Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Если человек приучит себя к постоянному размышлению об этой истине, он мало-помалу освободится из плена глупости, в котором держит его тьма материальности.

 

Лучший способ приобрести качество воздержания — это разглядеть всю ничтожность удовольствий этого мира, низменность их и то великое зло, которое они могут собой породить. Ведь именно соблазн глаз, влекомых видимой полезностью и привлекательностью вещей, вводит в заблуждение природу человека настолько, что необходимы колоссальные усилия и хитрости, чтобы воздержаться от этих удовольствий. Подобный соблазн, по свидетельству Писания, послужил причиной первого совершенного [человеком] греха (Берешит 3:6): «И увидела женщина, что хорошо дерево для еды, и вожделенно для глаз… и взяла от плодов его, и ела…». Но если станет ясно человеку, что это «добро» [приносит] лишь разочарование, оно воображаемо и не имеет никакой истинной основы, а зло в нем — реально или близко к тому, чтобы стать таковым, то он, несомненно, презрит его и нисколько не возжелает. Поэтому все, что необходимо здесь усвоить, — научить разум распознавать ничтожность этих удовольствий и их ложность, так, чтобы человек сам презрел их и отверг без сожаления.

Наслаждение едой, к примеру, — самое осязаемое и чувственное, но найдется ли что-либо более преходящее и мимолетное? Длится оно лишь краткое время, пока пища проходит через глотку, а как только она спускается в желудок, память о ней испаряется, ее как и не бывало! Съев откормленных лебедей, человек сыт так же, как если бы ел хлеб из грубой муки, если только наелся им до насыщения! И тем более — принимая во внимание множество болезней, которые могут прийти к человеку из-за еды, или, по крайней мере, тяжесть, обременяющую [тело] и туман, застилающий после еды его разум. Несомненно, что из-за всего этого не возжелает человек подобного «наслаждения», ведь благо его — не благо, тогда как зло его — зло. И точно так же — все удовольствия этого мира; если вдумаешься, то увидишь, что даже то воображаемое благо, которое есть в них, кратковременно, а зло, которое может из них произойти, настолько тяжело и продолжительно, что не подобает разумному человеку подвергать себя опасности ради столь небольшого приобретения. И все это очевидно.

И если человек приучит себя к постоянному размышлению об этой истине, он мало-помалу освободится из плена глупости, в котором держит его тьма материальности. Он больше не будет обманут ложными соблазнами мнимых наслаждений, презрит их и поймет, что не стоит брать от этого мира ничего, кроме того, что необходимо, как я уже писал.

Точно так же, как размышления об этом приводят к воздержанию, так недомыслие лишает этого качества, как и постоянное пребывание среди власть имущих и высокопоставленных особ, которые стремятся к почестям и умножают суету. Ведь при виде этой «важности» и этого «величия» неизбежно пробуждается вожделение. И даже если человек не позволит своему дурному началу победить, во всяком случае, войны ему не избежать, и таким образом он подвергнет себя опасности. Об этом сказал Шломо (Коэлет 7:2): «Лучше идти в дом скорби, чем в дом пира».

А лучше всего — уединение; удаляя этот мир от своих глаз, человек устраняет вожделение к нему из сердца. Говорил царь Давид, мир ему, превознося уединение (Псалмы 55:7-8): «…если бы дали мне крылья как у голубя… Удалился бы, скитаясь, жил бы в пустыне вечно». И мы видим, что пророки Элияу и Элиша ради уединения избрали местом пребывания своего горы. И древние благочестивые мудрецы, будь благословенна их память, шли по их стопам, поскольку увидели в этом наиболее действенное средство достичь совершенства в воздержании, так чтобы суета других не влекла их за собой.

Приобретая воздержание, нужно, однако, остерегаться желания внезапно впасть в крайнюю воздержанность; очевидно, что это невозможно. Нужно продвигаться постепенно: сегодня приобрести немного, завтра — добавить еще, и так до тех пор, пока человек не привыкнет к воздержанию совершенно и не станет оно его второй натурой.

Редакция благодарит рава Лейба Александра Саврасова за любезно предоставленный материал

 


Главой Бемидбар (что означает «В пустыне») открывается четвертая книга Пятикнижия, которая носит такое же название — книга Бемидбар. Эта часть Пятикнижия рассказывает о сорока годах, проведенных народом Израиля в пустыне, в условиях, совершенно непригодных для жизни человека, и о чудесах, сделавших эту жизнь возможной Читать дальше

Недельная глава «Бемидбар». Заслуги царского легиона

Рав Бенцион Зильбер

В нашей главе говорится о всеобщей переписи еврейского народа. Левиты исчисляются отдельно и по-другому, не так, как представители остальных колен. Почему?

Глава Бемидбар

Рав Исроэль Зельман,
из цикла «Книга для изучения Торы»

Любой человек существует и учитывается не сам по себе. Он принадлежит своему роду: сначала — как внук и сын, в последствии — как отец и дед.

Недельная глава Бемидбар

Исраэль Спектор,
из цикла «Врата востока»

Восточные истории, комментирующие недельную главу Торы.

Недельная глава «Насо» («Определи число»). Тора дана в пустыне

Рав Бенцион Зильбер

«Насо» — вторая глава книги «Бемидбар» — самая большая глава в Торе. Она содержит сто семьдесят шесть стихов, в числе которых — восемнадцать заповедей. Глава завершает подсчет левитов, начатый в предыдущей главе, и определяет их обязанности при переносном Храме. В заключение глава описывает дары и жертвы, принесенные главами колен при открытии Мишкана.