Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Молитва «За чудеса» читается в Пурим в молитве Шмоне Эсре и в послетрапезном Благословлении (Биркат а-мазон).

Если посчитать количество слов в тексте оригинала молитвы «аль а-нисим», которую читают в Пурим, получится 68 слов — число 68 обозначается на иврите буквами חס, образующими слово «хас» — жалеть. Здесь можно увидеть намек на то, что Всевышний нас пожалел.

Везде, где вы встречаете 68 — это милость. Если рассмотреть еще глубже, 68 — это также гематрия слова «жизнь». Значит, Всевышний даровал нам жизнь в дни Мордехай и Эстер.

За чудеса, за избавление, за проявление силы, за спасение, за войны, что Ты вел (для) наших предков в те дни, в это время.

В дни Мордехая и Эстер в столице Шушан, когда встал над ними Аман-злодей, хотел истребить, убить и погубить весь еврейский народ, от подростка до старика, детей и женщин, в один день, в тринадцатый день двенадцатого месяца, он же месяц адар, и все их имущество разграбить. Но Ты своей великой милостью отменил его совет, и испортил его замысел, и вернул ему на его голову то, что он задумал, и повесили его и детей его на дереве.

)וְ(עַל הַנִּסִּים וְעַל הַפֻּרְקָן וְעַל הַגְּבוּרוֹת וְעַל הַתְּשׁוּעוֹת וְעַל הַמִּלְחָמוֹת שֶׁעָשִׂיתָ לַאֲבוֹתֵינוּ

בַּיָּמִים הָהֵם בַּזְּמַן הַזֶּה.

בִּימֵי מָרְדְּכַי וְאֶסְתֵּר בְּשׁוּשַׁן הַבִּירָה כְּשֶׁעָמַד עֲלֵיהֶם הָמָן הָרָשָׁע בִּקֵּשׁ לְהַשְׁמִיד לַהֲרוֹג וּלְאַבֵּד אֶת כָּל הַיְּהוּדִים מִנַּעַר וְעַד זָקֵן טַף וְנָשִׁים בְּיוֹם אֶחָד בִּשְׁלֹשָׁה עָשָׂר לְחֹדֶשׁ שְׁנֵים עָשָׂר הוּא חֹדֶשׁ אֲדָר וּשְׁלָלָם לָבוֹז וְאַתָּה בְּרַחֲמֶיךָ הָרַבִּים הֵפַרְתָּ אֶת עֲצָתוֹ וְקִלְקַלְתָּ אֶת מַחֲשַׁבְתּוֹ וַהֲשֵׁבוֹתָ לוֹ גְמוּלוֹ בְרֹאשׁוֹ וְתָלוּ אוֹתוֹ וְאֶת בָּנָיו עַל הָעֵץ:

«За войны» — «войны» во множественном числе. Если мы говорим о Хануке — это понятно, было очень много войн, но разве во времена Мордехая и Эстер были какие-то «войны»? Ведь вся «война» была только два дня?! В качестве простого ответа можно сказать, что во всех городах была война только в тринадцатого адара, а в столице Шушан было два дня войны — тринадцатого и четырнадцатого.

Но если рассматривать глубже, то можно найти, что было три уровня войны: была физическая война, которая началась тринадцатого адара и закончилась четырнадцатого, когда евреи физически воевали против тех, кто хотел их уничтожить. Также велась дипломатическая война — когда Эстер ходила ходатайствовать к царю, и была еще война духовная, когда Мордехай попросил всех евреев собраться, чтобы молиться и учить Тору, чтобы все евреи объединились и исправились.

«…В те дни, в это время» — Маараль пишет, что каждое время года имеет свою особенность.

Пурим — это время, когда Всевышний наказывает тех, кто хочет нас уничтожить. Даже в наше время, когда наблюдается абсолютно явное сокрытие лица Всевышнего, за последние семьдесят лет мы уже дважды видели, что это произошло именно в Пурим: Сталин хотел уничтожить еврейский народ, и Саддам Хусейн, который не только хотел, но даже ясно об этом сказал. Первый получил кровоизлияние в мозг в сам Пурим, и война второго в Персидском заливе закончилась в Пурим, хотя за два дня до этого Америка объявила, что война еще будет длиться долго.

Поэтому говорится не только «это было в те дни», но и «в это время»: каждый год в это время года у врагов еврейского народа, которые хотят уничтожить его, происходит крушение. И раскрыли особенность этого времени года Мордехай и Эстер.

