Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Молодые люди сегодня подвержены влиянию средств массовой информации, как никогда прежде. Они находятся под сильнейшим впечатлением от таких общественных течений, как «новая мораль», от субкультуры наркотиков.

Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, пришед, не поразил земли истреблением. (Малахия, 3:23-24)

О разрыве поколений, о подростках и юношах, которые перестали общаться со своими родителями, и о родителях, утративших связь со своими детьми, говорилось очень много. Разлад между поколениями — явление отнюдь не новое. 2400 лет тому назад о нем говорил Сократ, и с тех пор тема это периодически всплывала на поверхность общественных споров. Причина разлада совершенно очевидна: в шестнадцать или двадцать лет человек видит мир совсем иначе, чем в сорок или пятьдесят. У каждого возраста свои идеалы и свои проблемы. Разрыв поколений будет существовать всегда.

До наших дней разрыв поколений не имел далеко идущих последствий, поскольку дети росли в условиях, весьма сходных с теми, в каких росли их родители. Взрослея, дети обнаруживали, что они переняли духовные ценности своих родителей. Разрыв поколений не представлял собою серьезной проблемы, так как речь не шла о разрыве в преемственности духовных ценностей. Сегодня положение изменилось. Среда, в которой растут наши дети, не имеет почти ничего общего с той, в которой росли их родители. Поколение сегодняшних родителей росло, ничего не зная о столь обыденных ныне вещах, как телевидение, реактивные самолеты, атомные бомбы, лазеры, компьютеры, безличные номера удостоверений личности или движения за права человека. Молодые люди сегодня подвержены влиянию средств массовой информации, как никогда прежде. Они находятся под сильнейшим впечатлением от таких общественных течений, как «новая мораль», от субкультуры наркотиков. Эти два мира столь несхожи между собою, что наша молодежь считает практически невозможным перенимать духовные ценности своих родителей. Проблема не столько в разрыве поколений, сколько в разрыве духовной преемственности.

Эта проблема особенно остра для еврейских семей, в которых родителям не удалось привить своим отпрыскам почтение и любовь к еврейским духовным ценностям. Пытаясь убедить детей жить в соответствии с еврейским учением, родители обнаруживают, что обращаются к стенке. Когда же они допустили роковую ошибку? Они допустили ее тогда, когда заставляли своих детей проводить по шесть часов в неделю в еврейской школе, а сами ленились хотя бы час провести в синагоге. Своим поведением они как вы внушали детям: «Делайте так, как мы говорим, а не так, как мы поступаем». Казалось, иудаизм — это для детей, а вовсе не для взрослых. Когда родители не воспринимают религию всерьез, их дети остаются без той могучей поддержки, которую способна оказать наша вера, и ходят по натянутому канату, вместо того, чтобы идти широкой, ровной дорогой иудаизма.

Человек, растущий сегодня, сталкивается со множеством серьезных проблем; ему постоянно предоставляются новые возможности проявить независимость и ответственность, для которых необходима душевная зрелость. В поисках ориентира он или она вступают в тесные контакты с другими людьми; некоторые из этих контактов могут привести к замечательным результатам, другие могут оказаться весьма опасными и болезненными. Иногда приходится делать выбор, принимать важные решения, связанные с тем, чтобы идти против толпы. Иудаизм может дать юной личности уверенность, необходимую для того, чтобы выдержать давление, с которым юноша или девушка непременно столкнется. Присущие иудаизму устойчивые нормы поведения, основанные на глубоком понимании человеческой природы, его глубокие ответы на вопросы, которые ставит жизнь, могли бы помочь молодому человеку выстоять перед натиском современного общества.

Молодые люди отличаются особым неприятием фальши; они мгновенно реагируют на пошлость и плоскость мысли, как бы они ни были замаскированы. В то же время они открыты новым, свежим идеям и готовы принять мир честно и с достоинством. Они хотят знать, что происходит в жизни на самом деле и называть вещи своими именами. Они видят в жизни огромную радость и прекрасно умеют эту радость выражать.

Наша молодежь обладает таким значительным и незамутненным потенциалом к возрождению преемственности иудаизма, какого, несмотря на весь опыт, никогда не было у поколения родителей. Мы живем в мире, где люди неустанно ищут себя. Если наша молодежь сможет преодолеть разрыв в преемственности, эти юноши и девушки осознают себя евреями. А осознав себя евреями, они найдут себя и как человеческие существа вообще. Мы мечтаем о том дне, когда это произойдет, ибо в этот день иудаизм станет чем-то таким, о чем мы не смеем мечтать даже в самых смелых своих фантазиях.