Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«У каждого человека есть и заслуги, и провинности. Тот, чьи добрые дела преобладают над грехами, — праведник; тот, чьи грехи перевешивают, — грешник; тот, чьи грехи и заслуги равновелики, — занимает промежуточное положение»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы раскаяния 3, 1

До сих пор мы говорили о смирении в мыслях. Теперь поговорим о смирении в поступках, и в нем можно выделить четыре составляющих: скромное поведение; безропотное принятие обид и унижений; ненависть к власти [над другими людьми] и бегство от почестей; уважение и почитание всех других людей.

Первая [составляющая] — это скромность в поведении, которая должна проявляться в речи, в походке, в том, где садиться [в обществе других людей], и во всех движениях вообще.

В речи. Сказали мудрецы (Йома 86а): «Говорить с другими [людьми] следует всегда спокойно». И Писание говорит об этом прямо (Коэлет 9:17): «Слова мудрых слышны, [когда сказаны] спокойно…». Нужно проявлять в своих словах уважение [к людям], а не пренебрежение, и об этом сказано (Притчи 11:12): «Унижающий другого — лишен ума[1][буквально — “бессердечен”]», и далее там же (18:3): «С приходом злодея приходит и унижение».

В походке. Сказали наши мудрецы (Сангедрин 88б): «Послали оттуда[2] [письмо с вопросом]: какими качествами обладает человек, достойный будущего мира? [Ответ]: смиренный и скромный — склонив [голову] входит, склонив [голову] выходит». Не следует шествовать, держась прямо [горделиво, с выпяченной грудью], и не следует ходить тяжелой походкой — [приставляя] большой палец [ноги] к пятке, а [ходить] как все люди, идущие по своим делам. Сказали наши мудрецы (Кидушин 31а): «Всякий, кто ходит, держась прямо [горделиво], как будто не дает места Б-жественному присутствию», а в Писании сказано (Йешаяу 10:33): «…а возвышающиеся [будут] низвергнуты».

Где садиться [в обществе других людей]. Следует выбирать себе место среди людей простых [из числа собравшихся], а не среди важных. Об этом тоже сказано (Притчи 25:6-7): «Не красуйся перед царем, и среди важных не стой. Ибо пусть лучше скажут тебе: “Поднимись сюда!”, чем унизят перед важным человеком, которого видели глаза твои»[3]. Еще сказали мудрецы в мидраше «Ваикра Раба» (часть 1:5): «Спустись со “своего” [причитающегося тебе] места на два или три ряда и сядь там, пока не скажут тебе: поднимись! Не занимай более почетного места, так, чтобы не сказали тебе: спустись!»[4]. О том, кто умаляет себя, сказали наши мудрецы (Баба меция 85б): «Всякий, кто умаляет себя ради Торы[5] в этом мире, становится великим в мире будущем». Еще сказали об этом: «“…сними тюрбан и сложи с себя корону!..”[6] (Йехезкель 21:31), — всякий, кто “велик” в этом мире, мал в мире будущем» (Ялкут Шимони, там). Отсюда следует также и обратное: тот, кто «мал» в этом мире, будет велик в мире будущем. Еще сказали наши мудрецы (Сота 5а): «Человек обязан учиться у Создателя; ведь Святой, благословен Он, “оставил” все горы и высоты, и снизошло Его присутствие на гору Синай из-за ее скромности»[7]. Сказано также (Рош а-шана 17б): «“…не вменяет в вину грехи остатку наследия Своего”[8] (Миха 7:18), — тому, кто ведет себя как “остаток” [Израиля][9]».

Вторая [составляющая смирения в поступках] — это безропотное принятие обид и унижений. Наши мудрецы сказали (Рош а-шана 17а): «Чьи грехи терпит Всевышний?[10] Того, кто “пропускает”[11] преступления [других против себя]». Еще сказано (Шабат 88б): «Унижены — а не унижают; выслушивают оскорбления — а не оскорбляют… О них говорит Писание (Шофтим 5:31): “…А любящие Его [будут], как восход солнца в мощи его!”». Рассказывают об огромном смирении Бовы бен Бута, благословенна его память (Недарим 66б): «Один вавилонянин приехал в Землю Израиля и женился там…[12] А Бова бен Бута заседал в суде. Пришла [эта женщина] и разбила их [масляные светильники] о его голову. Спросил он ее: что ты сделала? Она ответила ему: так приказал мне муж! Сказал он ей: ты исполняешь желания своего мужа? [В награду за это] Всевышний произведет от тебя двух сыновей, таких, как Бова бен Бута!»[13]. А в трактате Шабат (30б) рассказывается о великом смирении Илеля: «Учат мудрецы: пусть человек всегда будет смиренным как Илель». А раби Абау в великой скромности своей решил, что он еще недостоин называтьсясмиренным (Сота 40а): «Сказал раби Абау: раньше я думал, что я смиренен, пока не увидел раби Абу из Акко. Он сказал одно, а толмач[14] — другое, и тот не рассердился! [Теперь] я думаю, что я не смиренен»[15].

