Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Недальновидность военных и спесь политиков поставили Израиль на грань уничтожения. Оборонительная линия Бар-Лева рухнула в считанные часы.

Решающий год Садата

28 сентября 1979 года Гамаль Абдель Насер умер. Его преемником во главе Египта стал Анвар Садат.[1] Насер, фактически, отдал египетскую экономику и вооруженные силы в зависимость от СССР. Он был рабом своего упрямства, поэтому не мог предложить мир Израилю. И хотя безуспешная и дорогостоящая Война на Истощение вынудило его вновь заключить перемирие с Израилем, но Насер использовал эту передышку для нового витка перевооружения и разместил противовоздушные ракеты вдоль Суэцкого канала.

Садат после смерти Насера стал искать выхода из военной конфронтации. В феврале 1971 года он сделал драматическое предложение: Египет признает Израиль, тот отходит от Суэцкого канала, а позднее из всего Синая. Но Израиль отнесся к этому с недоверием.[2] А когда, наконец, предложил мир Египту через ООН, он примерно соответствовал Кэмп-Дэвидскому соглашению 1979 года между Израилем и Египтом.

Но в 1971 году переговоры не состоялись, и Садат принял судьбоносное решение о войне. Он объявил, что 1971 год будет «Решающим годом». Сирия, соперник Египта за лидерство в арабском мире, высмеяла это заявление, его проигнорировал и Израиль. Минул 1971 год, и стало казаться, что Садат бравировал, блефовал в стиле многих арабских лидеров. Но невнимание к его словам было фатальным просчетом.

У Садата были три предпосылки для окончания состояния войны с Израилем. Первая — он хотел освободить Египет от военной, дипломатической и экономической зависимости от России и вместо этого заключить союз с США, единственной страной, которая реально могла побудить Израиль пойти на мир. Вторая — он должен был восстановить арабскую гордость, потому что только тогда мог безопасно вступить с Израилем в переговоры.[3] И третье, он хотел продемонстрировать Израилю, что неудобный и холодный мир все же лучше горячей, кровавой, хотя и безуспешной, войны.

Истинным Годом Решения стал 1972, когда Садат начал осуществлять сложный процесс достижения всех трех необходимых условий для успеха своей отдаленной дипломатической цели — вывести Египет из арабо-израильской борьбы. Он выслал советских советников из Египта, но лишь тогда, когда убедился, что получил оттуда все новейшее вооружение и ввел его в египетские вооруженные силы. Он заключил с Хафезом Аль Асадом, сирийским диктатором, секретный договор о внезапном нападении на Израиль. Ненависть Асада к Израилю преодолела его антипатию к Садату.

Израиль мог видеть все угрожающие признаки грядущей атаки. Отчеты разведки и аэросъемки показывали сосредоточение войск и совместную военную активность Сирии и Египта. В августе 1972 года в яростной схватке над Голанами израильская авиация сбила тринадцать сирийских самолетов. В конце августа Израиль мобилизовал войска, убежденный, что этого будет достаточно, чтобы сорвать арабский блеф и предотвратить войну, и вскоре после этого демобилизовал войска. Израильское руководство было слепо к предстоящей угрозе.

Спесь, упрямство, наглая уверенность в себе и разгильдяйство, общая неготовность — эти ингредиенты поставили Израиль на грань страшного поражения. Оборонительная линия Бар Лева на Суэцком канале была плохо рассчитана, плохо поддерживалась и оборонялась недостаточным числом людей. Утром в Йом Кипур[4] 6 октября 1973 года в день начала войны атакующей Сирии на Голанских Высотах противостояли менее шестидесяти танков. Убежденные в том, что арабы не посмеют вновь напасть на еврейское государство, израильские лидеры игнорировали все очевидные агрессивные движения, доверяя вместо этого своей интуиции, которая подсказывала, что Садат блефует. Понадобилось более трех с половиной тысяч жертв, чтобы привести правительство к сознанию суровой реальности.

