Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Почему мы отмечаем праздник Пурим, всем прекрасно известно из Свитка Эстер, мидрашей и других источников. Но кроме исторической информации, которая чрезвычайно важна для сохранения связи поколений, Пурим, как и всякий еврейский праздник, позволяет каждому извлекать свои индивидуальные уроки из событий, связанных с его историей. Внимательное изучение этой темы каждый год дарит нам новые открытия.

Главные герои событий Пурима — конкретные личности. Нам известны подробности биографии каждого из них, в частности, когда и где они родились. Их родословные прослеживаются буквально до Сотворения Мира.

При этом каждый образ из Свитка Эстер очень ярко воплощает в себе доброе или злое начало. Праведники Мордехай и Эстер олицетворяют собой добро. Нечестивый амалекитянин Аман и его жена Зереш, экс-царица Вашти и царь Ахашверош — воплощенное зло. Все эти люди покинули мир давным-давно, но доброе и злое начала, наполнявшие их, живы и проявляются в нашем окружении и в нас самих.

Мудрецы Торы говорят, что в Пурим каждому следует напиться до такой степени, чтобы перестать понимать разницу между словами «благословен Мордехай» и «проклят Аман»[1]. То, что Мордехай благословен, ясно, точно так же, как совершенно понятно, что Аман проклят. Нужно понять, что имели в виду наши мудрецы, когда говорили о достижении состояния, в котором возможно перестать различать настолько противоположные вещи. Сколько же должен выпить человек, чтобы перестать понимать разницу между ними? Не говоря уже о том, что Тора требует от человека стремиться к ясности и осознанности действий, и выступает против опьянения и любого затуманивания сознания!

Для того чтобы победило добро, необходимо знать, где кроется корень зла. Постигнув это, можно направить в правильное русло «оросительную систему», питающую силы добра, и наиболее эффективно сконцентрировать действия по выкорчевыванию зла в самом его истоке. Представляется, что анализ пуримских событий окажет нам в этом незаменимую помощь.

Амалек является наивысшим проявлением зла в материальном мире. Его влияние настолько мощно, что оно достигает духовных миров и самого Престола Славы Всевышнего. В Торе сказано: «…ибо рука на престоле Г-спода[2], что война у Г-спода против Амалека из рода в род»[3]. На основе этих слов «Мидраш Танхума»[4] говорит, что Имя и Престол Творца не будут цельными, пока не будет уничтожена память об Амалеке, то есть пока окончательно не будет устранено его влияние на нас и на весь мир.

Аман — амалекитянин, в полной мере отражающий все черты своего народа. Он родился примерно через 900 лет после дарования Торы, но поскольку в Торе имеется совершенно полная информация обо всех и обо всем, мудрецы Талмуда задают вопрос: «Аман из Торы откуда?»[5]. Ответ не заставляет себя ждать: «АМин аЭц» — «Не с древа ли?»[6] Имя «Аман» созвучно слову «АМин» на Святом языке.

Но вряд ли мудрецы собирались ограничиться поиском в Торе слова, наиболее созвучного имени Аман. Очевидно, что событие, рассказывающее о том, как Змей соблазнил Хаву отведать плод древа познания добра и зла, связано с Аманом.

Нарушение воли Творца принесло смерть и зло в мир, грех первого человека является первопричиной всех бед и несчастий. Автор книги «Зоар» в ряде мест пишет, что в Амалеке скрывается Змей-искуситель (см. также «При Цадик», «Ки Таво» п.8), а это значит, что Амалек несет в себе горе и разрушение. В Книге пророка Йешаяу (Йешаяу 14:29) есть такие слова: «Из рода змеиного выйдет гадюка». Примечательно, что числовое значение (гематрия) слова «гадюка» на Святом языке («цэфа») равно числовому значению слова «Амалек».

Давайте попытаемся понять, где именно находится змеиный яд Амалека, где то жало, из которого исходит смертельная опасность — физическая и духовная.

Обратимся вновь к «Зоару» и мудрецам Талмуда. В «Зоаре» неоднократно говорится, что страшнейшим грехом против Б-га и человечества является злословие. Первым в истории мира случаем клеветы были слова Змея, обращенные к Хаве, которые наихитрейший, по словам Торы, из всех полевых зверей, использовал, чтобы оговорить самого Создателя мира.

Мудрецы Талмуда свидетельствуют, что не было другого настолько искусного мастера клеветы и оговоров, как амалекитянин Аман[7]. Несколькими короткими фразами он смог убедить царя издать указ о геноциде еврейского народа и «приватизации» его имущества. Духовным наставником Амана был Змей, который, искушая Хаву, пытался внушить ей мысль о жестокосердии Создателя, запрещающего все на свете: «Ведь Б-г сказал: “Не ешьте ни от какого дерева в саду”»[8]. Хотя в действительности Творец заповедал Адаму совершенно обратное: «От всякого дерева в Саду можешь ты вкушать, а от Древа познания Добра и Зла не ешь»[9].

