Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Сущность запретов, данных назиру

 

До сих пор я говорил о тонкостях одной из заповедей, но несомненно, что такие же нюансы и тонкости найдутся в каждой заповеди. Однако я буду упоминать только те, в которых обычно оступается большинство. И теперь поговорим о разврате, который тоже принадлежит к числу тяжелейших [грехов] и идет вслед за грабежом, как сказали наши мудрецы (Баба батра 165а): «Большинство [оступается] в присвоении чужого, меньшинство — в разврате…»

Так вот, тому, кто захочет очиститься от этого греха совершенно, потребуется немалая работа, поскольку этот запрет включает в себя не только действие как таковое, но и все, что приближает к нему; об этом говорит стих Торы (Ваикра 18:19): «…не приближайтесь обнажить срам». И сказали наши мудрецы, благословенна их память (Шмот Раба 15:2): «Сказал Святой, благословен Он: “Не говори: вот, запрещено мне соитие с этой женщиной, [но если] я схвачу ее — не будет греха, обниму ее — не будет греха, буду целовать ее — не будет греха”. [И далее]: сказал Святой, благословен Он: “Так же, как назир принял обет [лишь] не пить вина, а запрещено ему [также] есть виноград, как свежий, так и сушеный, жом виноградный и все, что происходит от виноградной лозы, — так же и чужой жены запрещено касаться, и всякий касающийся чужой жены навлекает на себя смерть…"”.

Сколько же мудрости мы находим в этих словах, уподобленных запретам назира, которому [несмотря на то, что главное его запрещение — пить вино] Тора запретила все, что имеет отношение вину! Это — урок, который Тора дает мудрецам, как они должны ограждать Тору, исполняя возложенную на них службу, и охранять ее заповеди. На примере назира они научатся тому, что наряду с тем, что является основным предметом запрета, нужно запрещать также и все, что подобно ему. Таким образом, посредством заповедей назира Тора сообщает нашим мудрецам, что им следует делать во всех остальных заповедях, дабы знали они, что таково желание Всевышнего. Когда [Тора] накладывает на нас тот или иной запрет, мы должны извлечь скрытое из открытого нам, запретив все близкое к явно запрещенному. И потому в отношении запретных связей [наши мудрецы] возбранили все, что является разновидностью разврата или близко к нему, каким бы из органов чувств это не совершалось, физическим действием или зрением, словами или слухом, или даже в мыслях.

А теперь проиллюстрируем сказанное словами мудрецов.

О физическом действии, то есть о прикосновении, объятиях и тому подобном, уже говорилось выше, и нет необходимости возвращаться к этому.

О грехе посредством зрения сказали наши мудрецы (Брахот 61а): ““Рука об руку — не избежит зла” (Притчи 11:21), — [это означает]: всякий передающий деньги из рук в руки [той, что запрещена ему] для того, чтобы посмотреть на нее, не избежит наказания в Гееноме”. И еще сказали (Шабат 64а): “За что потребовалось евреям того поколения искупление? За то, что блудили глаза их [вслед за] развратом…”. И еще (Брахот 24а): “Сказал Рав Шешет: “Из-за чего Писание перечислило внешние украшения вместе с украшениями нательными [в интимных местах]? Чтобы сказать тебе, что рассматривающий мизинец женщины — как будто глядит на место срама ее””. И еще сказали (Авода зара 20а): ““И остерегайся всего дурного” (Дварим 23:10), [учит тому], чтобы не смотрел человек на красивую женщину, даже если она свободна, и на замужнюю, даже если она безобразна”.

О разговоре с женщиной мы учим прямо (Авот 1:5): “Всякий умножающий разговоры с женщиной причиняет себе зло”.

О слухе сказано (Брахот 24а): “Голос [поющей] женщины подобен скрываемым местам [ее тела]”[1].