Третья [составляющая смирения в поступках] — это ненависть к власти [над другими людьми] и бегство от почестей. Об этом сказано (Авот 1:10): «Люби ремесло и презирай власть [над другими]…». И еще сказано (там 4:9): «Привыкший указывать — глупец, злодей и гордец». И еще говорили: «От всякого, кто преследует славу и почести, они убегают, а всякого, кто убегает от славы и почестей, они преследуют». И еще сказано (Псикта рабати): «“Не вступай в спор поспешно…” (Притчи 25:8), — [слово рив (“спор”) написано без буквы йуд, и потому можно его прочитать как рав[“большой”, “важный”, или “раввин”], и трактовать весь стих не в соответствии с его прямым смыслом: “не торопись становиться раввином”), — это означает: не торопись облечься властью. Почему? “…ибо что станешь делать после?” (конец стиха там же в “Притчах”). Завтра придут к тебе с вопросом; что ты им ответишь?»[16] Еще там же: «Раби Менахамо от имени раби Танхума [сказал]: всякий, принимающий власть ради удовольствия, [которое он от нее получает], подобен сластолюбцу, получающему удовольствие от тела женщины». Еще там: «Сказал раби Абау: Я [сказано от имени Всевышнего] называюсь Святым; если у тебя нет всех тех качеств, что есть во Мне, не принимай на себя власть». Мы встречаем это у учеников Рабана Гамлиеля, которые нуждались, пребывая в бедности, но не хотели принимать на себя власть. Это сказано в главе «Священнослужитель помазанный»[17] (Орайот 10а): «Вы думаете, что я наделяю вас властью, я же посылаю вам рабство!». Еще сказано (Псахим 87б): «Горе тому, кто облечен властью, ведь она хоронит тех, кто ею обладает». Откуда нам [это известно]? Из истории Йосефа, который умер раньше своих братьев[18], поскольку нес бремя власти (Брахот 55а).

Таким образом, власть — это не что иное, как тяжкое бремя на плечах того, кто в нее облечен. Ведь пока человек живет сам по себе среди своего народа, он как бы «растворен» среди других и отвечает только за себя. Но как только он восходит к власти и духовному руководству, он отвечает за всех, кто находится в его руках и под его правлением, поскольку он должен следить за всеми, наставлять и исправлять их поступки. И если он не делает этого, то, как сказано, «их грех на ваших головах» (Дварим Раба 1:10).

А почет — это не что иное, как обман, заставляющий человека поступать против собственного здравого смысла и против воли его Создателя, побуждающий его забыть все свои обязанности. Тот, кто понимает, в чем его суть, несомненно, возненавидит почет и презрит его, и все воздаваемые ему почести и восхваления будут ему в тягость. Ведь увидев, как его хвалят за то, чего на самом деле у него нет, он только устыдится и будет сокрушен, — мало ему того, что эти достоинства в нем отсутствуют, но и ложные хвалы возносят ему, к еще большему стыду!

Четвертая [составляющая смирения в поступках] — это уважение и почитание всех других людей. Учат наши мудрецы (Авот 4:1): «Кто почитаем? Почитающий людей!». Еще сказано (Псахим 113б): «Откуда [мы учим], что знающий о другом человеке, что тот больше [достойнее] его самого даже в чем-то одном, обязан почитать его…». И еще учили (Авот 4:15): «Приветствуй первым каждого человека». Говорят о раби Йоханане бен Закай, что ни разу ни одному человеку не удалось опередить его в приветствии, и даже нееврею, [встреченному им] на улице (Брахот 17а). Человек обязан оказывать уважение другому, как в словах, так и в поступках. Наши мудрецы рассказывают (Берешит Раба 61:3) о двадцати четырех тысячах учеников раби Акивы, которые умерли из-за того, что не оказывали уважения друг другу[19]. И так же, как [желание] унизить [ближнего] — в природе злодея, как говорится об этом в Писании (Притчи 18:3): «С приходом злодея приходит унижение», точно так же уважительное отношение к другим — обычай праведных, — обычай, которому они не изменяют. Об этом сказал пророк (Йешаяу 24:23): «…и пред старейшинами [мудрецами] — почет».

Мы объяснили [лишь] основные составляющие смирения, тогда как детали его во всех их разновидностях весьма многочисленны и зависят от ситуации, места и времени, — как сказано (Притчи 1:5): «Услышит мудрый — и умножит познание…». Несомненно, что смирение удаляет с пути человека многие препятствия и приближает его ко многим благам. Ведь смиренный мало обращает внимания на блага этого мира и не ревнует к его обманчивым видениям. И еще [одно преимущество смиренного]: общение с ним приятно, люди рады ему, [ибо] он никогда не доходит до гнева и ссоры, и все [он совершает] в тишине и спокойствии. Счастлив тот, кто удостоился этого качества! И сказали наши мудрецы, будь благословенна их память (Иерусалимский Талмуд, Шабат 1:3): «То, что сделала мудрость венцом для головы своей[20], смирение сделало подножием своим»[21], ибо вся мудрость не сравнится со смирением.