Взгляд Амана на мир был точно таким же, как и его учителя Змея. Он официально был вторым лицом в царстве Ахашвероша, правящего всем миром, а учитывая то абсолютное влияние, которое он имел на царя, Аман фактически являлся первой персоной персидско-мидийской империи. В соответствии со специальным постановлением царя, весь народ был обязан кланяться Аману в ноги. Все так и делали, кроме пожилого еврея Мордехая, который принципиально не соглашался кланяться Аману.

Както раз Аман пришел домой и стал хвалиться своими невероятными богатствами, многочисленной семьей, благосклонностью, которую он снискал у царя, и тем, что царица Эстер пригласила на пир только его из всех придворных вельмож. Можно ли достичь большего?! Живи себе и радуйся! Но перечисление своих выдающихся достижений Аман завершает совершенно неожиданно.

Он заявляет, что все эти блага для него ничего не стоят, если Мордехай ему не кланяется. Не странно ли? В жизни Амана все столь удачно и прекрасно, и из-за такого пустяка — отказа старого еврея поклониться — и роскошь, и высокое положение в обществе уже не имеют абсолютно никакой ценности! Можно, конечно, пытаться объяснить такое отношение к жизни гипертрофированным максимализмом, перфекционизмом или еще каким-нибудь «измом», но, во-первых, все имеет границы, даже «измы», а во-вторых, мы только что вспоминали о духовном учителе Амана — о Змее. Ведь Змей тоже представил запрет на плоды с одного единственного дерева при наличии невероятного изобилия других плодов, как тотальный запрет всего на свете: «Ведь Б-г сказал: “Не ешьте ни от какого дерева в саду”», вот и Аман из-за одной мелкой неприятности готов не заметить дарованных ему невероятных благ. А сколько таких Аманов встречается вокруг нас и в нас самих? Нет семьи — Аману плохо, есть семья — тоже нехорошо. Нет работы — Аман плачет, нашел — стонет. Есть деньги — у Амана забота, как бы не потерять, нет денег — вообще депрессия: на что жить? Что бы ни происходило, все ужасно, вне зависимости от объективной реальности.

Представляется, что неблагодарность за оказанное добро, нежелание видеть хорошее в себе и в других, постоянный поиск чего-то негативного и являются корнем злоязычия, да и вообще всего зла на свете. Человек, который не видит в себе достоинств, не замечает того хорошего, чем его одарил Создатель — ощущает постоянный дефицит всего, вне зависимости от количества имеющегося. Для того, чтобы почувствовать себя хоть сколько-нибудь хорошо, такому человеку, как правило, необходимо заметить недостатки в ближнем и, конечно же, сразу очернить его в глазах других. Именно такими представляются нам некоторые из действующих лиц Свитка Эстер: Аман, Зереш, Ахашверош, Вашти. Совершенно противоположны им образы Мордехая и Эстер, постоянно творящих добро, стремящихся прийти на помощь ближнему, пусть даже ценой собственной жизни, переполненных чувством благодарности за все, что у них есть, видящих все в позитивном свете, идущих по жизни в полной гармонии с собой и с миром.

Именно ощущению оптимизма, радости и гармонии хотели научить нас, своих потомков, Мордехай и Эстер. Читая Свиток Эстер, мы лишний раз убеждаемся, что дороги Всевышнему, любимы Им и, если даже не всегда нам удается исполнить Его волю, как подобает, мы всегда можем исправить ошибку и начать все сначала. Нет места отчаянию — Творец дает нам силы выстоять и победить. Наши молитвы достигают Его, и Он спешит нам на помощь, о чем чрезвычайно ярко свидетельствуют все события, описанные в Свитке Эстер. Поэтому мудрецы и составили специальные восхваления Творцу «за чудеса, которые Он вершил для отцов наших в дни эти, во времена прежние», которые мы произносим в пуримских молитвах и благословениях после трапез. Пуримские заповеди одаривать неимущих («матанот леэвъйоним») и посылать угощения один другому («мишлоах манот») помогают выразить удовлетворение, наполненность, внутреннюю гармонию. Ведь только тот, кто по-настоящему ощущает свою значимость и полноту, может почувствовать потребность одарить ближнего. Такой человек не сможет пройти мимо бедняка, не оказав ему помощи.

Еще одна заповедь — праздничное застолье («миштэ»). Кто в состоянии по-настоящему веселиться и пировать? Только тот, кому хорошо, как сказано: «У кого сердце весело, у того всегда пир»[10]. Человек, которого постигла беда, конечно, иногда пытается забыться в вине, но это не праздничное застолье, которое заповедано нам в Пурим, а горькое бегство от себя и от реальности. Да, далеко не у всех все благополучно, проблемы и заботы пока никто не отменял. И в Пурим мы не пытаемся от них абстрагироваться — просто мы учимся правильному взгляду на трудности жизни: «Все, что происходит — к лучшему», «Всему, что у меня есть, нужно радоваться и нужно ценить это, а если у меня нет чегото, то, по всей вероятности, для меня эта вещь — лишняя или даже вредная»[11], «Как много в нас и в других хорошего, давайте это хорошее замечать», «Проблемы и трудности возникают у нас не случайно, они необходимы нам как воздух, чтобы духовно расти. Не уклоняться от ответственности, но достойно решать все поставленные перед нами задачи. А заботы других людей нужны нам, чтобы прийти на помощь».

