Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Изучал Тору в ряде ешив литовского края, в том числе, и в знаменитой Воложинской ешиве

Раби Менахем Каплан (р. Нахум Шамаш; р. Нохемке из Гродно; 5592-5640 /1832-1880/ гг.) — выдающийся праведник.

Родился в местечке Бейсигола, в очень бедной семье.

Изучал Тору в ряде ешив литовского края, в том числе, и в знаменитой Воложинской ешиве.

После женитьбы р. Нахум создал собственную ешиву, в которой ученики были всего на несколько лет младше своего наставника. Среди его ближайших учеников был р. Исраэль-Меир Акоэн (Хафец Хаим), ставший духовным лидером следующего поколения евреев Европы.

Хафец Хаим рассказывал, что ученики ешивы заметили: из ночи в ночь р. Нахум затворялся один в доме молитвы. И вот однажды Хафец Хаим, которому было тогда около пятнадцати лет, спрятался после вечерней молитвы в женской половине под одной из скамеек, и шамаш (служка), не заметив его, запер здание. Около полуночи дверь снова открылась — вошел р. Нахум и погрузился в изучение одной из книг (Хафец Хаим понял, что это был кабалистический манускрипт). Внезапно юноша увидел огонь, вспыхнувший вокруг р. Нахума. Он уже хотел кричать: «Гевалд! Пожар!», но почувствовал, что наставника окружал не такой огонь, «к которому мы привыкли». В трепетном молчании, «почти лишившись чувств», Хафец Хаим провел все время, пока р. Нахум учился, — и «как только тот закрыл книгу, огонь исчез». До утра юноша пролежал, дрожа всем телом, в своем убежище.

В зрелые годы Хафец Хаим повесил в своем доме портрет р. Нахума и учил своих детей и родных, чтобы они стремились «во всем походить на этого святого человека» (Гдолей адорот).

В двадцать один год р. Нахум поселился с семьей в г. Гродно — он был уже известным знатоком Торы и кабалистом, но отказывался занимать какой-либо из предложенных ему раввинских «тронов».

Его жена и дети жили в доме тестя, а он проводил дни и ночи в доме учения, оставляя на сон не более трех часов в сутки.

Стремясь обеспечить его постоянным источником пропитания, руководители общины предложили ему стать шамашем (служкой) в том доме учения, где он занимался. Р. Нахум с удовольствием обслуживал знатоков Торы и наводил порядок в собрании книг (Гдолей адорот).

Уже в годы молодости р. Нахум начал заниматься сбором благотворительных средств для бедняков общины.

Изо дня в день он обходил дома состоятельных горожан, собирая деньги, одежду и продукты питания, а затем разносил полученное по домам бедняков.

В зрелые годы р. Нахум Шамаш посвятил делам благотворительности все свои силы и энергию: в любое время года, с утра до вечера, он посещал конторы, магазины и дома горожан, где его уже все знали и уважали, — на собранные средства он содержал сотни неимущих семей, не отказывая в поддержке и беднякам-иноверцам.

Р. Нахум знал потребности и нужды каждого из членов общины. Он старался оказывать помощь незаметно для посторонних глаз, проявляя особенную заботу о положении вдов, сирот и больных.

Он привлек к своей работе специального счетовода, чтобы тот беспристрастно контролировал его приход и расход. Для своей бедствующей семьи р. Нахум не откладывал из собранных средств ни гроша (Гдолей адорот).

По вечерам, до самого позднего часа, р. Нахум давал уроки в доме учения — и для знатоков Торы, и для балабосов — ремесленников и торговцев. На его субботние драшот (толкования Торы) собиралось большинство членов общины.

На протяжении своей жизни р. Нахум много и тяжело болел, от голода и болезней умерли семнадцать его детей — но для самоотверженной помощи другим у него всегда оставались силы.

Его любовная забота о других евреев не имела границ. Однажды в его дверь постучал одетый в лохмотья нищий — он настолько продрог, что лязгал зубами. Р. Нахум накормил его и устроил на ночлег. В середине ночи странник тайно покинул дом, облачившись в теплый тулуп р. Нахума, которым тот был награжден за многолетнюю работу шамашем.

Когда в тот день р. Нахум явился в дом учения в лохмотьях, оставленных ему странником, один из знатоков Торы сообщил, что видел его тулуп на каком-то человеке, спешащем покинуть город. Молодые знатоки Торы собрались в погоню за похитителем, но р. Нахум, остановив их, спросил очевидца: «Ну и как на нем сидел тулуп?». «Точно в пору», — ответил тот. «Тогда оставьте его в покое, — попросил р. Нахум. — Он нищ и немощен, и может простудиться в такой мороз. А мне Всевышний даст другую одежду» (Маасей авотейну, Ки теце).

«У таких людей, — говорил о р. Нахуме его современник, главный раввин Минска р. Йерухам Перельман (Гадоль из Минска), — от природы горячее сердце, и любовь к ближнему пламенеет в них, это своего рода дар Б-га, подобный пророческому; их поступки совершаются силою вдохновения, они жертвуют собою ради других» (Р. Меир Гальперин, «Гадоль» из Минска с. 166).

Р. Нахум Каплан, р. Нохемке (как его любовно называли евреи черты оседлости), умер восьмого хешвана 5640 /1880/ года.

В его похоронах участвовали десятки тысяч человек — в том числе и иноверцы, которые также называли его цадиком (праведником).

Его жизни посвящена книга р. И.Д. Миллера Толдот Менахем («Биография Менахема»).


На восьмой день после начала праздника Суккот — в Шмини Ацерет, когда сыны Израиля покидают шалаши и возвращаются в дома — они немедленно начинают молить Вс-вышнего о дожде и благословении. Специальная вставка с просьбой о дождях добавлена в праздничный Мусаф дня Шмини Ацерет. Читать дальше