«В дни Мордехая и Эстер» — когда говорится «в дни такого-то и такого-то», это значит, что они были лидерами еврейского народа. И Мордехай, и Эстер — и мужчина, и женщина были вождями этого периода. В нашей истории очень редко случается, что женщина становится вождем еврейского народа. Это было во времена Мордехая и Эстер, а также так написано про Двору и Яэль.

Написано «в дни Яэль» (Судьи 5:6) — Была очень тяжелая война на уничтожение еврейского народа.

Есть война, которая называется «разрешенная война», на такой войне женщина не имеет права воевать. У нас даже есть запрет на то, чтобы женщина носила на себе оружие. И не только женщина, но и любой мужчина, который женился или построил дом, и с тех пор не прошел год, или который посадил виноградник, и еще не прошло четырех лет с момента, как он его посадил, не участвует в такой войне. Если какой-то мужчина не хочет воевать, он может просто каждый год достраивать свой дом или сажать каждые три года виноградник, и по еврейскому закону его нельзя будет призвать на такую войну.

Но есть война, которая называется «заповеданная война», и обычно в такой войне участвуют не только все мужчины, но и женщины. По выражению Мишны (Сота 8:7), на такую войну должны идти даже «жених из своей комнаты и невеста из-под хупы». Не только обычная женщина, а даже невеста.

«Заповеданная война» — это война против Амалека, завоевание Земли Израиля и война, которую начинают, когда есть опасность для жизни еврейского народа. Во времена Яэль был период опасности для жизни еврейского народа.

Есть два вида женщин, сыгравших большую роль в еврейском народе. Есть праматери — Сара, Ривка, Рахель и Лея — они породили еврейский народ. А есть женщины, которые никого не породили, но благодаря которым еврейский народ продолжает существовать. И это — Яэль и Эстер, женщины, которые спасли еврейский народ. Когда женщина рожает, дает человеку жизнь, это очень красиво, и все ею восхищаются — она сделала что-то новое! А содержать — это не что-то новое. И такие женщины обычно меньше ощущают, насколько они великие. Поэтому Двора в своей Песни так восхваляет Яэль. «Из женщин в шатре пусть она будет благословенна», под «женщинами в шатре» подразумеваются праматери. Эти слова можно понимать или как «пусть праматери ее благословят» или как указание на то, что она достигла большего, чем праматери. Потому что праматери нас родили, а она сохранила. Мидраш говорит: кому бы это помогло, что нас родили, если бы не Яэль и Эстер, которые нас спасли. И так же спасать и воевать — это отнюдь не женское дело, в отличие от сидения «в шатре». Когда же человек вынужден делать что-либо, совершенно не свойственное его натуре, ему это намного тяжелее. То, что надо было сделать Эстер — пойти к Ахашверошу и ходатайствовать за еврейский народ, ей самой было очень неприятно и намного сложнее. Заслуга подобного поступка гораздо выше, чем остальных.

«В столице Шушан». Началось все, однако, во время Невухаднецара, в Вавилоне, когда он поставил статую идола, чтобы все ей поклонялись, и хотя евреи поклонились ей, они сделали это из страха. Последней же каплей стало участие евреев в пире Ахашвероша, устроенного в столице Шушан в честь того, что Храм более не будет отстроен. И тогда вышел приказ о уничтожении всего еврейского народа. Но так как они поклонялись «как будто», не веря в идола, а из страха, решение об уничтожении еврейского народа тоже было принято «как будто». Всевышний наказывает нас точно в той же мере, в какой был совершен грех. Вы только сделали вид — Я тоже только сделаю вид. А потом все было снято.

Но прежде Всевышний сделал так, что «встал над ними Аман-злодей». В призме Торы у каждой нации есть своя задача в мировой истории; задачей персов и Амана было помочь построить Второй Храм. Пришло время строить второй Храм, а евреи были не готовы, и даже не заинтересованы ни в чем. Была возможность приехать в Израиль — никто не приезжает, только какая-то маленькая часть. Для того, чтоб построить Храм, мы должны быть объединены, а евреи были разъединены, все имели свою политику, были разделены на партии. Тогда Всевышний послал Амана, о котором говорится «притеснитель всех евреев». На иврите «цорер» — притеснитель — от слова «цар», неприятность. Но это же слово «цар» имеет другое значение — узкое, связанное. «Црор» — связка. Получается, что Аман взял и связал, объединил всех евреев. Он конечно, не имел такого намерения, но сделал нам то, чего не смог сделать никто другой. И он даже получил за это награду — его потомки приняли еврейство, и у нас есть предание в Талмуде (Гитин 57б), что они учили Тору в Бней Браке.