Все вышесказанное помогает нам понять, что для того чтобы не различать между «благословен Мордехай» и «проклят Аман» не нужно много вина. Достаточно наполниться радостью и осознать, что видеть «полную часть стакана» — это добро и благословение, это и есть «Мордехай», который благословен, а обращать внимание на недостатки и минусы — это зло и проклятие, это «Аман», будь он трижды проклят. Другими словами, это две стороны одной медали — одна из меда, а вторая из дегтя. Наша задача в Пурим достичь «познания добра и зла» и принять решение жить согласно этому знанию, чтобы в нашей благословенной бочке меда не было ни капли дегтя, как сказано: «Смотри, Я сегодня представил тебе жизнь и добро, а также смерть и зло»[12] и там же: «…Я представил пред тобой благословение и проклятие, так выбери жизнь, чтобы жил ты и потомство твое»[13].

В Свитке Эстер сказано (8:16): «И иудеям был свет и веселье, и радость, и уважение». Мудрецы Талмуда объясняют, что «свет» — это Тора, «веселье» — это праздник, «радость» — это союз обрезания, «уважение» — это тфилин[14]. Напрашивается вопрос, почему бы не сказать впрямую: «И иудеям были Тора, праздник, обрезание и тфилин?» К тому же и Тора, и праздники, и заповедь обрезания, и тфилин были и прежде у евреев, еще со времени дарования Торы. Так что изменилось с тех пор?

После победы над Амалеком и над Змеем, которые заставляют видеть все в черном свете, в негативе, взгляд еврея на мир меняется. Мы чувствуем, что учить Тору, отмечать все наши праздники, исполнять заповедь обрезания, заповедь тфилин и вообще все заповеди — это не только дань обычаю или обязанность. Если мы искоренили в себе влияние Амалека и Змея, то, изучая Тору, ощущаем великий свет, сокрытый в ней, настоящее веселье еврейского праздника, безграничную радость исполнения заповеди обрезания, как знака союза между нами и Создателем, и чудо единения с Ним Самим посредством тфилин, наполняющее нас чувством истинного самоуважения.

На самом-то деле, это и есть основа исполнения воли Творца: в радости и в ощущении удовлетворения от достижения цели жизни. В преддверии Судного Дня, когда на Небесах будет составлен приговор о нашем будущем, мы читаем девяносто восемь проклятий, упомянутых в Торе, полагающихся тем, кто исполняет заповеди без радости в сердце. Об этом сказано: «За то, что не служил ты Г-споду Б-гу твоему в радости и в добром расположении сердца в изобилии всего»[15]. То есть настоящее служение Творцу — служение с чувством радости и счастья, с пониманием, что именно это дарит нам добро, а иначе нет смысла в жизни. Победив Амалека, все почувствовали это совершенно явно. И евреям, и неевреям вдруг стало очевидно, что Тора — это свет, праздники — это истинное веселье, союз обрезания — это настоящая радость, а тфилин — это гордость и уважение. Как следствие торжества света началось массовое принятие гиюра: «И многие из людей разных народов становятся иудеями»[16].

И иудеям был свет и веселье, и радость, и уважение, так выбери же жизнь, чтобы жил ты и все потомство твое!

[1] «Мегила» 7б; «Шулхан Арух», раздел «Орах Хаим», гл. 695.2.

[2] Идиома, которая в Писании выражает клятву.

[3] Шмот 17:16.

[4] Глава «Ки Теце», пункт 11.

[5] «Хулин» 139б.

[6] Берешит 3:11.

[7] «Мегила», 13б.

[8] Берешит 3:2.

[9] Берешит 2:16-17.

[10] Мишлей 15:15.

[11] В трактате «Сота» (9б) приводится правило «Тот, кто возжелает того, что ему не положено, предмет своего вожделения не получит, а то, что имеет, потеряет». Среди тех, кто возжелал того, что ему не было положено, Талмуд называет Змея, соблазнившего Хаву, и Амана. Представляется, что слова «не получит» и «потеряет» не только о наказании. Возможно, они так же обнажают истину: желание заполучить то, что ему не положено, рождается у человека, который не ценит то, что имеет, а это означает, что у него как будто ничего нет.

[12] Дварим 30:15.

[13] Дварим 30:19.

[14] «Мегила» 16б.

[15] Дварим 28:47.

[16] Эстер 8:17.

Из журнала Мир Торы


Значение слова Алель (Аллель) — восхваление, возвеличивание, прославление. Обычно Алель читают во время утренней молитвы Шахарит, часто некоторые строфы — нараспев вместе с кантором Читать дальше