Египетская армия насчитывала 800.000 выученных солдат, 2.200 танков, 150 противовоздушных ракетных батарей и 550 современных боевых самолетов. Это была сильная и подготовленная армия, она много раз совершала маневры, готовясь к хорошо спланированной атаке против израильской линии обороны на Суэцком канале. Сирийская армия тоже была натренирована и прекрасно вооружена, у нее было 1.500 танков, 1000 артиллерийских стволов и 50.000 инфантерии, собравшейся на Голанах, с существенными резервами, охранявшими дорогу на Дамаск. Чтобы нейтрализовать над полем боя воздушные силы Израиля, Сирия сосредоточила на Дамасском плато поставленные Советским Союзом ракетные батареи.

Израиль побеждает в битве, но…

В два часа утра в Йом Кипур 5734/1973 года Египет и Сирия одновременно атаковали Израиль. Египетская армия перешла Суэцкий канал и легко преодолела на большом протяжении защитную линию Бар Лева. Израильтяне пытались прийти в себя от шока неожиданного и мощного удара и мобилизовать войска. Люди в молитвенных накидках покидали синагоги и садились в грузовики, которые везли их на их армейские базы. Молитвы Дня Искупления стали еще интенсивнее, когда Израиль осознал, в какой страшной опасности он находится.[5]

Ситуация на севере была еще серьезнее, чем в Синае. На Голанах у Израиля было мало места для маневра, сирийские войска находились около Тверии, и на краткий момент даже дорога на Хайфу оказалась открытой. Героизм и самопожертвование немногих израильских защитников Голан как-то сдержали сирийское наступление до прихода подкреплений, а на третий день борьба перешла уже на территорию Сирии.[6]

Даже самые убежденные атеисты заговорили о чудесах, как единственном объяснении происшедшего — немногочисленные, неподготовленные израильские силы остановили сирийское нападение. Медленно, но упорно израильтяне стали вытеснять сирийцев назад за начальные линии атаки, на их территорию, куда затем вошли сами, загнав их войска в окружение. Израильская артиллерия уже обстреливала Дамаск, а авиация после тяжелых первоначальных потерь восстанавливала господство в сирийском небе. Теперь, когда опасность на сирийском фронте уменьшилась, Израиль обратился к Синаю и египетскому фронту.

После праздника Суккот в Синае начались массированные танковые бои. На египетском фронте было равновесие сил, египтяне не могли продвинуться дальше по Синаю, но и Израиль не мог выбить их с занятых ими позиций. 15 октября в блистательном военном маневре под командованием генерала Ариэля Шарона израильская танковая бригада прорвалась сквозь линию египетского фронта, оставив с севера Вторую египетскую армию, а с юга — Третью армию, и достигла Суэцкого канала.

16 октября израильские солдаты пересекли канал и укрепились на его западном берегу, угрожая Третьей египетской армии окружением и разгромом. Дорога на Каир теперь была открыта, воздушные силы Израиля непрерывно бомбили впавших в отчаяние египтян. Военная фаза Войны Йом Кипура, начатая израильским поражением, закончилась деморализацией арабов, их бегством и гибелью. Но арабы, особенно Садат, достигли цели, нарушив статус кво. Президент восстановил арабскую гордость одержанными успехами, и арабы смогли военное поражение превратить в дипломатическую и политическую победу.

Неподготовленность Израиля в начале войны очевиднее всего проявлялась в отсутствии амуниции и запчастей для войны, которая длится больше шести дней.

Интенсивность войны застала интендантские части врасплох. Нехватка вооружения была огромной, потери авиации большие, число поврежденных и подбитых танков вызывало тревогу. Моше Даян сделал необдуманное публичное признание о том, что у израильских войск кончились некоторые боеприпасы, и без американских поставок страна окажется в тяжелом положении.

С 14 октября, Израиль начал получать массированные военные поставки из США. Огромные грузовые самолеты США и Израиля совершали эти перевозки по прямому приказу президента Ричарда Никсона.[7] Так Израиль оказался в долгу у президента и его государственного секретаря Генри Киссинджера,[8] и они сразу использовали эту зависимость Израиля.

Киссинджер вылетел среди ночи в Москву, чтобы договориться с СССР. Пока арабы побеждали, сверхдержавы, включая США, хранили молчание, но, когда верх стал брать Израиль, Россия и США навязали через Совет Безопасности резолюцию о прекращении огня, которая спасла Третью египетскую армию от унижения капитуляции.