Мидраш говорит, что если у человека потерялась монета, и бедняк ее нашел — потерявший получает за это определенную награду, так как в какой-то мере он стал причиной для чего-то хорошего. И поэтому Аман, хотя, конечно, не имел в виду ничего хорошего, все же как-то получилось, что из-за него это хорошее произошло.

Когда «Ахашверош взял и снял перстень, передал Аману», то все евреи стали сразу молиться и искать пути исправления своих поступков. Сорок восемь пророков обращались к евреям, чтобы те исправились, не помогло. Семь женщин-пророчиц говорили — не помогло. Но как только Аман получает перстень, что происходит со всеми евреями? Мы все меняемся.

Наверху было принято решение восстановить Храм, и Кир дал разрешение его строить, но евреи были духовно не готовы, разрознены. Тогда персы остановили строительство Храма на 18 лет, как раз в это время происходили события, записанные в Свитке Эстер. Когда уже что-то начато, а потом это останавливают, продолжить потом тяжелей, потому что кажется, что была возможность и ее не использовали, и теперь больше ничего не будет.

Написано, что перед приходом Машиаха, если евреи будут иметь заслуги, то будет все хорошо. Но если уже придет время избавления, а евреи, не дай Бог, будут разрознены, и не будут иметь достаточно заслуг, то Всевышний поставит царя-злодея, подобного Аману, и он заставит всех евреев объединиться и исправиться.

Но есть разница: Аман все же не был царем, а только советником и министром. И какой бы не был тогда тяжелый момент, евреи все-таки знали, что можно пойти к царю и попытаться этого министра обойти. А когда это сам царь? Тут уже не к кому обратиться.

Дай Бог, чтобы мы не должны были попасть в такую ситуацию!

Персы[1] уже, как мне кажется, приготовились исполнить свою миссию, и очень рвутся к этому. Но дай Бог, чтобы достаточно было только их голоса — «мы готовы, мы готовы».

Вышесказанное о разрозненности не значит, однако, что мы все должны быть однотипными, наоборот, даже хорошо, что все мы совершенно разные. Но что важно? — Следует уметь уважать ближнего, даже если у нас разные мнения, это не должно мешать нам уважать один другого и быть в мире друг с другом. Скажем, ученики Илеля и ученики Шамая имели абсолютно разные мнения о многих законах, вместе с этим они ели один у другого и роднились семьями.

Аман «хотел истребить, убить и погубить весь еврейский народ, от подростка до старика, детей и женщин, в один день».

На иврите «леашмид» обычно означает духовное уничтожение, «лаарог» — убить, это физическое уничтожение.

Аман является отцом идеологии антисемитизма. Есть антисемитизм, который проявляется просто — без философии, без подоплеки, без объяснений. Аман же стал первым, кто попытался письменно обосновать антисемитизм, доказать, почему надо ненавидеть евреев, чем евреи так плохи. Аман это написал намного раньше «Протоколов сионских мудрецов»[2]. И у нас сохранилась его теория, его письмо[3].

«Истребить» — это приказ о том, что все еврейские законы запрещены к соблюдению.

«Убить» — это о том, что будет через одиннадцать месяцев: всех евреев уничтожить.

«Погубить» — это относится и к имуществу — все имущество евреев будет отдано на разграбление. Но также это относится и к духовной жизни: ведь если евреи целых одиннадцать месяцев не будут соблюдать законы, — когда он их убьет, что произойдет с их душой? Она будет потеряна духовно. И не останется ничего ни от евреев, ни от иудаизма — ни материального, ни духовного наследия. Так объясняет Хатам Софер.

Аман хотел, чтобы от евреев не осталось никакого имущества. Даже не собирался сделать хотя бы музей на память о них, а велел все разграбить. Одно из объяснений, почему Аман так сделал — чтобы повысить мотивацию убивать евреев, даже те, кто не хотят их убивать, будут заинтересованы убить для своей экономической выгоды.

Виленский Гаон пишет, что Всевышний дал нам законы Пурима соответственно этим желаниям Амана.

Аман хотел уничтожить духовность еврейского народа — поэтому у нас есть заповедь читать «Свиток Эстер» — это духовная вещь, занятие Торой.

Хотел уничтожить наше имущество — у нас есть заповедь давать подарки бедным.

Хотел убить, уничтожить наше тело — поэтому у нас есть заповедь устраивать трапезу.