Еще о блуде уст и ушей, то есть разговорах о нем или слушании подобных речей, очень резко говорили наши мудрецы (Иерусалимский Талмуд, Трумот 1:6): “"…чтобы не увидел Он у тебя чего-либо срамного (эрват давар)” (Дварим 23:15), — “срамное” — это сквернословие и пошлость»[2]. Еще сказали наши мудрецы (Шабат 33а): «Из-за греха сквернословия приходят многие беды и новые несчастья и юноши Израиля умирают». Еще сказали (там): «Всякому, кто оскверняет уста свои, ужесточают [наказание] в Гееноме». И еще (там): «Все знают, для чего невеста входит под хупу, однако всякому, кто осквернит уста свои и скажет об этом, даже если в награду за [его заслуги за] семьдесят лет его жизни ему был вынесен добрый приговор, он обратится в обвинительный». И еще (Хагига 5б): «Даже несерьезный разговор между мужем и женой напоминают человеку в день суда».

А в отношении выслушивания этой скверны тоже сказано (Шабат 33а): «…так же [наказуем] и тот, кто слышит и молчит, как сказано (Притчи 22:14): “Ров глубокий — уста чужие, и на кого прогневается Г-сподь, тот упадет туда”». Из этого мы видим, что все органы чувств должны быть чисты от разврата и всего, что связано с ним.

И если кто-то станет нашептывать тебе, что все сказанное выше о сквернословии и пошлости имело целью лишь запугать человека и отдалить его от греха и адресовано лишь тем, в ком кровь кипит, и [потому] разговоры могут привести их к вожделению, а к тем, кто говорит просто в шутку, это не имеет отношения и им не надо опасаться, — ответь ему, что все это — доводы дурного побуждения! И мудрецы привели в доказательство слова пророка (Йешаяу 9:16): «Поэтому юношам своим не возрадуется Всевышний, и сирот и вдов не пожалеет. Ведь все льстят и злословят, и все уста сквернословят». Как мы видим, этот стих не упоминает ни идолопоклонство, ни разврат, ни кровопролитие, а только лесть, злословие и пошлость — грехи уст. И из-за них предопределено было [на Небесах]: «…юношам своим не возрадуется Всевышний, и сирот и вдов не пожалеет…». Ибо истина — в словах мудрецов наших, сказавших: сквернословие и пошлость в речи — это в полном смысле [слова] «срам и разврат» и запрещены так же, как разврат и все, что к нему относится, в дополнение к запрету собственно [развратного] действия. И, несмотря на то, что нет здесь наказания карет[3] или смертного приговора по решению суда, вещи эти запрещены как таковые, сами по себе, а не только как служащие причиной и приводящие человека к главному запрету [то есть к самому разврату]. И это подобно запретам, налагаемым [Торой] на назира, как мы упомянули выше, в приведенном мидраше.

Что же касается мыслей, о них мы уже говорили в самом начале нашей барайты (Авода зара 20б): «“И остерегайся всего дурного”, — чтобы не думал человек днем [о блуде] и не пришел к нечистоте ночью…». И еще сказали (Йома 29а): «Преступные мысли тяжелее [самого] преступления». И Писание явно говорит об этом (Притчи 15:26): «Омерзительны Г-споду мысли о зле».

Мы говорили о двух [столь] тяжких грехах, что человек очень легко находит преткновение в их многочисленных деталях и разветвлениях, из-за множества последних и сильной склонности человеческого сердца к этим грехам.

 


[1] Имеется в виду, что голос [поющей] женщины так же эротичен, как и ее тело. Поэтому во многих ситуациях слушать голос женщины так же запрещено, как и смотреть на нее.

[2] Здесь содержится намек: на Святом языке давар означает одновременно «слово» и «вещь», т.е. понятия «речь» и «вещь» являются однокоренными. Таким образом, мудрецы обращают наше внимание на сделанный Торой намек: «срамная вещь» — это не что иное, как «срамные речи».

[3]Карет буквально означает «отсечение»; имеется в виду «отсечение души» от ее корня — одно из самых суровых наказаний, предусмотренных Торой.

 

 

Редакция благодарит рава Лейба Александра Саврасова за любезно предоставленный материал

 

 


Почему люди среднего достатка нередко оказываются более щедрыми спонсорам религиозных учреждений, чем миллионеры? Притча о королевской армии, которую приводит Хафец-Хаим, полностью отвечает на этот вопрос. Читать дальше