Несколько последующих месяцев Киссинджер вел челночную дипломатию, летая между Вашингтоном, Каиром, Дамаском и Иерусалимом, и добился соглашения между Израилем, Египтом и Сирией. Арабские страны получили от Израиля территориальные уступки[9] в обмен на соглашение полностью соблюдать прекращение огня и возвращение израильских военнопленных.

Но более того, арабы получили психологическую победу, мировое общественное мнение теперь сильно склонилось в их сторону. Израиль показал, что он физически уязвим, и его многочисленные враги радовались его дискомфорту. Эта перемена в мировом мнении начала развиваться еще после Шестидневной войны, когда Израиль перестали воспринимать как постоянную жертву, а стали называть мини сверхдержавой. А атака арабов после этой войны привела к тому, что их перестали презирать в западном мире. Теперь традиционный антисемитизм стал еще сильнее.

…проигрывает войну за мировое мнение

Арабские нефтедобывающие страны использовали войну Судного дня, чтобы утроить цену нефти на мировом рынке. Солидаризируясь в требовании уступок от Израиля, арабы объявили США и другим вовлеченным западным странам нефтяной бойкот. Длинные очереди на бензоколонках, ограниченное снабжение горючим, притушенные декоративные огни в городах и наступившая серьезная инфляция шокировали Америку. Тот факт, что арабы, которые так активно ограничивали любую израильскую победу, смогли связать цену и поставки горючего с «израильской проблемой» тоже привел к эрозии общественной поддержки Израиля.

Антиизраильские и антисемитские лозунги стали появляться публично, и еврейская община в мире стала чувствовать себя неуютно. Антисемитская пропаганда и клевета наполняли мир, исходя, главным образом, из СССР и арабских стран. Стали циркулировать худшие образцы царской и гитлеровской пропаганды, редко встречая какой-либо протест. Особенно показательно, что общественное мнение было против Израиля — жертвы агрессии, а не против арабских стран, которые установили бойкот. Антисемитизм — устойчивый вирус, он присутствует всюду, даже если иногда дремлет в нееврейском мире.

Самое большое извращение справедливости и права совершала Организация Объединенных Наций, специально созданная некогда ради справедливости и права. Ясир Арафат, глава ООП, поднялся на трибуну Генеральной Ассамблеи ООН с автоматом[10] под аплодисменты присутствующих! В 1975 году Иди Амина, палача Уганды, который прежде аплодировал нацистам, уничтожавшим евреев в Европе, официально приветствовала Генеральная Ассамблея. Там он объявил о «сионистско-американском заговоре» и призвал исключить Израиль из состава ООН, а потом уничтожить. Его, стоя, приветствовали овацией большинство собравшихся дипломатов.[11]

В ноябре 1975 года Генеральная Ассамблея издала резолюцию, приравнивавшую сионизм к расизму.[12] Это была легитимация антисемитизма в мире, пережившем Освенцим. Все жуткие высказывания двадцатых и тридцатых годов теперь повторяло новое поколение. После ужасной опасности в войне Йом Кипура еврейский народ страдал ныне от агонии дипломатической изоляции и почти всеобщего осуждения за свое страшное преступление — за то, что позволил себе выжить при последней попытке его уничтожить.

Арабские правительства на встрече в Рабате в октябре 1974 года провозгласили ООП «единственным законным представителем палестинского народа». Ободренный победой среди арабов и триумфом в ООН, Арафат направил своих убийц, террористов против Израиля.[13] Они похищали самолеты, убили маленьких детей в школе в Галилее — в городе Маалот, расстреляли израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене в 1976 году, убивали израильских дипломатов и представителей и угрожали насилием во всем мире.

Терроризм ООП стал новой, принятой и одобренной версией старого погрома. Типичный ответ мира на хладнокровное убийство одиннадцати израильских атлетов продемонстрировал Международный Олимпийский Комитет. Он отказался остановить игры даже на символическую минуту молчания. Но Израиль отражал эти удары сильно и эффективно.[14] В 1976 году мир потрясла дерзкая, смертельно опасная и невероятно успешная спасательная операция израильских десантников в столице Уганды Энтеббе, куда арабские террористы угнали самолет с евреями, пользуясь поддержкой Иди Амина.[15] Израиль стал мировым лидером по борьбе с террором и новыми технологиями в этой сфере. Но потоки еврейской крови не прекратились.