[1] Перевод согласно Ибн Эзре.

[2]Из Земли Израиля; имеется в виду обмен посланиями, происходивший в эпоху Гемары между мудрецами Земли Израиля и Вавилона.

[3] Тем, что попросят перейти на менее почетное место.

[4] Речь идет о местах, например, в зале суда, где места были более почетные (высокие) и менее почетные (низкие), и также — в Доме учения.

[5] Т.е. перед мудрецами, Мааршо.

[6] Тюрбан (мицнефет) — головной убор первосвященника; в данном случае упоминается как символ величия в этом мире. Корона (атара) — символ совершенства праведника и его награда в мире будущем. Согласно приведенному мидрашу, Всевышний говорит пророку: «Я удалю незаслуженный символ величия в этом мире, а в месте с ним — величие в мире будущем».

[7] Из-за того, что она невысока.

[8] «Остатку» Израиля, называемому «наследием» Всевышнего.

[9] Т.е. худшие (считающие себя таковыми из скромности).

[10] Здесь не имеется в виду «прощает» или «аннулирует», но как бы «не замечает» греха, хотя тот продолжает существовать; см. р. М. Кордоверо (Рамак), «Томер двора», ч. 1.

[11] Т.е. не замечает, когда делают зло ему самому.

[12] Язык евреев Вавилона (на территории современного Ирака) отличался от языка евреев Земли Израиля, и жена часто не понимала, чего хочет от нее муж-вавилонянин; она постоянно готовила ему не ту еду, что он просил. Когда она принесла ему масляные светильники вместо арбуза, он в гневе приказал ей разбить их о верхнюю перекладину ворот (рейша де-бова), а она поняла «о голову Бовы» (что звучит одинаково).

[13] Двух сыновей — очевидно, в соответствии с двумя свечами, которые она разбила о голову раби Бова бен Бута. Опозоренный на глазах людей судья не разозлился на женщину, а спокойно выяснил, почему она это сделала. Он восхитился ее готовностью исполнять несуразные, а может быть, и опасные желания мужа и благословил ее.

[14] Один из учеников, громко повторяющий слова учителя для всех.

[15] Гемара (там) объясняет, в чем выражалась скромность раби Абау. Однажды жена ученика раби Абау [того самого, который громко повторял за ним уроки для всех], сказала жене самого раби: «Мой [муж], не нуждается в твоем, а то, что он наклоняется к нему [как будто слушать], так это только из уважения!». Т.е. ученик, фактически присвоил себе уроки раби Абау, рассказывая другим, что он, якобы, автор этих уроков и только делает вид, что повторяет их за учителем. Когда же возмущенная жена раби Абау рассказала ему об эти слухах, он ответил ей: «Ну и какая разница от чьего имени прославляется Всевышний?». В случае раби Абу из Акко произошло обратное, ученик действительно только делал вид что слушает учителя, а сам говорил другое, то, что казалось верным ему, выдавая свои домыслы за мнение раби Абу.

[16] Т.е. власть — это не почет, а прежде всего, ответственность за других.

[17] Священнослужитель, помазанный маслом помазания, который обращается с речью к войску на границе Земли Израиля при выступлении его на войну (см. Дварим гл. 20, объяснение Раши там).

[18] Хотя он был моложе их всех, кроме Биньямина.

[19] Такого, какое требовалось от них соответственно их высочайшей духовной ступени.

[20] То есть Б-гобоязненность, как сказано (Псалмы 111:10) «Начало мудрости — страх перед Г-сподом…». Слова «начало» и «голова» на Святом языке являются омонимичными и звучат одинаково — рош.

[21] Буквально — «пяткой своей», и речь здесь тоже идет о Б-гобоязненности. Сказано: (Мишлей 22:4): «Вследствие смирения и боязни Г-спода [приходят к человеку] богатство, почет и жизнь». Слово «вследствие» — на Святом языке экев — означает также «пятка», и первые слова стиха можно трактовать так: «пятка [то есть подножие] смирения — Б-гобоязненность». В цитированном отрывке из Иерусалимского Талмуда так и сказано: экев ле-сульята, где слово сульята означает «пятка», «стелька».

Редакция благодарит рава Лейба Александра Саврасова за любезно предоставленный материал


Съев определенное количество хлеба, мы читаем особую молитву, которая называется Биркат а-мазон и состоит из нескольких благословений. Произнося Биркат а-мазон, мы, тем самым, признаем, что наше пропитание зависит от Творца, и нам следует благодарить Его за всякую пищу. Читать дальше