины к женщине, и ведь они разделены и не одинаковы… Но так нельзя сказать. Ведь мы своими глазами видим обратное: например, похожие люди, которые, принадлежат к одному народу, легче сходятся… И потому любовь между мужчиной и женщиной — это полное приобщение: они становятся одним… И тогда есть любовь, потому что они — одно. И так во всяком случае, когда кто-то вожделеет своей противоположности. Это потому, что он будет восполнен ею, и когда будет восполнен, они станут одним целым, и поэтому возникает любовь» (Маараль).

Люди похожи и одинаковы в том, что у них есть один и тот же образ и подобие — образ Б-га. Маараль так объясняет стих «Возлюби ближнего как самого себя»: «Раби Акива говорит: Это важнейшее правило Торы… Можно объяснить, что раби Акива сказал: “То, что тебе ненавистно, — не делай товарищу”. Ты любишь товарища так, как любишь себя, поскольку так его и следует любить, — ведь товарищ сотворен по тому же образу и подобию. И поскольку у них один и тот же образ и подобие, с этой точки зрения человек и его товарищ — одно (у них есть совершенно одинаковый образ). И наибольшее достоинство человека в том, чтобы этот образ достиг в нем совершенства. Как сказали мудрецы: “Любим человек, ибо создан по образу Б-га”. И когда некто любит товарища, созданного по образу Б-га, и он сам создан по образу Б-га, и потому он любит товарища, как самого себя, так как у них один образ. И в этом цель Торы, чтобы человек приобрел это высшее достоинство — образ Б-га. И становится понятным сказанное Гилелем, что вся остальная Тора — объяснение: каким именно образом достигнуть такого уровня, чтобы быть совершенным образом Б-га».

Мудрецы открыли нам корень и основу отношения человека к ближнему, и все законы знания стоят на этом фундаменте. Соединение и отношение существуют только между подобными. Подобие и общее между людьми — это их духовный аспект. Образ Б-га в них. А со стороны телесных аспектов и эмоций подобное единство невозможно, как объясняется в комментарии рабейну Йоны на стих «Прихоти ищут по отдельности» (Притчи 18:1): «Тот, кто хочет следовать за своими прихотями, отделяется от всякого друга и товарища, ибо отдалится от него любящий и ближний, поскольку страсти людей и их качества различны. Желание одного не соответствует желанию другого. Но если пойдет по пути разума, тогда присоединятся к нему товарищи, и у него будет много друзей».

Любовь к ближнему есть частный случай любви к Творцу

Гилель говорит: «Будь (одним) из учеников Аарона: Люби мир и стремись к миру, люби людей и приближай их к Торе» (Пиркей Авот 1:12).

«Аарон был первосвященником, а первосвященник — особый человек, который должен связывать Израиль воедино, чтобы Израиль стал одним народом. Мишна говорит, что человек должен быть любящим людей. Это качество подобает тому, кто стремится к миру: он старается объединить людей, пока они не станут единым целым, и, разумеется, он и сам любит их и един с ними, как мы и сказали про Аарона. Человек должен приближать людей к Торе, поскольку (человек, стремящийся к миру) должен устанавливать мир не только между человеком и его другим. Он должен заботиться и о том, чтобы люди, отдалившиеся от Торы и заповедей благословенного Б-га, снова приблизились к ним, чтобы между людьми и Торой тоже воцарился мир и чтобы, в конечном итоге, были достигнуты мир и гармония между людьми и их небесным Отцом.

Таким образом, суть всех тех черт характера, которые человек, по словам Гилеля, должен приобрести, состоит в одном: (умении) объединять, добиваться единства. И теперь ты поймешь, почему обо всем этом говорит именно Гилель: он ведь был наси, а вся эта мишна связана с любовью к благословенному Б-гу. Ведь тот, кто любит благословенного Б-га, любит и Его творения» (Маараль).

Здесь нам раскрывается тайна данного вопроса. Любовь человека к ближнему возможна только вследствие того, что они оба едины в образе и подобии. Их суть обща, сущность объединена, и он любит другого, как самого себя. Основа и корень этого — любовь к Творцу, ибо Он — единственный мира, корень всех творений, уподобляющихся Ему в образе и подобии. Попробуем ещё немного углубиться в этот вопрос.

Максимальная любовь есть «любовь в наслаждениях», она в единстве любящего и любимого

Выше, в третьей главе данного эссе, мы объясняли, что даат — это воля, та колоссальная сила, которая способна перевести всю внутреннюю реальность человека и соединить ее с внешней реальностью. Воля — сила, толкающая всю внутреннюю сущность выйти и обратиться к чему-то внешнему и объединиться с ним. В корне этой силы заложено понятие удовольствия, которое является основой в сотворении человека. Там объясняется, что нет воли и нет наслаждения, подобных соединению в сознании человека с реальностью, которая в своем корне обща и едина с его собственной реальностью. Никакое удовлетворение и блаженство не сравнится с любовью человека, соединяющегося с собственной сущностью.

«До одной…»

В этом корень любви к товарищам у мудрецов Торы. «Учили, что сказал Раби: когда я пришел… к р. Элазару бен Шамуа, нашел я Йосефа из Вавилона, который сидел перед ним, и был дорог ему чрезвычайно, до одной». Комментаторы объясняют: «до одной» — до самой высокой части души, называемой йехида (букв. «единая, единственная»). Мудрецы Торы, сущность которых приобщена к этому высшему святому корню, по-настоящему объединены со своими товарищами, поскольку их корень один — Единый мира.

В этом и корень любви между мужем и женой: «И сказал человек: На этот раз кость от кости моей и плоть от плоти моей». И в этом также корень и основа любви общины Израиля и ее Друга.

Размышляя над этими вещами на все более и более глубоком уровне, мы не только находим удовлетворительный ответ на заданный выше вопрос: «В этом ли настоящие чувства, в этом ли глубина и цель заповеди любви к ближнему?! И где внутренняя связь между людьми, если все происходит в рамках холодного и расчетливого рационализма, в соответствии с рассудочным решением человека». Нам также открывается просвет для понимания повелительной заповеди, которая является «великим правилом Торы»: «Люби ближнего, как самого себя».


На восьмой день после начала праздника Суккот — в Шмини Ацерет, когда сыны Израиля покидают шалаши и возвращаются в дома — они немедленно начинают молить Вс-вышнего о дожде и благословении. Специальная вставка с просьбой о дождях добавлена в праздничный Мусаф дня Шмини Ацерет. Читать дальше