 


[1] Во время войны он поддерживал Германию, поэтому трудно было ожидать, когда он пришел к власти, что он заключит с Израилем мир. В первые годы правления его серьезно недооценили его современники: союзники и враги.

[2] Когда израильского премьер-министра Голду Меир спросили о желании Садата заключить мир, она сказала: «Это будет день. Я не верю, что он наступит». Хаим Герцог, Война Судного дня, НЙ, 1975.

[3] Садату, которого убили за заключение этого мира, как и другим арабским лидерам до него, пришлось узнать, что для араба никогда не безопасно делать мир с Израилем.

[4] День Искупления (Судный день), всеобщий суточный пост без еды и воды, который почти все население Израиля проводит в синагогах и молитвах. В Израиле и на Западе эту войну называют войной Судного дня, а арабы — октябрьской войной.

[5] Когда министр обороны Моше Даян осознал ужас военной ситуации, он сказал премьер-министру Голде Меир: «Третий Храм рушится»! (Знаменательно использование религиозной символики в грозные и возвышенные моменты жизни даже не для публики не соблюдающими традицию евреями того поколения — Г.С.)

[6] Например, молодой израильский танкист Цвика Гринголд чудесным образом один вывел из строя целый сирийский танковый батальон! См. Герцог, стр. 84-92.

[7] У администрации Никсона в этом время были свои проблемы. Вице-президент Спиро Эгню посреди этой войны ушел в отставку, обвиненный во взяточничестве. Назревал скандал республиканского Вотергейта. Это было тяжелое время для президента и его руководства, он чувствовал, что ему необходима победа в иностранной политике, чтобы спасти свое кресло.

[8] Еврейский беженец из Германии, блестящий эгоцентрик, получивший всеобщее признание. Провозгласив, что «никогда не повредит интересам и безопасности Израиля», он поступил, как принято в последнее время у евреев, добившихся вершин власти в нееврейском обществе. Они обещают помочь своим братьям «равновесным» подходом, что обычно вредит еврейским интересам. Последующий смешанный брак Киссинджера был эмоциональным барьером и причиной отстранения от него большей части американской еврейской общины и даже израильского руководства.

[9] Египет получил треть Синая, а Сирия — часть Голан и город Кунейтра.

[10] Первый и единственный человек, которому было позволено войти на трибуну ООН с оружием — Г.С.

[11] И США это проглотили, продолжая давать ООН львиную долю получаемых ими средств — Г.С.

[12] Арабы и русские мобилизовали страны «третьего мира» и издали резолюцию, против которого голосовало только 35 стран.

[13] И не только против него. Террористы ООП вели длительные войны и против других арабов. В 1975 году они спровоцировали гражданскую войну в Ливане. Эта ужасная бесконечная война разрушила самую процветающую и стабильную арабскую страну на Ближнем Востоке. Больше какой-либо другой серии событий деятельность ООП в Ливане показала суть этой зверской, беззаконной группы.

[14] В частности, в течение лет были найдены и уничтожены почти все террористы, которые совершили бойню на Олимпиаде — Г.С.

[15] Осознав чудо, потому что неподготовленная операция со многими допущенными ошибками должна была закончиться полным уничтожением посланного отряда, а кончилась полной победой и гибелью лишь командира, один из десантников совершил тешуву. Ныне он глава колеля и отец десяти детей — Г.С.

 


Йеуда хоть и не был старшим сыном Яакова, тем не менее, именно он был одним из лидеров среди своих братьев. Его имя, как и название колена Йеуды, переросло в название всего еврейского народа и еврейской религии. Йеуда не боялся брать на себя ответственность. В одном из эпизодов Торы описано, как Йеуда смог переломить себя и прилюдно совершить тшуву, раскаяние. Мудрецы говорят, что именно за это он удостоился стать родоначальником царского рода. Читать дальше