А еще он хотел уничтожить наш дух — поэтому в Пурим есть заповедь радоваться. А когда человеку тяжело радоваться, что ему делать? Нужно выпить вина чуть-чуть.

«В тринадцатый день двенадцатого месяца, он же месяц адар». От Исхода евреев из Египта и до постройки второго Храма все названия еврейских месяцев были только численные. Мы вышли в месяце нисане — это «первый месяц», следующий — «второй» и так далее до двенадцатого месяца. В Торе все названия месяцев только численные, например, про Йом Кипур написано: «в седьмой месяц, десятого числа» (Ваикра 16:29). Называя месяца по их порядку от того месяца, когда вышли из Египта, мы выполняем заповедь помнить об Исходе.

И так это было до разрушения первого Храма[4].

Но когда евреи вышли из Вавилона и Персии, и началось строительство Второго Храма, они захотели как-то отметить, что они снова избавлены, и позаимствовали у вавилонян названия имен месяцев. Эти названия нееврейские, в основном халдейские имена и частично персидские. События Свитка Эстер произошли как раз в период перехода от численных названий месяцев на именные, поэтому и написано: «в тринадцатый день двенадцатого месяца, он же месяц адар». Помним, что было, когда мы вышли из Египта, но также будем помнить, что возвращаемся назад в Израиль.

Праздник называется Пурим, Пур на персидском — «жребий». Пурим — множественное число, два жребия. И Аман, и Амалек — вся их философия в том, что в мире все случайно. Аман бросал жребий — в какой день уничтожить еврейский народ, и выпало у него тринадцатое адара. Но мы знаем, что факт выпадения жребия именно на адар — не случаен, а это — рука Всевышнего. Поэтому даже в названии праздника есть издевательство над Аманом. Мы называем его «Пурим» — два жребия. Это твой жребий, но по-настоящему твой жребий — это также жребий наш.

«…И все их имущество разграбить. Но Ты своей великой милостью отменил его совет, и испортил его замысел и вернул ему на его голову то, что он задумал, и повесили его и детей его на дереве».

Объясняет Маараль (Беэр а-гола, часть вторая, глава вторая), что в этом мире есть два вида наказаний, которые человек может получить:

Первое — наказание еврейского суда за совершенное действие (нарушение). Это наказание с позиции истинности Торы, качества Суда. Не всегда прослеживается связь между совершенным действием и полученным наказанием. За различные действия может быть предусмотрено одинаковое наказание. Данное наказание возможно, только когда полностью выполнены все необходимые условия (свидетели, предупреждение и тому подобное). За отсутствием какого-либо фактора невозможно вынести такое наказание.

Второе — когда задуманное действие не претворилось в жизнь, предусматривается также наказание за сами мысли о совершении преступного действия, но это уже наказание с Небес. Это подобно резиновому мячу, брошенному в твердую стену. Поскольку стена не может принять мяч в себя, мяч с такой же силой отскакивает к тому, кто бросил его. Так и преступный замысел (который не был воплощен в жизнь) оборачивается против самого злодея.

В данном случае есть четкая связь между задуманным и наказанием. Как с отскакивающим мячом, злодей получил наказание посредством того, что он задумал. Именно поэтому Аман, злодейский план которого не был воплощен в жизнь, получил наказание за сами мысли и побуждения, через своей же план. Например, задумав повесить Мордехая на специально приготовленном дереве, он был сам повешен на нем вместе со своими детьми и т. п. Как сказано: «и испортил его замысел и вернул ему на его голову то, что он задумал, и повесили его и детей его на дереве».


[1] Сегодня это Иран.

[2] ​ «Протоколы сионских мудрецов» — сфальсифицированный ​антисемитский​ сборник текстов о вымышленном всемирном заговоре евреев, впервые опубликованный на русском языке в 1903 году. В текстах излагаются планы завоевания евреями мирового господства, внедрения в структуры управления государствами, взятия неевреев под контроль, искоренения прочих религий. «Протоколы сионских мудрецов» играют важную роль в теории «жидомасонского заговора». Существуют многочисленные доказательства (в печати, в суде и в независимых исследованиях), что они являются фальсификацией. Несмотря на это, за свою историю существования «Протоколы» переиздавались многомиллионными тиражами и были переведены на многие языки мира.

[3] Подробный текст приведен в комментарии к Свитку Эстер.

[4] Единственное исключение — там, где описывается строительство Первого Храма во времена царя Шломо, упоминаются названия месяцев, но там есть особая причина.