Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Одна из уловок дурного начала, его коварство — постоянно загружать сердца людей «своей» работой, не давая им передышки, чтобы не осталось у них времени задуматься и понять, каким путем они идут

Суть его в том, что человеку следует быть осторожным в поступках и вообще во всем. Иначе говоря, размышлять о своих поступках и душевных качествах и следить за ними, хороши они или нет. Не бросать свою душу, упаси Б-г, на погибель! Не следовать бездумно своим привычкам, уподобляясь слепому во тьме, — ведь всему этому, несомненно, обязывает разум! Ибо, коль скоро наделен человек знанием и разумением того, как спастись и уберечь свою душу от гибели, мыслимо ли, чтобы он добровольно отвратил свой взгляд от избавления?! Большая низость и распущенность, чем это, просто невозможна! Поступающие так хуже скотов и зверей, которые пекутся о себе инстинктивно и бегут от всего, в чем только почуют опасность. А идущий по жизни бездумно, не размышляя, хорош его путь или плох, подобен слепцу, бредущему берегом реки: опасность для него, несомненно, огромна и беда куда ближе спасения. Ведь беззащитность естественной слепоты и слепоты добровольной, то есть сознательного зажмуривания глаз, одинакова.

Пророк Ирмеяу скорбел, видя испорченность своего поколения, слабость которого проявлялась именно в этом: они закрывали глаза на свои поступки, не задумываясь о них: стоят ли они того, чтобы их продолжать, или нужно их оставить. Он сказал (Ирмеяу 8:6): «…ни один не раскается во зле, не скажет: “что же я наделал?!”, всякий возвращается к беготне своей, словно конь[1], несущийся в бой». То есть они преследовали свои цели, влекомые привычками и наклонностями, не оставляя себе времени вникнуть в собственные поступки и душевные качества, и, как следствие, погружались в трясину зла, даже не замечая этого.

А ведь действительно одна из уловок дурного начала, его коварство — постоянно загружать сердца людей «своей» работой, не давая им передышки, чтобы не осталось у них времени задуматься и понять, каким путем они идут. Ибо ведомо ему, что, найдись у них возможность хоть немного подумать о своем пути, они, несомненно, сразу бы стали сожалеть о своих поступках, и крепло бы их раскаяние, так, что, в конце концов, перестали бы грешить вовсе. И есть в этом сходство с замыслом злодея-фараона, который сказал (Шмот 5:9): «Пусть тяготеет работа над этими людьми, и пусть занимаются ею, а не тешатся пустыми речами». Намерением фараона было не давать евреям ни малейшей передышки и, тем самым, лишить их возможности воспротивиться или замыслить что-либо против него. Напротив, он старался внести сумятицу в души евреев, постоянно взваливая на них нескончаемую работу. Таков замысел дурного начала против человека, ибо оно — «муж воинственный, искушенный в коварстве», и лишь умножая мудрость и проявляя великую осмотрительность, можно спастись от него. Об этом возопил пророк (Хагай 1:5): «…Обратите сердца ваши (то есть внимание) на пути ваши!» И Шломо сказал в мудрости своей (Притчи 6:4-5): «Не давай сна глазам своим и дремоты векам. Спасайся словно олень от руки [охотника], как птица от руки [ловца]». Также и мудрецы наши, благословенна их память, сказали (Моэд катан 5а): «Всякий проявляющий осмотрительность на своем пути в этом мире достоин увидеть спасение от Святого, благословен Он».

Ведь очевидно, что даже и заботясь о себе, человек не в силах спастись без помощи Святого, благословен Он, ибо дурное начало очень сильно, как сказано в Писании (Псалмы 37:32-33): «Выслеживает злодей праведника, алчет погубить его. Но не оставит его Г-сподь в его [злодея] руке…» Однако если будет человек заботиться о себе, то и Святой, благословен Он, поможет ему, и [так] он спасется от дурного начала. Если же не будет, то и Святой, благословен Он, не позаботится о нем. Ибо если сам человек [себя] не жалеет, то кто сжалится над ним? Об этом сказали наши мудрецы (Брахот 33а): «Всякий, в ком нет разумения, — нельзя быть к нему милосердным». И еще [об этом же] сказано (Авот 1:14): «Если не я для себя — то кто же?!»


[1] Объясняет Виленский Гаон в комментарии к «Песнь песней» (1:9): «Кобыле в колеснице фараона уподобил тебя…», — сказано «кобыла», потому что конь убивает своего всадника на войне.

Редакция благодарит рава Лейба Александра Саврасова за любезно предоставленный материал


Пророк Моше, незадолго до своей смерти, обращается к народу Израиля с напутственной речью. Эта речь продолжалась месяц и неделю — с первого Швата по седьмое Адара — и составила пятую книгу Пятикнижия, книгу Дварим («Речи»).

Начиная с этой недельной главы, Моше вспоминает ключевые события Исхода и 40-летних странствий, напоминает евреям о важности соблюдения заповедей и союза со Всевышним, дает еврейскому народу напутствие на будущие.

Читать дальше