Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Ликуд привел в свои ряды много сефардских евреев, которые прежде голосовали за Аводу и обрел популярность у религиозных евреев.

В Израиле после войны прошли выборы. В новом Кнессете в январе 1974 года был 51 представитель Рабочей партии (Аводы),[1] 31 депутат Ликуда и пятнадцать представителей религиозных партий (десять от Мизрахи и пять от Агудат Исраэль). Голда Меир сформировала правительство и осталась премьер-министром. Но несколькими месяцами позже, когда комиссия по расследованию неготовности к войне установила, что Голда и Моше Даян несут ответственность за то, что поставили Израиль под страшный удар арабов, она ушла в отставку. Голду заменил Ицхак Рабин. Но в конце 1976 года внутренние проблемы и личный скандал привели к падению правительства.[2]

Результаты выборов 1977 года были удивительными. Получив 15 мест в первом Кнессете и проведя двадцать восемь лет в политическом изгнании, Ликуд, партия Бегина, стала самой большой в Израиле, получив на выборах 43 голоса, а Авода потеряла 19 голосов, за нее проголосовали лишь 32 депутата. Ликуд объединился с религиозными партиями и создал правительство, во главе которого встал Менахем Бегин. Ликуд привел в свои ряды много сефардских евреев, которые прежде голосовали за Аводу и обрел популярность у религиозных евреев.

Менахем Бегин был традиционным евреем, он говорил с религиозным акцентом восточноевропейского еврея, а не светским голосом лидеров Аводы, управлявших государством двадцать восемь лет его существования и еще тридцать лет до этого при британцах. Свои корни Бегин раскрыл в инаугурационной речи Кнессету, когда его выбрали премьер-министром:

Бог наших отцов дал нам наше право на существование на заре человеческой цивилизации почти четыре тысячи лет назад. За это право, освященное еврейской кровью, проливаемой из поколения в поколение, мы заплатили цену несравнимую с тем, что известно в анналах истории народов. Ясно, что этот факт не уменьшает и не отменяет нашего права. Наоборот. Поэтому я подчеркиваю: мы не ожидаем, чтобы кто-то ставил под вопрос или признавал наше право на существование на земле наших отцов.

Светские лидеры социалистов игнорировали изгнание и прошлое, считая, что у «нового» Израиля нет никаких связей с древней верой евреев, а для Бегина прошлое было реальным, важным, поучительным и интимно связанным с будущим Государства Израиль. Его восхождение к власти стало поворотным пунктом в израильской политике и жизни.

Кэмп Дэвид

Приход Бегина к власти совпал с избранием Джимми Картера президентом США. Картер очень хотел мира на Ближнем Востоке, а ключевой фигурой к миру был Садат. После успешных секретных переговоров Садат совершил драматический перелет в Израиль, где представил перед Кнессетом египетскую проблему. Бегин не дал ясного ответа, интенсивные и сложные переговоры продолжались еще два года.

Наконец, Картер пригласил Бегина и Садата в свое президентское место отдыха, Кэмп Дэвид. Без вмешательства прессы и прожекторов, три лидера после марафонских дискуссий заключили соглашение о мире между Израилем и Египтом. Египет получал назад весь Синай, а Израиль — дипломатическое признание и мир с самым большим и агрессивным соседом.[3] Это был первый мирный договор между Израилем и арабским государством.

За свои усилия Бегин и Садат получили нобелевскую премию мира. К сожалению, Садата за упрямство и прагматизм подвергли остракизму другие арабские лидеры. А потом застрелили, продолжив им меланхолическую цепь убитых арабских лидеров, которые пытались установить мир с Ишувом и Израилем.

Все, кто видел Бегина в ермолке на голове, который читал древнее еврейское благословение за оказанное Творцом благо, надеялся, что произошло фундаментальное изменение в израильской жизни. Жест Бегина был символической частью его политического обращения. Хотя и не полностью соблюдающий еврей, он сознавал, что еврейский народ родился не вместе с Герцлем. Его уважение и чувствительность к еврейской традиции вызвали симпатии многих, его поддерживали, несмотря на несогласие по ряду вопросов.

Хотя Бегин продолжал руководить страной и в следующей каденции, изгнал в Ливанской войне ООП из этой страны, разбомбил иракский ядерный реактор и пытался усилить Израиль дипломатически, его высшим достижением осталось Кэмп Дэвидское Соглашение. Хотя оно привело только к холодному миру с Египтом, но это было лучше жаркой войны. Даже во время войны Израиля в Ливане в 1982 году, когда Египет яростно выступал против Израиля, он сохранял верность хотя бы букве договора, если не его духу.

Тот факт, что это соглашение удержалось и пережило даже периоды большого напряжения, может служить утешением Израилю. Семидесятые годы были самым тревожным десятилетием для Израиля и мирового еврейства. Война и мир, террор и спасение, перемены и продолжение прошлого отмечали этот период. Но главные проблемы[4] еврейской жизни в современную эпоху были еще не решены.


[1] Название вводит в заблуждение, идеология и политика этой партии отражает интересы не рабочих и простых людей ­— Г.С.

[2] На пятницу во второй половине дня, с нарушением субботы, была назначена церемония приема новых самолетов, поступивших из США в израильские вооруженные силы. В знак протеста, национально-религиозная партия вышла из правительства. А личный скандал заключался в том, что Рабин скрыл от общественности факт незаконного хранения его женой сбережений, 23.000 долларов, на счету иностранного банка — в Вашингтоне.

[3] Палестинскую проблему, статус Иерусалима и еще ряд вопросов отложили до лучших времен.

[4] Среди них: внешний антисемитизм, внутренний раскол, борьба за поддержку жизни по Торе и ее ценностей, и проблемы светской ассимиляции.


Главой Бемидбар (что означает «В пустыне») открывается четвертая книга Пятикнижия, которая носит такое же название — книга Бемидбар. Эта часть Пятикнижия рассказывает о сорока годах, проведенных народом Израиля в пустыне, в условиях, совершенно непригодных для жизни человека, и о чудесах, сделавших эту жизнь возможной Читать дальше

Недельная глава «Бемидбар». Заслуги царского легиона

Рав Бенцион Зильбер

В нашей главе говорится о всеобщей переписи еврейского народа. Левиты исчисляются отдельно и по-другому, не так, как представители остальных колен. Почему?

Глава Бемидбар

Рав Исроэль Зельман,
из цикла «Книга для изучения Торы»

Любой человек существует и учитывается не сам по себе. Он принадлежит своему роду: сначала — как внук и сын, в последствии — как отец и дед.

Недельная глава Бемидбар

Исраэль Спектор,
из цикла «Врата востока»

Восточные истории, комментирующие недельную главу Торы.

Недельная глава «Насо» («Определи число»). Тора дана в пустыне

Рав Бенцион Зильбер

«Насо» — вторая глава книги «Бемидбар» — самая большая глава в Торе. Она содержит сто семьдесят шесть стихов, в числе которых — восемнадцать заповедей. Глава завершает подсчет левитов, начатый в предыдущей главе, и определяет их обязанности при переносном Храме. В заключение глава описывает дары и жертвы, принесенные главами колен при открытии Мишкана.